Опубликовано: 18 апреля 23:29

"ДРУГОЙ ГОЛОС." Алексей Битов (POZILOY)

" Старый советский анекдот – некоторые, наверное, помнят. У Армянского радио спросили: будут ли деньги при коммунизме? Армянское радио ответило: Догматики говорят – не будет. Ревизионисты считают – будут. А мы ответим – у кого будут, а у кого и нет.

Примерно то же – с вопросом о сценической интерпретации драматургических текстов: догматики говорят – низзя, ревизионисты утверждают – как угодно и сколько угодно, а мы ответим – смотря кого, смотря кто и смотря как.

Вот, скажем, монопьеса Ж.Кокто «Человеческий голос». Автор очень дотошно расписал в преамбуле все подробности, включая цвет ночной рубашки героини, и оговорил: «Прошу также уважать авторский текст, в котором все ошибки, повторы, литературные обороты, безвкусица и пошлость тщательно выверены и распределены». Всерьёз? Отчасти, возможно, да, но только отчасти (напомню, Кокто и сам ставил спектакли, так что роль Прокруста его вряд ли привлекала). В шутку? Но во всякой шутке... (далее – по тексту).

Тем не менее, Т.Стрельбицкая (спектакль «Властитель сумеречных бабочек», показан в "Галерее «АЗ») «перераспределила» и «перевыверила» всё по-своему. Во-первых, героиня сменила пол; во-вторых, появился второй персонаж, хотя и бессловесный (Смерть, она же Виолончель); в-третьих, если у Кокто финал не то, чтобы открытый, но хотя бы «приоткрытый» («Телефонная трубка падает на пол. Занавес»), то Стрельбицкая чётко расставляет все точки над «i». Понятно, монолог при этом пришлось слегка «подрихтовать» (например, неоднократно упоминаемая подруга Марта тоже сменила пол и превратилась в друга Марка).

Выиграл ли от этого текст пьесы? Едва ли. Другой вопрос, выиграл ли от этого спектакль? На мой взгляд – скорее всего, да. За счёт чего? Полагаю, за счёт дополнительных компонентов – прежде всего, музыки и пластики (почти акробатики). Именно пластическое решение, сколько понимаю, и потребовало изменить пол персонажа; конечно, у С.Мотырева есть опыт женских ролей (Гонерилья у Р.Виктюка), но к данному случаю этот опыт вряд ли подошёл бы. А исполнитель в моноспектакле – настолько значимая фигура, что ради него можно поменять не только пол, но и потолок (у Кокто он – того же цвета, что одеяние: ослепительно-белый).

Кто-то скажет: ага, виктюковский актёр в экспрессивном спектакле – стало быть, имеем закос под Роман Григорьевича. Нет, не так: экспрессия экспрессии рознь, экспрессионизм Виктюка неотделим от его эстетства; ничего плохого в это слово вкладывать не надо, но в спектакле Стрельбицкой подобный «акцент» отсутствует – достаточно жёсткий ритм выдерживается от начала до конца, без каких-либо сценических фиксаций.

Конечно, было бы правильно, чтобы «Властитель сумеречных бабочек» не стал одноразовым спектаклем. Но тут, судя по всему, слишком много всяких гитик... Недаром смерть (в исполнении А.Березина) нервно курит в форточку, когда голос человека исчезает, и наступает время сумеречных бабочек.

Что дальше?"

https://dik-dikij.livejournal.com/1472113.html

культура искусство театр театр Алексей Битов, Таня Стрельбицкая, Галерея А3, Стас Мотырев, Жан Кокто, Андрей Березин, Роман Виктюк,
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА