Опубликовано: 29 октября 2012 18:42

"Крутой маршрут" Евгении Гинзбург

                Вчера в «Современнике» должны были показывать «Крутой маршрут». Я на спектакль не попала, но вышла из положения тем, что решила посмотреть телеспектакль, снятый в 2008 году. Из предваряющей просмотр информации у меня были только имя автора (Евгения Гинзбург), подзаголовок (Хроника времен культа личности) и некий багаж знаний о тех временах.

                Тема сталинских репрессий рассматривалась многими и по-всякому. Например, это известные произведения Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», «Один день Ивана Денисовича» и «В круге первом», два последних были экранизированы Каспаром Вреде и Глебом Панфиловым. Солженицын как писатель мне не совсем близок, и его произведения не нашли во мне отклик, несмотря на детальные описания и глубокий разбор темы. А вот «Крутой маршрут» не только запал в душу, но и несколько раз выбивал слезы. И это при том, что людям на театральной сцене у меня довольно редко получается «верить».

                Спектакль поставлен Галиной Волчек по книге Евгении Гинзбург, советской журналистки и мемуаристки, кандидата исторических наук, которая в 1937 году была репрессирована и осуждена на 10 лет тюремного заключения. История, которую она рассказывает, не только ее личная трагедия, но и трагедия многих людей, многих женщин, которые после 37-ого года, объявленные «врагами народа», старались выжить в советских тюрьмах, старались найти жизнь, жестоко оборванную руками вождя. Здесь и история девушки Кати, которая крадет ночью чужой кусок хлеба, и судьба бабы Насти, которую прописали «трахтисткой», хотя она «к ему, к окаянному трактору, и не подходила вовсе». Здесь рассказ актрисы-немки, которая бежала от Гитлера, а оказалась там, где с людьми поступают точно так же. Наконец, здесь страдания и самой Жени Гинзбург, которая пережила пытки, предательства друзей и унижения. Её роль великолепно исполнила Мария Неелова.

                Но это, конечно, не все. В спектакле – ужасающий, нечеловеческий быт, разочарования тех, кто верил товарищу Сталину, вера тех, кто не представляет себя «вне партии», муки тех, кому не верится, что Сталин мог знать обо всем этом – и ничего не делать.

                Отдельного упоминания заслуживает постановка. На сцене почти отсутствуют декорации: это либо стол, за которым допрашивают Евгению, либо клетка, за железными прутьями которой  героини спектакля пытаются бороться с режимом, либо помещение тюремной камеры, в которой женщины тоскуют о своих близких, плачут, разыгрывают представления и кончают с жизнью.

                Последняя сцена – это апогей изумления, ужаса и невозможности осознать то, что происходит. «Каторга – это не тюрьма, это путешествие в новые края, там же солнце, воздух!...», – кричат радостные женщины и под приказания «приготовиться к этапу» запевают «Москву майскую».

Кипучая,

Могучая,

Никем непобедимая,

Страна моя,

Москва моя,

Ты - самая любимая!

 (c) afisha.ru

Фотография обложки взята с сайта sovremennik.ru, фотография к посту - с сайта afisha.ru

Крутой маршрут, Евгения Гинзбург, Галина Волчек, Современник
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА