Опубликовано: 09 июля 22:13

Гнездо перелетных птиц (рецензия - Фазир Муалим)

Поэт и театральный критик Фазир Муалим о созвучии Вертинского и Аверченко в театре «Сфера».

В Московском драматическом театре «Сфера» под самый конец сезона — премьера. Спектакль молодого режиссера Константина Демидова по пьесам Аркадия Аверченко и песням Александра Вертинского «Гнездо перелётных птиц».

Нет, начать нужно иначе.

Я ещё ни разу не бывал в театре «Сфера». Конечно, я знал о нём, слышал, читал. Но почему-то всё время мимо проходил, как будто ещё не пришло время. Это странно, если учесть мой интерес и любовь к Малому театру. Причем тут Малый театр, вы скажете? Екатерина Еланская, основатель и первый руководитель театра, в 50-е годы, по завершении Школы-студии при МХАТе, несколько лет играла на прославленной сцене Малого. Сохранилась запись из зала с успехом шедшей в те годы трагедии Лессинга «Эмилия Галотти» с Екатериной Ильиничной в главной роли. Затем актриса поступила в ГИТИС в режиссерскую аспирантуру, увлеклась идеей создания театра в форме сферы, где зритель будет не «подглядывать» за действием, как в традиционном театре, а находиться как бы внутри действия, в «сфере общения» с актером. В 70-е годы было создано несколько удачных постановок в этом направлении, и в 1981 году решением Министерства культуры СССР был создан театр «Сфера». После смерти Еланской в 2013 году руководителем стал сын актрисы Александр Викторович Коршунов, опять же актер Малого театра, который продолжает следовать особой «сферической» эстетике.

И вот неожиданно я получил приглашение на пресс-показ. Признаться, я побаиваюсь, когда меня приглашают. Потому что, приглашающая сторона, как мне представляется, ожидает положительного отзыва. А если постановка не понравится? Что тогда — отмолчаться? Но мне повезло в этот раз: спектакль настолько мне пришелся по душе, что на второй премьерный вечер я напросился уже сам. И мне в просьбе не отказали.

Очень хочется составить свой отклик в простых словах, без сложных метафор, но чтобы за этими простыми словами ясно прочитывалось моё отношение.

Когда вы влюблены в кого-то, вы говорите: «Я тебя очень люблю» — и вам верят. И в ответ говорят, будь то чужой муж или чужая жена: «Я тебя тоже». Если вы просто скажете «Я тебя люблю», вас испугаются, потому что это звучит требовательно, немного даже пошло. Три бессмысленных слова. Три мёртвых слова. Но добавляете к ним эмоцию «очень», и она оживляет их, расталкивает, приводит в движение и заставляет цвести.

«Я тебя люблю» — это история ни о чём. Да и вовсе как будто нет никакой истории. Но если «я тебя очень люблю» — тут и трагичность, и безысходность, и жертвенность, и страх потери. Чего-чего только не обнаружишь в этом слове, если прислушаться.

А вот теперь, опираясь на знание о столь эмоциональном слове, скажу: на прошлой неделе я смотрел очень красивую постановку очень хорошего режиссера в очень приятном театре.

У спектакля два начала. Ровно в семь часов в фойе разыгрываются две сценки «Интервью с писателем Аркадием Аверченко» и рассказ «Неизлечимые». Сразу надо отметить, что все артисты исполняют по несколько ролей. В роли Аверченко (в афише он представлен как Автор) — Дмитрий Новиков.

...не покидало ощущение, что вокруг тебя витают

тени из прошлого или из другой реальности

Затем зрителей приглашают пройти в зал, который, действительно, весьма интересно построен — полукругом по отношению к сцене. Сцен на самом деле две. Одна — внизу, можно сказать, у зрительских ног. Когда действие разворачивается на этой, нижней, сцене, актёры оказываются в окружении зрителей. Вот когда вспоминаешь слова Еланской «Мы отвергаем принцип театра-куба со снятой стенкой и подглядыванием — мы утверждаем принцип „сферы общения“». Основное действие происходит тут. Однако верхняя классическая сцена, закрытая занавесом, возвращает нас в «театр-куб». Там сидят музыканты — Павел Герасимов (фортепиано) и Анна Тимченко (скрипка). Что касается Вертинского (играет и поёт Даниил Толстых), то он появляется на обеих сценах. Его имя в инсценировке — Вестник. И кстати сказать, прошла всего неделя с премьеры, а у меня в голове его образ ассоциируется с каким-то бесплотным духом, мгновенно перемещающимся в пространстве.Вдруг появляется с песней в одних дверях и вот уже в других на противоположной стороне. А то и вмешивается в ход пьесы, но абсолютно гармонично, нисколько не разрушая его, а, наоборот, являясь своего рода deus ex machina. Как будто и в самом деле летает, а не ходит.

Спектакль идет без антракта, но всё равно его условно можно разделить на две части. Первая — о том, как Автор в эмиграции по трущобам собирает русских актёров и создает труппу. Между прочим, режиссер очень удачно, узнаваемо, одним штрихом обозначил Константинополь через звучащий над городом азан (призыв к молитве)! Даже для меня, мусульманина, видевшего другие мусульманские поселения, азан — характерная черта именно этого города. А вторая часть — несколько одноактных пьес самого Аверченко: «Ключ», «Четверо», «Сердце молодой девушки», «Самоубийца». То есть, грубо говоря, биография и творчество писателя. В спектакле также заняты актеры Александр Пацевич, Виктория Склянченкова, Антон Алипов, Елена Елова, Ирина Померанцева.

Кроме того, «Гнездо» можно разбить — тоже условно — на две линии, которые постоянно сходятся и расходятся: пьесы Аверченко и песни Вертинского.

Удивительным образом Константин Демидов работает с несколькими пространствами одновременно. Обратите внимание, сколько раз я уже произнес слово «два» — две части, две линии, два начала, две сцены. Так вот, эти пространства пересекаются, проникают друг в друга, исчезают и снова восстают из небытия. Они разной изначальной плотности. Это похоже на то, как в мифах одновременно существуют божественный и человеческий миры. 

А ещё больше похоже на то, как образуются и живут тени. Когда ночью идешь по парку и оказываешься между двумя-тремя фонарями, то ты отбрасываешь несколько теней разной формы и насыщенности. Они ходят рядом с тобой, подходят друг к другу, иногда соединяются и снова расходятся — как бы живут своей жизнью. Но источник всё равно ты сам.

(это фото, предыдущее и фото обложки статьи - Марина Львова)

Сидя в зале, на ступеньках (потому что зал переполнен. Даже сам Демидов, режиссер, сидел на ступеньках, а Коршунов, руководитель театра, простоял весь вечер на ногах), не покидало ощущение, что вокруг тебя витают тени из прошлого или из другой реальности.

Понимаю, что высказался туманно, но иногда бывает, что в погоне за чёткостью теряешь суть. Возможно, потом, после третьего раза (а я обязательно еще раз схожу), возникнут другие, более ясные и чёткие, ассоциации, а пока что со мной эти мутные тени. 

Но одно я уяснил наверняка и, надеюсь, неизменно: спектакль очень замечательный.

(Текст: Фазир Муалим)

культура искусство театр театр аркадий аверченко, театр сфера, гнездо перелётных птиц, рецензия
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА