Опубликовано: 01 апреля 2013 14:55

Валерий Семёнов, Пьеса№2 "Перезагрузка" "Плыви моя лодка,плыви" Часть-1

Пьеса№2 Валерия Семёнова

 

 23.12.2012 – 13.03.2013

 

Пьеса №2

 

 «Сцены из постперестроечной жизни»

«Перезагрузка»

«Чем хуже, тем лучше»

«Плыви моя лодка, плыви»

 

Действующие лица:

 

1.    Сергей Семенович (С.С.)- руководитель среднего звена, государственный служащий –50 лет.2.    Александр Борисович (А.Б.) – заместитель С.С. – 55 лет.3.    Василий - молодой руководитель отдела - 33 года.4.    Нина - жена С.С., логопед - 40 лет.5.    Светлана  – подруга Нины, домохозяйка – 40 лет.6.    Сергей – муж Светланы, работник ФСБ – 40 лет.7.    Надежда – соседка С.С. по лестничной клетке, детский врач - 40 лет.8.    Алексей- муж Надежды, полковник в отставке – 45 лет.9.    Дмитрий – сын С.С., студент технического вуза – 20 лет.

 

 

 

Сцена №1.   На работе в офисе. Сергей Семенович возвращается в свой кабинет после встречи с шефом. У кабинета его встречают Василий и Александр Борисович.

 

А.Б.:

-  Ну что?

 

С.С. (машет рукой, в сердцах):

 

- Все плохо, все. Через пол часа уезжать в Департамент, а они новую форму прислали, еще три графы и три новых цифры надо сделать, для бюджетного финансирования, да и в перечне добавилась еще пара объектов, опять все пересчитывать.

    ( Вытаскивает из папки бумаги и объясняет Василию)

 

Василий:

- Угу, угу, угу ( состроив страдальческую гримасу, выдавливая из себя) понятно. ( Быстро убегает).

 

С.С.( поднимает голову)

- Успеешь? ( Видя, что Василий уже убежал обращается к А.Б.)

 

А.Б.:

- Кому это все надо?! Просто высшая форма унижения, нет наивысшая степень извращенности в унижении человека, вот это что такое!

( Василий заглядывает и изумленный убегает опять)

 

А.Б.: (глядя в документы)

- Да не будем мы ничего принимать!

 

С.С.:

- Ладно, успокойся, мне еще тебя не хватало.

(Василий насупленный вбегает и выбегает опять)

 

С.С.: (Ему вслед)

- Да и фотоматериалы  на флэшку все скачай.

(Обращается к А.Б.)

- Как же еще до пенсии то дожить до государственной, Господи, дай сил и здоровья, вразуми и направь. (Крестится на стоящую на столе иконку)

-Дай Бог здоровья рабу твоему Василию, я бы просто одурел без него. Я же ни экселем пользоваться не могу, ни читать такой мелкий текст. Издевательство на издевательстве и издевательством погоняет.

 

А.Б.:

- Я что-то делаю, но не так быстро.

 

С.С.:

- Все для галочки, все, ведь ничего же готового фактически и физически не- е- е- т, а бумаг море.

 

 

 

А.Б.

-Ага! И с каждым днем все морее и морее. Ладно держись нервная энергия не восстанавливается.

 

С.С.:

- И ведь мы с тобой видим и понимаем всю мерзопакостность ситуации, видим, что все направленно на разрушение, а ничего сделать не можем и воспрепятствовать не можем, подчиняемся и плывем по течению, так чем же мы с тобой лучше?! И ведь уйти никуда не уйдешь, надо до пенсии доработать, а   отсидеться не очень- то получается. Дал бы Господь терпения и здоровья, ни дня не останусь больше положенного. А сколько ведь хорошего можно было бы сделать за это время, творческого, разумного и красивого. Если б можно было бы где-то подрабатывать, в театре например, если б пригодилось все, что я успел накропать, или пусть даже в туристической фирме пригодился в какой, фоторепортажи делать или переводчиком, у меня ведь языки, но к сожалению во всех этих ипостасях не получается себя пристроить, зарабатывать на этом деньги не получается, пока во всяком случае. А может оно и лучше, творчество и деньги-вещи несовместимые.

(Через паузу)

- Ничего не можем сделать. А может уйду на пенсию и не будет такого пресса и потеряюсь и не будет чего преодолевать, и не будет писаться, хотя у меня столько планов и дел творческих, не знаю.

 

А.Б.:

- А у меня уже есть военная пенсия, а государственной мне не видать, как своих ушей.

 

С.С.:

- И чего ты сидишь в этом гадюшнике, что время и здоровье лишнее? Я тебя не понимаю, или тебе заняться нечем кроме профессии? Я понимаю идти куда-то сейчас в другое место бессмысленно, везде один большой дурдом. Вон жена у меня в детском творческом центре работала, так там до того до руководствовались, что теперь 70% времени работы или приходиться отчетами, да методичками заниматься или еще какой-нибудь глупостью, а до детей их допускают также редко, как и нас до объектов. Чем меньше дел, тем больше бумаг. Самое главное, что раньше кто-то выезжал за границу посмотреть как там у них, а теперь и там та же хрень. Так что вытравливают из нас все, что мы умели делать руками и головой, к чему прикладывали душу.

 

Василий: (вбегает)  

- Вот, вот и вот.  (показывает документы)

 

С.С:

-Спасибо Вась, что бы я без тебя делал, спасибо дорогой. (Берет бумаги и выбегает глядя на часы, а затем в окно.)

-Да и по пол года еще и солнца нет, одно сплошное межсезонье. Вроде должен успеть.

 

А.Б.:

- Счастливо.

 

Затемнение. На авансцене появляется С.С. с гитарой. Звучит монолог.

 

Страна – вырожденка, ты сделала главным ни творца, ни созидателя, ни страждущего и молящегося, а доносителя, стукача, прокурора, чиновника . Весь мир – вырожденец! Боже сохрани нас всех и помоги праведным и обездоленным! 

 

(Через паузу звучит песня)

 

Мы за благом сегодняшним в спешке,

Продираясь сквозь давку и грязь,

Продаем свое тело в нарезке,

И мечтаем урвать, торопясь

 

Все, что на м предлагают агенты,

Демократии западной и

Не слыша друг- друга зачем-то,

Мы живем без души и любви.

 

И не слыша себя, между прочим,

Мы стараемся спрятать от всех,

Что бежим не туда и клокочет,

Наше сердце- и слезы и смех.

 

На лице  лишь ухмылка, пожалуй,

В измождении брошенных лет,

Только фарс нам остался от жанров,

Лишь земля из бредовых планет.

 

И клонясь под нажимом начальства, 

Врём себе и начальству тайком,

А домашним своим, без упрямства

Потакаем  вдогонку потом.

 

 

И вот так говорим то , что просят-

Конформизмом пробиты насквозь,

 А года нашу юность уносят,

Создавая вселенский курьез.

 

Ах зачем мы встаем слишком рано?

Чтоб весь день проходил наш в дыму?

Чтоб единственной целью упрямой

Оставалось- поспать.- Не пойму!

 

 

Не могу прекратить почему-то

Сей бедлам из опущенных штор,

Ведь наверно я создан для чуда!-

Как насмешка весь этот позор.

 

Если б нам удалось неким чудом

Меж боями услышать себя

Мы б не мучились вечно под спудом

Печали, сознанье дробя.

 

Но ужасный сей век очумелый

Не дает нам очухаться, Ё…!

И в клешнях ,сам, паучьих, умело

Нашу кровь будет пить он взахлеб.

 

И очухавшись в этом убранстве,

Лишь в себя мы уйдя втихаря

С извращенного быта пространства

Мы взлетим, над болотом паря.

 

И услышав себя и друг друга

Мы в Божественной выси споем,

Как прекрасно нам всем в этом круге

И земле будет радостно в нем.

 

 

 (Через паузу)

 

Как легко и как брутально

Жизнь- телега катит в дым,

Колокольцы звон забавный

Рассыпают словно грим(сплин).

 

Россыпь блесток- слов обмана

В днях беззвучных кутерьмой (чередой)

И кружат и вьюжат пьяно,

Словно шабаш шельмовой.

 

Бесов дошлых тьма взвивает

В суетливой воркотне,

Слышишь ты, как гулко лает

Сердце жаркое во тьме,

 

И не видно уж дороги,

Мгла кромешная вокруг,

Вижу- бесы на пороге

Круг смыкают жизни вдруг:

 

Занавешивают очи

Тьмой кромешной в пустоте

И побудок ранних клочья

Застят свет благих затей,

 

И крадут небес мгновенья,

Наполняя суетой,

Отнимая откровенья,

Подавляя немотой(глухотой).

 

И мечты, мольбы, творенья

Рассыпаются, как дым

Лишь энергия забвенья

Правит балом сим чумным,

 

Лишь энергия раздрая

Жизнь сжигает, как свечу

На пиру чумном у края

Света, равного лучу.

 

Что же ищет мрака свита

В сердце брошенном моем,

Иль  всучить мне хочет битый

Жуткий дьявола заем.

 

Я понять пытаюсь эту

Наваждения игру

И уж сил, как будто нету-

Крест не брошу на пиру.

 

(Через паузу)

 

Природа ранит, как гвоздем дырявит память

О днях, искрившихся в душе, на солнце наледь

И жаркое внутри, оно в слезах печали

И проливается дождем тот лед отчаянья

 

И тьма кромешная вокруг, как будто небо

Все прохудилось в тонкий срез ржаного хлеба,

Лишь глаз пытается узреть хоть где-то просинь,

Огнем души остановить лихую осень

 

И сыро, холодно в груди от этой скуки

И только б запахнуться в плед от этой злюки

И хочется опять в Меллас, к теплу и лету,

Закрыть глаза и улететь к родному свету

 

И вдохновение твое уже не блещет,

Как будто не было его, а дождь все хлещет

И нет ни мира, ни тебя, лишь дождь  и слякоть,

Пытаешься себя всего куда-то спрятать.

 

Куда ж ты прячешься один в холодных стенах

И мир стараешься постичь в слепых подменах,

Ворвись ты в ветра карусель, в лесную чащу,

В слезах светила утонувшую,(совсем) пропащую.

 

Опавших прелых листьев стон, в ушах звенящий

С твоим сольется в унисон, как глас молящий,

И трав под ливнем штормовым увидишь тяжесть,

От единения с землей почуешь радость,

 

Да ты дотронься до травы, она ж живая,

Она почувствует тебя, твой взгляд меняя,

Она же ждет, ты проведи по ней ладонью-

Любовью отзовется лес, слепой, бездонной.

 

 

 

Прильнешь к березке, как шальной, намокшей, нежной –

Сквозь извержение небес – в покой безбрежный:

И дождевой капелью лес всю боль заглушит

И ливень радость бытия с небес обрушит.

 

 

 

Затемнение. Подготовка к  сцене №2

 

культура искусство театр драм.театр Пьеса№2
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА