Опубликовано: 30 апреля 16:11

РЕЦЕНЗИЯ НА ПЬЕСУ Игорь Дудинский "ЧЕТЫРЕ СЕСТРЫ" В ПОСТАНОВКЕ Таня Стрельбицкая

"Бессмертие достижимо только через победу материи над духом. Иначе оно не имеет смысла. Самые захватывающие и неисчерпаемые перспективы – у деградации. Потому что ресурсы для созидания полностью исчерпаны." Игорь Дудинский

Татьяна Стрельбицкая поставила шикарную пьесу на основе текста Игоря Дудинского - "Четыре сестры". Её премьера состоялась в галерее А-3 25 апреля сего года. Сюжет в этом авангардистско-постмодернистском шоу отсутствует в принципе. То есть, буквально, на сцене ничего не происходит. Мы видим четырёх инферносущностей, дьяволиц потустороннего по именам - Ольша, Мага, Ирша, Нашага.

Эти суккубицы извергают из своих утроб концентрированные афоризмы, по направлению мысли и стилистике, подобные текстам Мамлеева или ранним работам Гейдара Джемаля, но лишенные при этом философской логики, что в принципе, типично для женщин. Именно женщины, что вились вокруг героев Южинского, подруги самого автора, послужили прототипами героинь.

Я ожидала увидеть и услышать вполне определенный и известный мне метафизическо-традиционалистский концепт. Однако, автору удалось пересилить и себя и свои идеологическо-метафизические привязанности и установки. Первый и единственный из всех Южинских (Мамлеев, Джемаль, Головин) Дудинский прозрел до страшных констатаций - идеи русского мира, третьего пути, России как чёрной дыры - оказались губительными для самой России, что мы и наблюдаем сейчас. Правда мне известно, что в частной беседе, незадолго до смерти, и сам Юрий Витальевич Мамлеев говорил о том, что сожалеет о своей идейной роли в русской истории. Однако, частная беседа, это не артефакт-признание. А вот "Четыре сестры" именно такой артефакт.

Местами пьеса выглядит как манифест национал-нигилизма и даже русофобии. Однако, для гениального автора, подобная трактовка, безусловно, будет слишком простой. И, тем не менее, полюбуйтесь этими смачными диалогами.

Нашага. А Россия больше, чем земной шар. Ирша. Насосалась рабоче-крестьянской крови и разбухла, как пиявка. Ольша. Зато когда она лопнет, весь мир захлебнется и утонет. Мага. И тогда никто никого не будет эксплуатировать и всего сразу станет с избытком. Без всяких магазинов. Ольша. Где же тогда отдыхать? Ирша. Среди металла и грохота механизмов. Только чтобы они ничего не производили, кроме экстаза. Нашага. Эмоции – как водка, которая вся одинаковая. Но если на бутылку приклеить этикетку, то тогда ее содержимое можно оценивать с точки зрения партийной принадлежности. Поэтому важны не чувства, а их направление.

Ольша. Йод и бинты еще вчера кончились. Снимай все, что на тебе. Мага, сделай ей перевязку. А то мне противно на нее смотреть. Мага. На ней все само заживет. Как на кошке. Она ведь русская. Ирша. Лучше подумайте, куда будем отступать. Нашага. Куда-нибудь, где детей не рожают. Чтобы было всегда чисто. Не то что у нас. Ольша. Лучше в Америку. Там все дома и тротуары сделаны из золота. Можно когда захочешь отколоть кусочек и пойти в ресторан. Мага. Чтобы не утонуть в грязи, надо постоянно воевать. Я лично готова. Пускай мне дадут много оружия и скажут, с кем. Ирша. Неужели не понятно? Со всеми. И в первую очередь с рабочими. Потому что они самые тупые. Не хотят убивать тех, кто на них наживается.

Ольша. В России даже отсосать не у кого, чтобы подзарядиться. Одни импотенты вокруг. Откуда только у меня силы берутся, не знаю. Ирша. Еще неизвестно, что полезнее. Сидеть на одном месте или постоянно передвигаться. С одной стороны, тратятся драгоценные калории. А с другой – атрофируются и увядают мускулы. Нашага. Хочешь заняться спортом – ходи на демонстрации. Во-первых, абсолютно бесполезное занятие. А во-вторых, можно с кем-нибудь познакомиться. Ольша. Ненавижу военных. Они еще ни разу никого не победили. Мага. Им не разрешают. И еще они боятся, что их застрелят. А кому они после смерти будут нужны. Ольша. Они идут на войну не нас защищать, а чтобы было не стыдно, что у них нет модной одежды.

-------—

Хочу отдельно отметить режиссерскую работу Татьяны Стрельбицкой, которая словно-бы угадала замысел автора, воплотив на сцене весь метафизическо-алхимический концентрат, весь кошмарный смак "русского мира". Актрисы - Лана Крымова, Анастасия Смоктуновская, Юлия Савина, Оксана Голубева полностью слились с образами, это словно были не совсем девушки, не совсем люди. Междумирные сущности, странные отечественные аналоги сверхчеловека вывопили в Небытие страшную вещь - "Наш мир практически мёртв". Но именно с таких констатаций и начинается прозрение.

Алина Витухновская

культура искусство театр театр Алина Витухновская, Игорь Дудинский, Таня Стрельбицкая
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА