Опубликовано: 27 января 2014 19:19

АПОКАЛИПСИС ДУШИ

Вот, диавол будет ввергать

из среды вас в темницу,

чтобы искусить вас,

и будете иметь скорбь дней десять.

Будь верен до смерти,

и дам тебе венец жизни.

                                 ИОАНН БОГОСЛОВ

 

 

Странное время окружает нас. Вроде живём мы с огромной скоростью, а впечатление такое – что застыли в каком-то оцепенении. Кругом всё бурлит: где-то грохочут стройки, перемежаясь с грохотом террористических взрывов; где-то кипят идейные страсти, в промежутках между разнузданными гламурными вечеринками; где-то горят учёные споры, иногда прорываясь сквозь весьма специфический юмор попсовых звёзд…

А результат?..

Нас продолжают взрывать, используя последние научные достижения, после каждого взрыва мы продолжаем заливисто ржать под аккомпанимент шуток о муже, нежданно вернувшемся из командировки, и завистливо расширяем зрачки, восторгаясь, каким образом очередная светская львица зарабатывает свои миллионы. А в перерывах между передачами о взрывах, насилии и светских междусобойчиках мы, округлив от ужаса зрачки, слушаем “правдивые” истории, состряпанные на деньги торговых сетей об Апокалипсисе. На следующий день бежим в церковь, чтобы поставить свечку во славу нас, так горячо нами любимых, а затем возвращаемся на круги своя, продолжая восторгаться своею собственной мерзостью.

 

А ведь торговые сети не так уж и неправы. Апокалипсис действительно грядёт невиданными темпами. И зреет он в душах наших, исковерканных нами же самими.

А что же собственно с нами такое произошло? Почему на нас свалилось сразу так много несчастий? И чему мы так демонстративно радуемся?

Что за глупые вопросы? – возмутятся многие. Мы уже давно знаем цену счастья: надо радоваться каждому дню, брать всё, сейчас и сразу и не класть “яйца” в одну корзину - вот и вся недолга. А остальным заморочиваться не стоит: кто-то в нищете – слава Богу, не мы; кого-то взорвали – а мы сидели дома у телевизора и жутко переживали, нервно пережёвывая жвачку или прихлёбывая пиво; рухнула плотина, погибли люди – но разве хоть кто-нибудь может быть виноват? Ведь она рухнула не из-за нас, а от старости. Мы-то здесь причём?

Мы повсеместно воруем, разрушаем, убиваем, травим, загрязняем… И всё это во имя нашего главного идола – мы делаем Бизнес. А если по-простому – делаем Деньги! На всём, на чём можно. На стариках, на детях, на нашем собственном будущем и будущем грядущих поколений. Мы разрушаем всё вокруг себя, а главное – собственные души, лишь для того, чтобы урвать лишнюю горсть бумажек, желательно зелёного цвета.

И очень, очень много говорим о том, что надо сделать, но с величайшим упорством не делаем, потому что это невыгодно с материальной точки зрения. Все эти бесчисленные ток-шоу, честные понедельники, вторники, четверги и детективы, и прочая, и прочая, обсуждают всё, что угодно, кроме сердцевины проблемы, кроме смысла всего происходящего, ибо средоточие всех наших бед – сверхъестественные корыстолюбие и стяжательство, проросшие внутри нас за очень короткое время. И эта зараза поразила каждого из нас. Нищий готов убить своего же собрата, чтобы захватить собранную им толику. Молодые и сильные с чувством незыблемой правоты нападают на стариков для завладения их боевыми наградами или другим нехитрым скарбом. Люди, называющие себя строителями, уворовывают столько из отмеренного на стройку, что о строительстве чего-либо достойного не может идти и речи. Государственные служащие обирают всех, до кого могут дотянуться их корыстные руки. Служители правопорядка по чёткой таксе не только пропускают, но, в ряде случаев, сопровождают террористов к местам террористических актов. Армейские чины с чистой совестью, но за определённую мзду, снабжают террористов оружием, взрывчаткой, средствами связи, которые ещё не поступили на вооружение даже самой армии. О какой антитеррористической борьбе в таких условиях может идти речь? О каком правопорядке можно говорить в условиях той ужасающей коррупции, то бишь - тотальной коммерциализации, которая опутала святая святых государства – властные структуры практически на всех уровнях.

В конце восьмидесятых - начале девяностых годов мы затрачивали огромные усилия на коммерциализацию всего и вся: производства, земли, космоса, государственных структур… Мы добились на этом поприще выдающихся успехов. В коммерцию были втянуты все. Сейчас у нас не осталось вообще ничего, что не было бы так или иначе кровно связано с коммерцией, в том числе многие силовые структуры, правоохранительные органы, органы юстиции, вооружённые силы… К наступившему веку мы как-то незаметно коммерциализировали все государственные структуры…

Нет, есть у нас ещё честные люди, с болью воспринимающие эту данность. Но с каждым годом их становится всё меньше и меньше. Они вытесняются из Системы коммерческой коррупции.

 

Бывший президент Медведев правильно сказал, что коррупция стала системообразующим фактором нашей жизни. Но, если есть понимание этого, должно быть и понимание того, что без ликвидации этого зла невозможна борьба, ни с наркомафией, ни с извращениями, ни с насилием, ни с безответственностью, ни с бюджетным воровством… Если не вырезать эту опухоль, опутавшую метастазами даже “мозг” государства – всё закончится вполне закономерно, поскольку в таких условиях государственное строительство, как создание системы отношений, невозможно в принципе, потому что сложившаяся система отношений порочна в своей основе – она пожирает саму себя и всё вокруг себя. Часть опухоли вырезать не имеет смысла. Надо вырезать ВСЮ - до чистой ткани.

Можно сколько угодно совершенствовать законодательство, но без создания действенной, работающей в жизни системы права, которая ЛЕЧИТ болезнь, а не ЗАМАЗЫВАЕТ её симптомы, мы никуда не сдвинемся. До тех пор, пока законодательный процесс не будет заканчиваться скрупулёзной проработкой механизма применения закона ПО СУЩЕСТВУ ПРОБЛЕМЫ, мы останемся в системе виртуальных координат, оторванной от реальной жизни. Законы у нас не действуют не потому, что они плохие, хотя и плохих законов у нас хватает, а потому что они создаются не для того, чтобы они лечили болезни, а для обозначения реакции на выборочные симптомы. Во всяком случае, создаётся именно такое впечатление после изучения правоприменительной практики. Ведь не так редко в ходе исследования серьёзных нарушений законодательства можно с удивлением услышать весьма странные заявления некоторых высокопоставленных функционеров, допустивших эти нарушения, после того, как их вводят в курс нашей реальной повседневной жизни – они удивлённо расширяют глаза, затем отводят их в сторону и отвечают, что такого быть не может в принципе, поскольку в законе этого нет. Что тут скажешь? Чистой воды фарисейство. Или наши глубокоуважаемые олигархи. Ведь позволяет им совесть, хотя в этом контексте говорить о совести просто смешно и наивно, выступать прилюдно и заявлять по поводу благотворительности: а что вы хотите от олигархов, у них и так денег нет, вот, если бы государство подкинуло нам деньжат, то мы бы часть этих государственных денег, то есть денег граждан, могли бы куда-нибудь пожертвовать. А наши ещё более уважаемые нефтяники. Спросите их,  почему они сравнивают Россию со Швейцарией, когда говорят о ценах на топливо на внутреннем рынке России? Ведь Швейцария нефть не добывает, она её покупает на международном рынке по мировым ценам, поэтому и цены у неё мировые. Почему они не сравнят эти цены, например, с ценами на внутреннем рынке Саудовской Аравии, которая, как и Россия, добывает нефть и продаёт её другим, но на её внутреннем рынке цена топлива лишь немного превышает издержки на добычу нефти и производство топлива, что в разы ниже мировых цен? Почему Саудовские власти не говорят о мировой цене на нефть и топливо на внутреннем рынке? А потому, что цена на топливо на внутреннем рынке, входит в цены практически всех произведённых в стране продуктов, напрямую влияет на конкурентоспособность, а, стало быть, и на развитие промышленного производства, независимо от того, частное оно или государственное, а главное - на цены внутри страны на все виды продуктов, укрепляя социальную стабильность. А для России разве не нужно развивать своё производство, повышать конкурентоспособность своих товаров хотя бы на внутреннем рынке, предоставлять качественные услуги за нормальные деньги для своих граждан?

Нам дают прилюдные, как бы, ответы, как бы, на эти вопросы – у этих людей нет совести, у бизнеса не хватает ответственности, надо ужесточить наказание, надо создать дополнительные надзорные органы… Создаются высокие комиссии. На место выезжает высокое руководство и решает проблемы “в ручном режиме”. Президент даёт указание:  сколько тысяч рублей нужно отрядить родственникам жертв…

Определённый смысл в этом есть, но если говорить серьёзно:

Почему люди “без совести” при наличии неистребимых нарушений продолжают “работать” и получать огромную прибыль годами, а то и десятками лет? Что, об этих нарушениях никто не в курсе? Как только вскрываются подобные нарывы, оказывается, что вся власть, как минимум местная, об этом “ни сном, ни духом”.

Почему, например, после получения сигнала о последних готовящихся взрывах в метро в Москве не были задействованы все необходимые меры, как минимум, к мониторам слежения за ситуацией не были посажены специалисты, знающие, по каким признакам можно определить террористов? Почему ограничились обследованием кинологом лишь одной станции метро, разве речь шла о взрыве именно на этой станции? Нет планов реагирования на такие угрозы? Нет специалистов в этой области? Или речь идёт об элементарной безответственности, поскольку лишняя нагрузка отвлекала от бизнеса?

Почему в Перми, в нарушение всех правил и здравого смысла, разрешили построить вместо клуба потенциальную печную топку? Те, кто давал разрешения, не знали об этом?

Почему у нас падают самолёты и вылетают турбины из своих гнёзд? Разве руководители, инженеры, осуществляющие их обслуживание и ремонт, не видят, что детали, поступающие на замену исчерпавших свой ресурс, такого же качества, что и вышедшие из строя? Разве нечистые на руку “предприниматели” не покупают “старьё” у тех же авиакомпаний, которым его же и поставляют как качественное? Разве в учредителях таких, с позволения сказать, “поставщиков” в большинстве случаев не стоят те или иные руководители этих самых компаний, закупающих этот самый, как потом “неожиданно” оказывается, “контрафакт”?

Но самое главное и интересное – всё это открывается только тогда, когда сотни жизней уже принесены на алтарь прибылей конкретных лиц, облечённых властью. А до этого, ни-ни! “Ни сном, ни духом”! Годами!

События в Кущёвской и Гусь-Хрустальном лишь приоткрыли завесу над тем, что происходит по всей стране в каждом её закутке. Сращивание местных властей с криминалом не случайность, а закономерность сегодняшней жизни – это БИЗНЕС, причём, весьма прибыльный, поскольку издержки при такой его организации сводятся почти к нолю.

Случайно вскрылись, поскольку их долгие годы никто и не собирался вскрывать, лишь два нарыва. А сколько осталось?

 

Мы живём странной виртуальной жизнью, в которой жертвы жесточайшей звериной борьбы за барыши остаются там, за пределами экрана монитора. Нам достаточно перезагрузить компьютер – и всё возвращается к началу… В этой протекающей по законам дикой природы борьбе обычно побеждают те, у кого положительные природные качества подавляются склонностью к эгоизму, применению любых средств для достижения поставленных целей и использованию результатов в собственных интересах.

Мы как-то забыли, что единство сознания, умения и совести в качестве высшего уровня совершенства человека нашло свое отражение в христианском учении о единстве бога-отца (носителя сознания - знания), бога - сына (носителя умения реально творить и переживать) и святого духа (совести). И знаменательно, что в теологическом смысле для дьявола, этого антибога, характерно отсутствие именно святого духа, поскольку его ум и умение не уступают аналогичным качествам Бога. В этом смысле Дьявол - это бессовестный бог. Человек с самыми высшими творческими и трудовыми возможностями, но лишенный совести - даже не животное, а человекоподобный дьявол.

Как-то я разговаривал с опытным строителем, ведущим этот бизнес со времён перестройки. Разговор был откровенным, поскольку меня ему “порекомендовали”. Разговор зашёл об инновационных материалах: неужели нет более долговечных изолирующих материалов для строительства? В качестве примера привёл ему материал, на который производитель даёт гарантию сто лет. Он внимательно выслушал меня и улыбнулся. “Вы очень наивный человек, - мягко сказал он так, чтобы меня не обидеть, - Кому нужен материал с гарантией на сто лет? Основную прибыль в строительстве получают не от возведения объектов, а от их ремонта”. Он не ответил на мой второй наивный вопрос: “Это значит, что сразу строят с учётом будущих прибылей?”, и продолжил: “Причём, срочный ремонт стоит раз в десять дороже планового”. Я понимающе кивнул головой, хотя для меня это откровение было весьма неожиданным и страшным (я понял, почему у нас тянут с ремонтом до тех пор, пока всё не рухнет). “Но даже, если вам удастся найти того, кто согласится провести эксперимент с внедрением нового материала, - продолжил он, - перед ним встанут весьма серьёзные проблемы. Цепочки поставок уже отработаны, “поляна” уже поделена. Если он откажет какому-то поставщику, и возьмёт ваш материал – к нему придут люди и спросят: Плохо тебе было с нами? А вот теперь будет плохо!” Как говорится – комментарии излишни!

 

У нас наблюдается потрясающий “прогресс” в стимулировании экономики. Аморальные стимулы производства как-то незаметно для нас вытеснили моральные. За относительно короткий срок у нас создана весьма специфическая атмосфера бизнеса. Деньги - любой ценой. Успех - любыми средствами. Деньги стали наивысшей ценностью во всём и везде. Ради них травят. Ради них убивают. Ради них умирают. Ради них продают и предают. Ради них идут на любые подлости. Страна разделилась на “умеющих жить” и “лохов”. Разница между ними – уровень жлобства и совести. У первых – жлобство зашкаливает, а совесть за ненадобностью  атрофировалась полностью. Разворовываются целые отрасли хозяйства и бюджет страны (какой смысл в обсуждении расходных статей Бюджета, если по расходам он выполняется на уровне, близком к 50%!). В этом жестоком и прибыльном “бизнесе” участвуют государственные служащие целых подразделений исполнительных и законодательных органов. Отъём собственности и денег у слабых поставлен на поток. Лишь единицы из шакалов, ведущих такой “бизнес”, подпадают под действие Закона. Большинство “успешных” в этом бизнесе процветает, и Закон претензий к ним не имеет – обманули, но по Закону.

Себя не жалко ради такого “счастья”, чего уж жалеть других! О какой ответственности, тем более социальной, в этих условиях может идти речь, о каком развитии экономики государства?

 

Но ведь такие люди откуда-то появились! Значит, были условия, которые стимулировали деградацию homo в эту животную сторону!

И здесь мы переходим к самому главному, о чём много говорят, но эти разговоры ни к чему не ведут. Они скорее маскируют реальную проблему, чем очерчивают её. Я предвижу, какой поднимется вой “либеральной прогрессивной общественности”, ведь речь идёт о “святая святых” управления человеческой особью, - о “свободе слова”.

Вы не обратили внимания на то, что под разговоры о свободе слова, информацию для газетных полос и эфира наиболее развитых средств массовой информации разделили на “формат” и “неформат”?

В “формат” попали кровь и страдания, катастрофы и крушения, попса и развлекательные программы, оглупляющие людей до уровня обезьян, объевшихся дуриана, и много, много голых женщин и секса. Не любви, а именно секса, который ни к чему не обязывает и напоминает что-то среднее между шикарным обедом в ресторане и ковырянием зубочисткой в зубах после застолья.

В “неформат” попало всё, что хоть как-то затрагивает душу, совесть, воспевает высокие человеческие отношения, заставляет задуматься о том, как ты живёшь и ради чего.

Безусловно, есть публикации и передачи, пытающиеся противостоять разгулу жлобства и бездуховности. Но они тонут в мутном потоке распущенности, завёрнутой в блестящую и привлекательную обёртку. Нам лицемерно говорят – не смотри. Но для этого надо вообще потерять зрение и слух, потому что эта клоака лезет во все щели, разливается всюду от всевозможной рекламы, до “философических” экзерсисов “утончённых интеллектуалов”. Вся “развлекаловка” построена на этом. Шутки “от пупа и ниже” стали престижными и достойными “тонкого художественного” слуха.

В реках крови, льющихся с экранов, уже давно потонули все нормальные человеческие реакции, люди просто не выдержали постоянного прессинга “художественных” и новостных лент, где кровь и негатив выискиваются где угодно – от островов Пасхи до Гималаев. Нам внушают: скоро земля будет уничтожена, на вас нападут инопланетяне, вампиры высосут вашу кровь… И весь этот поток апокалиптической ерунды, кстати, как и навязываемые нам разгульные разухабистые междусобойчики, доминирующие на наших экранах, преследуют лишь одну цель: живи сегодняшним днём - завтра не будет, хватай всё, что попадает под руку, хватай, хватай, хватай… и плати за это побольше денег. Как тут не вспомнить старых добрых злодеев, кота Базилио и лису Алису, с их безобидной, по нынешним понятиям, песенкой о поле чудес в стране дураков: “Отдайте ваши денежки – иначе быть беде...”

 

Вокруг нас рядом с нами уже давно живут конгломераты людей с воззрениями и традициями, мягко говоря, сильно не похожими на наши. Они уже давно живут в нашей стране  отдельно от нас по своим собственным законам в своих закрытых сообществах, и не собираются учитывать наши обычаи и порядки. Они, под разговоры доморощенных “либералов” от “демократии”, уже пытаются навязывать нам свои воззрения и порядки. Вместо того, чтобы чётко определить условия их пребывания в нашей стране и создать механизм жёсткого контроля за соблюдением этих условий, которые купировали бы возрастающее напряжение в нашем обществе, нам внушают: будьте толерантными. Не терпимыми, - а толерантными! Для некоторых это понятие приятно, вероятно, по причине его “западности”. Другие, VIP-персоны, понимают, о чём идёт речь, но молчат, в надежде присоединиться к “золотому миллиарду”. Третьи, повторяют это, как “попки”, не особенно утруждая себя мыслями о смысле этого понятия.

А разница между этими понятиями весьма существенная:

Если терпимость, притом, что это понятие предполагает мирное сосуществование с чем-то другим, чуждым, как это всегда было на Руси,- оно вовсе не означает согласия, а, тем более, приятия, этого чуждого – терплю чужие устои, но не пускаю их в свой дом, в свой миропорядок.

Толерантность же предполагает совсем иное - готовность благосклонно признавать и принимать поведение, убеждения и взгляды других людей, которые отличаются от твоих собственных, даже, если эти убеждения и взгляды тобою не разделяются и не одобряются. В медицине есть понятие - иммунологическая толерантность, которое очень хорошо объясняет эту существенную разницу. Иммунологическая толерантность - есть иммунологическое состояние организма, при котором он не способен синтезировать антитела (защиту) в ответ на введение определенного антигена (чужеродного тела) при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам.

Другими словами, нам предлагают этакий выборочный иммунодефицит, этакую генную инженерию, но выбирать условия будем не мы, а “либеральные инженеры человеческих душ”! Своеобразный запрограммированный духовный СПИД, превращающий человека в оторванного от своих корней зомби, живущего не в реальном, а в придуманном не им мире.

Но такие “упражнения” неизбежно ведут к перенапряжению внутри общества и неконтролируемому межнациональному или межконфессиональному взрыву (мы это уже видели в толерантной Европе, которая как-то сразу дистанцировалась от этого своего “демократического завоевания” в своём доме). И всё это делается только для того, чтобы положить в один из западных банков ещё несколько миллиардов зелёных!? Пусть будет взрыв, пусть будет кровь… Неважно!

 

Мы уже давно живём в виртуальном мире, где взрывы и кровь стали чем-то нереальным, там - где-то за стеклом телевизора, отделяющего наш дом от остального мира. Уже в 1993 году люди с детьми в колясках шли посмотреть очередное шоу – расстрел “Белого Дома” в Москве, и попадали под смертельный огонь. Для них это было очередной телевизионной передачей с феерическими эффектами.

Сейчас, выходя на улицу и видя реальные боль и кровь, люди остаются в этом “виртуале”, брезгливо и недовольно переступая через реальность, стараясь не испачкать свои туфли в реальной крови. Вроде бы обычные человеческие особи с детской непосредственностью снимают на камеры мобильных телефонов гибнущих людей. А потом пытаются вставить эти съёмки в новостные ленты или выложить в интернете в качестве эксклюзива, с целью заработать на чужой смерти или “прославиться”. Это востребовано, это - “формат”.

К нашему счастью ещё есть исключения из этого правила, когда люди живо откликаются на чужую боль. Их мало, но они ещё есть. Чаще всего они встречаются вдали от мегаполисов, в которых пенится шикарная “культурная” жизнь. В мегаполисах напряжение уже зашкаливает. Если не переломить этот “формат”, их с каждым годом будет всё меньше и меньше, а вероятность “взрыва” всё больше.

 

ПОЧЕМУ? Почему вектор развития нашего человека пошёл в сторону от Homo Sapiens, всё более приближаясь к Homo Inhonestus или даже к Homo Terminator. Ответ на этот вопрос является корневым для любой проблемы, из стоящих сейчас перед нашей страной.

Ответ на него трагически простой - ДЕНЬГИ! Вернее навязываемая нам безудержная погоня за ними! Эта погоня разрушительнее любой войны, потому что она разрушает самое главное в человеке – его душу, его мироощущение, его миропонимание. В этой гонке разрешается всё. Любое препятствие на пути к деньгам должно быть уничтожено, любой конкурент – раздавлен!

Если вы помните – Христос гнал торгующих из Храма. Но и ряд церковных структур оказался вовлечённым в эту гонку за деньгами – некоторые Храмы были выведены за пределы своего предназначения – отправление духовной службы, в них идёт торговля. Можно было бы вывести торговлю за пределы Храмов в церковные лавки, как это и должно бы быть. Но это приносит меньше прибыли! Я хорошо понимаю, что Церкви нужны деньги на реставрацию и восстановление разрушенных Храмов. Но ведь не любой же ценой, тем более способами, которые развращают не только паству, но и самих служителей Церкви. Что уж говорить о наших предпринимателях и твёрдых хозяйственниках! С особой болью пишу об этом, поскольку православие осталось единственной идеологией, способной скрепить наше расползающееся на части общество. Без идеологии государство не может существовать в принципе, ибо превращается в сборище группировок человеческих особей, дерущихся за материальное благосостояние, это заметно уже сейчас.

 

Да, слава Богу, у нас началась борьба. Таможенников уже сажают целыми сменами. Полетели головы некоторых руководителей среднего звена. Подняли руку аж на ГУИН и некоторых губернаторов! А результат?

Взятки только возросли, а берущие их стали более наглыми. Как же так? В чём дело? А дело в системе! Потому что СИСТЕМА, особенно созданная в нашей стране ГОСБИЗНЕССИСТЕМА, – это сложный механизм с огромным количеством дублирующих структур, пронизывающая организм государства сверху до самого низа. Выборочное отсечение щупалец этого спрута не наносит ему существенного вреда, лишь некоторое неудобство, которое быстро купируется задействованием параллельных структур под прикрытием разговоров о “борьбе” с уже “засветившимися” щупальцами. Государственные структуры, “курирующие” не “засвеченные” щупальца, всеми правдами и неправдами выводят их из-под возможного удара, используя свои полномочия и связи.

Только разговоры и активность на отдельных участках не решают ни одной проблемы! Умные люди не поверят разговорам о том, что наркоторговцы “обманывая” таможенников, провозят на территорию России свою отраву нелегально, просто потому, что они понимают, на каком уровне могут приниматься решения о таком “нелегальном” пересечении границы, особенно с крупным грузом. Они не поверят и тому, что “умные” работорговцы везут “живой товар” только под “крышей” мелких чиновников регионального разлива. Они не поверят, в ту возню, которая ведётся вокруг так называемых “гастербайтеров”, просто потому, что понимают: низкие зарплаты и рабский труд – не самое главное их преимущество перед местной рабсилой. “Гастербайтеры” без разговоров и колебаний вырубят деревья в охраняемом государством заказнике или снесут памятник культуры, который мешает строительству прибыльных объектов, хоть в центре Москвы (как не раз уже бывало). Это не их город. Это не их страна. Они приехали сюда лишь за деньгами. Они будут мстить за рабские условия труда, за мизерную зарплату, за скотское к себе отношение. И они будут правы! Но насколько будут правы те, кто, используя государственные полномочия, их нелегально нанимает, прикрывает и прячет. Такая разветвлённая структура, объединяющая в себе конгломерат ГОСУДАРСТВЕННЫХ подразделений, не может сложиться на самоорганизации. Она  может быть лишь созданной теми, кто имеет полномочия для руководства всеми этими государственными подразделениями, кто имеет от этого немалый прибыток.

Трагедия сложившейся ситуации заключается в том, что честным государственным служащим приходится противостоять нечестным государственным же служащим в любой государственной структуре – в этом бессмысленном противостоянии система пожирает саму себя. На развитие не остаётся ни сил, ни ресурсов. Происходит только деградация государственной власти.

 

Системообразующий фактор – один из столпов поддержания системы. Борьба с ним внутри самой сложившейся на этой основе системы бессмысленна, какой бы оптимизм ни излучали некоторые представители этой системы, поскольку, если его вынуть из структуры системы – система рассыплется. Нужны иные системообразующие, на базе которых будет создана иная система.

Если мы хотим сохранить НАШУ страну для НАШИХ детей – необходимо с молодых ногтей беречь самое главное в человеке – его нетленную душу. Это тяжкая и долгая работа, требующая терпения и адресного вложения средств. Разрушать и разлагать гораздо проще и дешевле, да и прибыльность такой “работы” на порядки выше, гораздо прибыльнее, чем срочный ремонт в строительстве.

Для созидания нужен государственный организм, кровеносная система которого несёт кровь к тем его органам, которые нуждаются в подпитке, а не за пределы собственного организма, питая всё, что угодно, кроме того, что необходимо стране. Нужен хребет, который будет скреплять воедино все здоровые силы страны, и развивать их, а не использоваться в качестве основы, прикрывающей растаскивание и торговлю органами этого организма.

Предвижу несогласие: мол, и раньше всё это было, и растление, и казнокрадство, и всё прочее. Да! Было! Но раньше это было противозаконным и РЕАЛЬНО ЖЕСТОКО ПРЕСЛЕДОВАЛОСЬ (хоть в царской России, хоть в СССР). Это не афишировали, поскольку это было постыдным, непринятым и опасным. С этим боролись беспощадно! Всё общество! Это было РЕДКОСТЬЮ!

Сейчас это стало НОРМОЙ! Этим хвастаются друг перед другом, выставляют нажитое “непосильным трудом” напоказ. Кичатся этим, позиционируя себя этакими сверхлюдьми над остальным “быдлом”, не умеющим жить. Обман уже не называют обманом – теперь это “маркетинговый ход”…

 

В заключение к месту будет привести слова Иоанна Богослова, сказанные очень давно, но как будто о нашей Родине сегодня: “Торговавшие всем сим, обогатившиеся от неё, станут вдали от страха мучений её, плача и рыдая и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом, ибо в один час погибло такое богатство! И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали и, видя дым от пожара её, возопили, говоря: какой город подобен городу великому!”

 

Однажды у выхода из метро на Маросейке я ждал троллейбус. На проезжей части рядом с бордюром тротуара стайка воробьёв склёвывала крошки. Неожиданно из-за поворота вылетел автомобиль на достаточно большой скорости и промчался как раз по тому месту, где трапезничали воробьи. Воробьи разлетелись в стороны, но один из них попал под днище автомобиля. Около минуты тельце воробья агонизировало, поэтому остальные воробьи образовали вокруг него своеобразный круг, опасаясь подойти ближе. Когда тело перестало биться, остальные воробьи деловито подвинулись ближе, и уже через несколько секунд продолжали спокойно склёвывать рассыпанные крошки…

Мне больно об этом говорить, но эти воробьи явили мне символ нашей современной жизни. Смерть и кровь соседа не снижают нашего аппетита, особенно, когда перед нами поставлен муляж изысканного блюда грядущего богатства и успеха. И мы, закрыв глаза, бежим туда, в неизвестность, протягивая к сверкающему и переливающемуся счастью свои запачканные корыстью ручонки, не замечая пропасти, разверзшейся под нашими ногами, и тех, кто со стенаниями летит в самое её огненное чрево.

Мы свято верим – вот ещё чуть-чуть, вот ещё немножко, и вот оно…  

…Аминь!

 

P.S. 

В своей основе я писал эти строки в 2009 году, и не предполагал, что сказанное тогда уже в декабре 2010 года станет реальностью – страна взорвётся от переполняющей её ненависти. Кое-кто считает, что это не взрыв, а просто сбой в уже отлаженной системе, что можно зажать эти настроения, завинтить крышку, а пар спустить через запасные клапаны – развлекаловку, раздачу денег и т.д.

Пустые надежды! “Бунт” вышел за пределы Москвы на просторы России. Без реального воздействия на КОРНЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ, которые ведут именно к такому развитию внутренних процессов в стране, ситуация не изменится, а значит будут новые взрывы и новая кровь. Найдутся и те, кто возглавит этот “процесс” с кровавым гешефтом для себя, 2012 год показал это очень жёстко. Поиск зачинщиков среди участников “заварушки” ничего не даст, поскольку основной причиной ненависти является отсутствие внятной государственной политики, направленной на противодействие факторам, развращающим людей, особенно молодое поколение – будущее страны, разделяющим общество на кланы и разлагающим государственные структуры, призванные СЛУЖИТЬ интересам ВСЕГО общества, а не отдельным его группам.  Если смысл внутренней политики в стране состоит в защите отдельных бессовестных групп населения от гнева остальных людей – тогда всё становится нестерпимо ясным. Если нет – тогда уже давно пора принимать срочные меры, направленные не на красивые рассуждения с голубых экранов, залитых своей и чужой кровью, а на реальное приведение страны в правопорядочное состояние, поскольку без порядочности и совести любой закон окажется контрпродуктивным, естественно, не для конкретных лиц, а для страны в целом.

Минул год 2013-й. Что изменилось?

В Киеве “гоблины”, которых доморощенные либералы толерантно и упорно называют “повстанцами” или “активистами”, используя настроения части угнетённого и оскорблённого властью украинского народа, в основном из отсталых и порушенных западных областей Украины, под крики “запад нам поможет!”, громят украинскую государственность, пытаются захватить промышленные районы Украины. Во Львове правящая “партия регионов” самораспустилась – т.е. бросила власть на грязную дорогу, чтобы её кто-нибудь подобрал. Как говорится, – комментарии излишни.

С учётом продажности и трусости высших украинских властей, пекущихся о своих капиталах в зарубежных банках (ведь могут и заблокировать), мало надежды на сохранение Украины в качестве единого и независимого государства. Есть надежда на украинский народ, если он сумеет самоорганизоваться на региональном уровне, и выступить единым фронтом против гоблинствующих “повстанцев”. Сбудется ли она, эта надежда?

И не пора ли нам всерьёз задуматься о будущем нашей Державы?

Времени остаётся всё меньше!

культура искусство общество государство
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА