Опубликовано: 19 апреля 2015 01:06

Танец у подножья священной горы.

      

 

Ты в любви неуязвим,

Сердцем груб и чёрств душой –

Вот скотина!

 

Обманувшись в ласках милой,

Совершенства ищешь с новой.

Это верно.

 

Подпевай мне, улыбнись,

В ритме жиги закружись –

Бранль-бурре!

 

Жар в крови, истома чувств

Словом нежности звенит,

В виреле!

 

Не желаю перемен –

Молод, весел и силён!

Слава Богу!

 

Братья, нашей жизни суть –

Будь беспечен – счастлив будь!

Йо-хо-хо!

 

  

 

                     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

 

   Непобедимый Ёжик, 38 лет, вечный студент – благородный поборник справедливости, бескорыстно навязывает свою помощь всем, кто в ней нуждается и не нуждается, за что не вылезает из драк и реанимации.

 

   Конкордия Браниславовна (попросту Ко бра), 63 года, женщина  со следами былой красоты, манеры заносчивые с претензией на аристократизм, урождённая мещанка, не гнушается ни одним из доступных ей видов порока. Взгляды отсталые, колеблются в зависимости от перемены атмосферного давления: с вялотекущей ксенофобии до рьяного антикоммунизма.

 

   Её дочка Лесная Фея – чистая девушка, глубоко страдающая из-за своей матери. Бледна и прекрасна.

 

   Реликтовый Гоминид 25 лет, рыбак - пьяница и шарлатан, но в целом человек порядочный.

 

   Осёл Дильмон – задирает свой хвост в самое неожиданное время, в любом неподходящем для этого месте, удивляя тем самым окружающих. Жаль, что сам не осознаёт собственное скотство, ввиду привитой Коброй мысли о якобы свойственных ему сладострастной непревзойдённости и великолепии самца. Неплохо поёт и бренчит на гитаре (после стычки с Реликтовым Гоминидом, поёт только звонким фальцетом, и это заставляет его глубоко страдать).

 

 

 

   Среди моих доброжелателей и знакомых развернулась нешуточная борьба за право быть узнанными в героях пьесы. Дабы не разочаровывать никого из моих читателей я проявлю максимум изощрённой дипломатичности и  неистребимой галантности, доставшихся мне от пращуров, непрестанно подвязавшихся в этих качествах, сказав уклончиво: люди, послужившие прообразами героев постановки, учтиво просят не принимать  прочитанное вами за художественный вымысел автора, все описанные события имели место быть в жизни.

 

   А поскольку я ещё слишком молод и не успел поседеть, испытывая сразу и всё на собственном опыте – многое было записано со слов людей далёких от Парнаса, чьи благодатные склоны, вытаптываются густо толкущимся в его округе стадом лукавых сатиров.

 

 

 

 

                            1.

 

   Лесная Фея, наделённая даром творить чудеса и менять по своему капризу собственный облик, являет танец своего желания.

 

 

Там где скалы гранитные

Круто срываются

В пену прибоя,

 

Её дом соткан ветрами

Дикого леса,

Необъятного Моря.

 

Забвенье, безумье, мечтание, жизнь –

В кружении танца.

В нём вся её страсть,

Трепет бурной души,

Тоска по любимому.

 

Он виделся ей: покоритель, герой,

Свободный от страха.

Взошедший на пик

Высочайшей из гор.

И пророчество сбылось!

 

 

   Яркий свет слепит глаза, Фея не может угадать, кто тот человек поравнявшийся с ней. Взгляд синих глаз незнакомца подобно блеснувшей молнии обжигает девушку: она смущается, дыхание от волнения прерывается, но такое состояние нельзя показывать.

 

   Кожа её щёк была прозрачно-бледной. В лучах же рассвета она играла тонким розовым румянцем, как и ясное утреннее небо над их головами.

 

 

   - Вы видели мой танец? И что вам понравилось больше всего?

 

 

- Вкусив нектар жасмина,

 

Ароматы мяты,

 

Во славу праздника,

 

И в честь любви к тебе,

 

Пьян без вина,

 

Блаженство, испытавши,

 

Ты подарила мне глоток веселья, счастья!

 

Тобой я не устану восхищаться.

 

И вторя в хоровом многоголосье,

 

Твоих поклонников бесчисленного войска

 

Я громче всех воскликну: "Фея, ты прекрасна"!

 

 

   - Вы спустились сюда сверху. Должно быть там, высоко в горах восхитительно. И что же Вы ищете среди сияния льда и безмолвия белых как саван облаков?

 

   - Путь к самому себе.

 

   - И только то?

 

   - Вы говорите с уверенностью девушки, знающей ответ на вопрос, мучающий мудрецов всего мира.  А сами что ищете здесь среди голубых гор?

 

   - Всё наделённое красотой и талантом. Сегодня, я встретила Вас.

 

   - И только то?

 

   - Признайтесь, Вы проделали весь этот долгий и опасный путь ради меня, а не ради поиска святых истин.

 

 

- Несравненная Фея Леса,

 

(может уместнее – Фея Гор?)

 

Не устану, выражать Вам своё восхищение

 

Женщину можно ввести в смущение, сказав ей в лицо только чистую правду.

 

Я люблю Вас и люблю давно.

 

Вижу краску румян у Вас на щеках – подтверждающую моих слов правоту!

 

 

   - Стихию и человека нельзя поженить. Почему же природа кажется нам столь прекрасной? Потому что мы вкладываем в неё наши собственные души. И ты тоже для меня как природа. Вот за это ты мне так дорог.

 

 

- Бесценная, моих стихов изысканную вязь

 

Сподобишься лишь только ты услышать,

 

Под шёпот звёздный я шепну в ушко:

 

«Моя навеки, как тебя люблю я»!

 

 

   - Возвращайся с победой, и я исполню одно твоё желание.

 

 

   Весеннее ликование природы возносится к белоснежным вершинам, вбирая в свой восторженный круг всю неисчерпаемость мира, подобно Чаше Святого Грааля, наполняемого животворящим пламенем Святого Духа, невидимо пронизывающего горы, ручьи, цветы – всё естество, и Фея растворяется в нём.

 

   - До свидания, Фея, до скорого свидания!

 

 

                       2.

 

   Поскольку автор пьесы ничего не знает о законах сочинительства настоящей драматургии, это освобождает меня от соблюдения каких-либо правил и условностей, поэтому мы с вами, дорогой мой читатель, с легкостью вольного ветра, слетающего с гор, устремляемся на поиски новых эмоций и переживаний, и оказываемся в салоне литературного общества «Коацакоалькосские Сказители», проводящего конкурс «Поэт года». Наш незваный приход сильно удивил Непобедимого Ёжика и его собеседницу Конкордию Браниславовну (зовите её Ко бра – это имя ей ближе и привычнее).

 

 

   - Непобедимый Ёжик… ваше имя звучит очень эротично!

 

 

- Эротоманка только высшей марки

 

Желанное способна разглядеть,

 

Лишь в имени, условностях, декоре,

 

Ведь эротизм, как всякое искусство

 

Бежит толпы и ярмарочной давки,

 

Туда, где ждёт беспечный страстный Ёж.

 

Не будем увлекаться – конкурс ждёт!

 

 

   - Я сделала ставку на своего любимца – Осла Дильмона. Что вы думаете по поводу участников? Кто из них победит?

 

 

- Что я думаю?

 

Думаю, вы проиграете

 

Лидер носит ботфорты

 

И серьгу в ухе.

 

Вам это важно было знать,

 

Кобра?

 

 

   - Кто же он?

 

 

   - Рыбак Гоми!

 

 

   Поэтический турнир приблизился к финалу. Наступил последний этап борьбы.

 

 

   Реликтовый Гоминид обращается к жюри и публике:

 

 

- Эту песню до вас, господа,

 

Я любил напевать перед стадом баранов,

 

Когда гнал его поутру

 

На зелёный лужок, среди скал и обрывов.

 

Баранам нравилось – оцените ли вы?

 

 

В горах фиалочка цветёт.

Орайда-райда, орайда!

Одна на горной круче.

Орайда-райда, орайда-райда,

Орайда-райда, орайда!

 

Во льду под небом голубым.

Орайда-райда, орайда!

Среди ветров и стужи.

Орайда-райда, орайда-райда,

Орайда-райда, орайда!

 

Налюбоваться не могу.

Орайда-райда, орайда!

Сорву и милой подарю!

Орайда-райда, орайда-райда,

Орайда-райда, орайда!

 

К груди  цветок она прижмёт.

Орайда-райда, орайда!

На миг, на миг – прекрасный миг!..

Орайда-райда, орайда-райда,

Орайда-райда, орайда!

 

- За Гоми! – рявкнул пьяный хор.

Он гордость был Юловских гор!..

 

 

   Показав удивительный стиль стихосложения, Гоми определяет исход поэтического соревнования.

 

 

   Кобра, видя феерический успех рыбака Гоми, упаднически произносит:

 

 

- Ну что, продолжим наши трели?

 

Увы, «продул» турнир Дильмон!

 

Одно лишь скрасит пораженье

 

Мы снова вместе …здесь, сейчас

 

Желаю страстно, вожделенно

 

Свой проигрыш воздать любовью.

 

 

- Кобра, это будет твой тяжкий крест

 

Слушать мои любовные трели

 

От заката до ясного утра.

 

Обещаю совершать еженощные подвиги в постели.

 

Только после вступления в законный брак.

 

Чтобы ты была спокойна и не теряла аппетит.

 

 

- Ты сбегаешь от Кобры?

 

Но ведь я не гоню!

 

Наши прежние узы

 

Я с любовью храню

 

Злилась часто, не скрою,

 

Но в объятиях Муз

 

Я вязала порою

 

Продолжение уз...

 

 

- Ты прекрасна

 

И близка,

 

Это особенно радует…

 

 

и всё равно я так себя люблю...

но не такую как теперь…

а ту

ты что? застыл в оцепененье?

ещё скажи, что ты не знал меня....

 

 

- Вижу, настроение на подъёме,

 

Как у Евы после «яблочного» обеда.

 

Я же предупреждал,

 

Что буду радовать тебя не хуже Адама!

 

 

лишь только смерть всему решенье

ещё чуть-чуть продлится жизнь...

уходит жизнь!!!

 

 

- Ну, наконец-то мы столковались.

 

Хватит грешить.

 

Ты созрела для тихого благонравия

 

Семейной жизни.

 

 

я не хочу тихого,

во мне вулкан страстей,

ты видел мои глаза?

в них таится погибель...

они как у ведьмы,

прекрасной и свободной...

в них столько грусти,

если бы ты знал.

 

 

 

- Я  королевой называю Вас,

 

За сердце устремлённое лишь ввысь.

 

И за отличие не видеть пошлость, низость

 

Со всех сторон кружащуюся роем.

 

 

- Сама я та же пошлость...

ты не знаешь…

и низкое не чуждо мне, поверь…

С богинями меня отождествляешь…

Но даже и не женщина теперь…

Я нагрешила в этот день пресветлый…

теперь скорблю о верности своей...

тебя любить пыталась...

безответно...

Но не вернуть той святости моей…

 

 

- Не извиняйтесь, Моя Кобра,

 

Ведь в том отличие мужчин

 

Стократно просим мы прощенья

 

И получаем каждый раз.

 

 

себя убила, а точнее душу...

не обелить её мне до конца...

хотя...

желаю смерти я Дильмона...

чтобы вторично мне не согрешить!

 

 

- Не женщина и сильно согрешила?

 

Боюсь продолжить рассужденья нить.

 

Надеюсь, Кобра, никого ты не убила.

 

Всё остальное сможем отмолить!

 

 

 

я уйду в монастырь...

насовсем, навсегда...

и надену свой чёрный наряд...

 

 

 

- Хватит мямлить, Кобра!

 

То монастырь, то полная свобода.

 

Знавал я ведьму высшей пробы.

 

От зла её предостерёг.

 

Тебя я не оставлю тоже.

 

Мы вместе – помогай нам Бог!

 

 

один и тот же человек вызывает противоречивые чувства...

точнее их совсем нет...

послечувствие странное...

редко так бывает дурно...

есть лишь одно оправдание – сама того хотела, вернее не совсем того...

желала торжества победы, но мой Дильмон меня подвёл...

Ах, почему так мается душа?

грешила телом, нагрешило тело, а платит цену покаянная душа.

 

 

- Умница, моя Кобра!

 

Мне всегда нравились уравновешенные,

 

Трезвомыслящие дамы,

 

Со здоровым чувством аппетита!

 

Кушай, не отвлекаясь, не о чём не думая.

 

 

                             3.

 

   После поздравлений победителю турнира Непобедимый Ёжик вместе с Конкордией Браниславовной, прогуливаясь среди аллей и наслаждаясь свежим воздухом предгорий Священной Горы, подходят к дверям гостиницы, в которой поселилась Кобра.

 

   - Ты не останешься на ночь. Уже поздно возвращаться домой?

 

 

- Мы должны быть сильными,

 

Храня неприкосновенность и целомудрие,

 

До вступления в законный брак.

 

 

- Ты издеваешься?

 

Или ты и в правду такой болван?

 

В таком случае всё кончено!

 

Иди к чёрту!

 

 

- Спи спокойно, моя Кобра.

 

Хорошего тебе настроения.

 

Я же до того переполнен оптимизмом,

 

Что больше не вмещу ни капли лишней.

 

 

   Ёж удаляется.

 

 

   Слыша близкое похотливое ржание, Кобра оборачивается.

 

 

   Осёл Дильмон выходит из сумрака тени, со словами:

 

   - Моя госпожа, не кручиньтесь по своему рыцарю-монаху. Он не вернётся. И пусть вместе с ним свою песню завоют метели и лавины. Я готов буду с радостью заменить Вам его.

 

   - Да, я никудышный поэт, но непревзойдённый, в своей неутомимости, любовник!

 

   Кобра делает приглашающий жест.

 

                             4.

  

   Светлая лунная ночь.

 

   Время испытаний закончилось и вот уже влюблённые Реликтовый Гоминид и Лесная Фея снова вместе.

 

   Автор сам не раз бывал свидетелем таких свиданий, и каждый раз находил подобное зрелище самым приятным и прекрасным  для наблюдателя, а тем паче для самих счастливых избранников судьбы.

 

 

   - Как насчёт исполнения моего желания, Фея?

 

 

   - И каково же будет желание победителя?

 

 

- Из всех сокровищ, что подарены судьбой

 

Вручи любовь и верность обещай.

 

Как роза лепестки хранит шипами.

 

Другую роскошь ты оставишь за собой.

 

 

   Печатью любви, этого договора двух преданных сердец, стал первый поцелуй, соединивший их союз.

 

 

- Не сомневаюсь, что твои «скрытые» таланты

 

Превосходят видимые.

 

Меня охватила тревога:

 

А не в кущах ли мы райских?

 

Благодаря тебе, Дорогая.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

культура искусство театр театр
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА