Опубликовано: 07 февраля 2014 19:27

"Сегодня есть талантливые, но великих нет..." Интервью с Виталием Вульфом из личного архива.

Майская столица окутана благоухающим цветочным кружевом. Праздники. Город отдыхает от пробок, суеты и вечной спешки. Сегодня у меня счастливый день – встреча с кумиром - Виталием Яковлевичем Вульфом, хранителем звездных судеб. Так уж сложилось, что мои кумиры – люди мужественные, глубокие, сильные, образованные, не смотря ни на что, двигающиеся по собственному пути. Ночь перед встречей не сплю. Волнуюсь. Словно маленькая Элли, идущая в Изумрудный город. Новый мир, затерявшийся в коротеньких смешных переулках Смоленки. Этот человек, и впрямь, как сказочный волшебник, любую безделицу превращает в новеллу, любую биографию – в эпический роман. Не исправляет, не добавляет, а «переписывает» заново. Уникальная память, дар рассказчика, житейская мудрость, кругозор путешественника, тонкая ирония, остроумие, умение находить «зерно образа» удивительным образом сочетаются в одной личности.

Впервые судьба свела меня с Виталием Яковлевичем десять лет назад. В санатории «Подмосковье», куда я приехала с мамой – фанатичной театралкой. В то время там отдыхал Олег Николаевич Ефремов, Леонид Сергеевич Броневой и другие прославленные деятели культуры. Виталий Яковлевич – открытый, искренний, элегантный, благосклонно принял наше приглашение на чаепитие. Мы долго беседовали о его героях, о жизни, о театре, кино. Для меня – первокурсницы исторического факультета, каждое слово мастера было веским и значимым. В этот день по телевизору показывали «Серебряный шар». Виталий Яковлевич покинул нас за несколько минут до начала программы, честно признавшись, что волнуется и хочет смотреть ее один. С собой у меня была французская открытка с портретом Жана Габена, на ней Виталий Яковлевич и оставил свой автограф… Который и по сей день бережно хранится в моих девичьих дневниках.

В его пространстве царит дух старины и многими забытого изыска. Пахнет театром. «Кирпичики» заколдованного замка – книги… Стеллажи книг, которые «уже негде складывать», - сетует гостеприимный хозяин. В просторной прихожей – любопытная коллекция зонтиков, несколько модных плащей на вешалке. В гостиной – старинный рояль, уникальная мебель, живопись - Ларионов, Волошин, Штеренберг, редкие гравюры XIX века, огромные мягкие кресла. Виталий Яковлевич усаживается в одно из них, кладет ногу на ногу, внимательно смотрит в глаза, к моему величайшему удивлению, вспоминает нашу встречу (!), и мы начинаем разговор…

Виталий Яковлевич, расскажите о ваших последних телевизионных проектах…

В мае-июне 2008 года выйдут в эфир две передачи. Майская посвящена американской кинозвезде Элизабет Тейлор. О ее жизни, о начале ее пути. Также в этом сезоне выйдет программа, посвященная русским эмигрантам в Баден-Бадене, а после две премьеры: к столетию со дня рождения одной из самых больших звезд советского кино Марины Ладыниной и, в начале сезона, передача, посвященная молодой актрисе театра Ленинского Комсомола - Марии Мироновой. 

История жизни Элизабет Тейлор, наверное, завораживает?

Конечно! Любимица Америки, женщина легендарная, с сапфировыми глазами, необыкновенной красоты. Очень мужественная. Одна из богатейших американских звезд. Она снялась в пятидесяти с лишним фильмах. Мы видели не так много: «Кто боится Вирджинии Вульф», «Рапсодия», «Клеопатра», «Кошка на раскаленной крыше», «Внезапно прошлым летом», «Зеркало треснуло». Многого не видели, потому что далеко не все ее ленты попадали к нам. Элизабет была замужем безумное количество раз, сейчас снова выходит замуж – в девятый раз, ей 76 лет. Она очень свободно к этому относится. Нынешний избранник – американский сенатор из среднего юга, родом из штата Алабама, негр, ему 45 лет. Он очень ею увлечен. Впервые Лиз вышла замуж  в восемнадцать, по любви, за Ники Хилтона – сына владельца империи отелей «Хилтон». Какое-то время семья была счастлива, но Ники очень сильно пил, она это не могла этого переносить, и ушла. Лишь год они прожили вместе. Их развели. После развода Лиз получила сто двадцать пять миллионов долларов. Потом уехала в Англию, снялась в Лондоне и там познакомилась со знаменитым в те времена английским актером Майклом Уайлдингом, вышла за него замуж, прожила с ним пять лет и родила двух сыновей. Это был, пожалуй, один из наиболее длительных ее браков. Младший сын, Кристофер – ученый… Старший – Майкл, покинул Англию, переехал в Америку и на данный момент постоянно проживает в Санта-Фе. Когда я был в Америке и посетил этот маленький очаровательный городок в штате Нью Мексико, был на улице художников, которая целиком состоит из галерей, и одна из самых крупных как раз принадлежит Майклу Уайлдингу. У Элизабет много внуков, правнуков, и, надо сказать, к ним она относится достаточно спокойно, зато сыновей обожает.

Сидя в уютном кресле, Виталий Яковлевич перелистывает страницы толстой красочной книги на английском языке, посвященной жизни великой актрисы и показывает мне фотографии:

Это ее третий муж – Майкл Тодд. Самый крупный кинопродюсер Голливуда. Любовный брак, в котором все было хорошо. Но, через полтора года, после того как они соединились, Майкл погиб - разбился на самолете. Жизнь Элизабет была очень бурной. Потом она влюбилась в Ричарда Бартона – знаменитого английского актера, с которым много снималась, в том числе в лучшей своей роли в картине «Кто боится Вирджинии Вульф», где замечательно играли и он и она. Для этой роли Элизабет специально толстела. Вот кадры из фильма… С Ричардом Бартоном она прожила десять лет, что очень долго для нее… Вот она получает «Оскара», всего она получила их два… Это она с Рейганом, а это – один из ее мужей – Джон Ворнер, сенатор. С которым она тоже рассталась… Это Майкл Уайлдинг – ее сын. Вот кадры из фильма «Кошка на раскаленной крыше», а это – она на инвалидной коляске после аварии в 1961 году… Жизнелюбивая женщина. Живая легенда.

 Есть ли молодые звезды, которые могут стать достойными «Серебряного шара»?  Выбирать нелегко. Сегодня мало молодых, которые достойны такой передачи. Много актрис, однако, мало тех, у которых, помимо наличия таланта, была бы еще интересная судьба, бурная жизнь. Сейчас все стало просто, примитивно, все зарабатывают деньги. Людей с большими биографиями почти не осталось. Если про Орлову или Ладынину можно было сделать многосерийные ленты, их жизненные сюжеты порой гораздо более изобретательные, нежели сюжеты советских картин, в которых они снимались, то о нынешних «звездах» приходится буквально по капле набирать материал, чтобы хотя бы что-нибудь о них рассказать. Это уже знак времени. Знак эпохи.

У вас потрясающая память! Правда ли, что съемки «Серебряного шара» - чистая импровизация?

Это правда.

 Сохранилось ли у вас, как в юности, трепетное отношение к театру?

Трепета никакого уже нет давным-давно. Это профессия. Сколько лет я этим занимаюсь!

 Есть ли постановки, которые в последнее время вас заинтересовали?

Очень мало. На мой взгляд, самый интересный спектакль сезона – «Опасный поворот» в театре имени Маяковского. Замечательный спектакль. Все. Открыли один театр, второй – и что дальше? Ничего интересного и абсолютно ничего общего с тем положением, которое я застал в молодые годы, когда видел множество блестящих спектаклей. Их и в помине нет сегодня. Это не шутки. Положение драматическое. Никто этим не занимается – ни правительство, ни государство.

 Есть ли театр, достойный вашего внимания?

На мой взгляд, лучше всех в последнее время работает театр имени Маяковского. Он стабильный. В нем прекрасный режиссер – Сергей Арцибашев. Там идет много хороших спектаклей высокого класса, такие как пьеса «Банкет» Нила Саймона, «Мертвые души» по Гоголю, «Карамазовы», «Опасный поворот» Джона Бойтона Пристли, «Шаткое равновесие» Эдварда Олби. Все это мощные, сильные спектакли. Во всех остальных театрах дела идут очень тихо и вяло.

 Хотя внешне столичная театральная жизнь выглядит довольно насыщенно: афиши, анонсы…

Это вообще не имеет никакого значения, называется промоушн, его делают специальные люди. Сейчас плохое театральное время. В уходящем сезоне не было больших побед. Журналисты пишут: «победы, победы»… А где победы? Ни одной!

 Будем надеяться, что в следующем сезоне победы все-таки будут.

Надеяться нельзя. Это пустые слова. Надеяться не на что. Это можно делать тогда, когда ты знаешь, что есть режиссеры, которые поднимут театр. А таких почти нет. Актеров достаточно. Талантливые актеры есть в каждом театре. Но они же не могут поставить спектакль сами для себя. Сегодня публичность, «паблисити» – движущая сила нашего века. Давайте посмотрим. Например, в ужасном положении находится театр Станиславского. И это один из театров, который находится в центре города!

 На его сцене шел известный спектакль «Продавец дождя», играл легендарный Евгений Урбанский…

Урбанский – интересная фигура. Трагическая. Я делал о нем передачу. «Продавец дождя» - хороший спектакль, но он шел тридцать лет назад! У истории театра уже давно нет продолжения. За последние четыре года работы главный режиссер, Татьяна Ахрамкова, поставила всего два спектакля, один из которых «Евграф, искатель приключений» - очень плохой, другой «Куба, любовь моя» - весьма средний. Не о чем разговаривать. Театр не должен жить вчерашним днем.

«Современник». Громкое имя. Был когда-то один из самых замечательных театров. За последние одиннадцать лет Волчек поставила два спектакля. Два. Что может быть хорошего? Люди по привычке ходят на имя. Но на этом долго не протянешь. МХАТа нет. Того, который был когда-то. Вахтанговский театр тоже погибающий. А там много талантливых людей! Они ничего не делают. Материал для работы есть, а «скульпторов» нет. Идей нет. Современной драматургии нет. Сегодня иная жизнь, нежели пятнадцать лет назад и ни один писатель не написал пьесу про нее.

 Значит, надо исправлять положение и писать!

Это не так легко. Нужно иметь талант. А талантов не так много. За последние годы в молодой драматургии появилась только авангардистская. Абсолютная ерунда: с ненормативной лексикой и прочей чепухой. Психологического театра нет. Никто не написал психологическую пьесу. Снова и снова ставится классика.

 Классика ставится в студии театрального искусства Сергея Женовача. Как вам этот театр?

Хороший театр. Скучный. Зато профессиональный.

 Получается, в нынешнее время священного отношения к театру не осталось?Священное отношение к театру осталось. Только не к кому относиться. И так везде! Думаете, в балете что-то иначе? Балет Большого театра. Блестящие танцовщики – лучшие в мире! А балетмейстера нет. Ратманский – средний режиссер, который в лучшем случае может поставить одноактный балет. Он поставил всего один – «Светлый ручей», больше ничего у него не было. После того как ушел Григорович, театр пошел вниз. С ним ушло золотое время. Сейчас его вернули. Но ему сегодня восемьдесят один год! У него уже нет прежней силы и другое состояние души. Только что умерла его жена – гениальная балерина Наталья Бессмертнова….

 У вас очень пессимистичный взгляд на происходящее…

У меня реальный взгляд. И вы не можете мне возразить. Если людям интересен сегодняшний день, то они должны знать каков он сегодня. Молодых нет. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Петр Фоменко - замечательный режиссер. Но Фоменко уже за семьдесят, Волчек - семьдесят пять, Захарову – семьдесят четыре, Табакову, очень активному талантливейшему актеру – семьдесят три года. Все, кто возглавляет театры – это люди, которым далеко за семьдесят. И ни у кого из них нет ни наследников, ни преемников. А без «руки» театр делать нельзя. Картина невеселая, но такова реальность.

 Среди молодых театральных режиссеров есть, на ваш взгляд, достойные внимания? Например, Кирилл Серебрянников?

Серебрянников по своей природе талантливый. Я был первым человеком, который написал о нем положительную статью по просьбе драматурга Казанцева, когда его очень ругали в печати, после того как он поставил «Пластилин» в Школе драматургов, поскольку считаю этот спектакль хорошей работой. Но у него, к сожалению, хороших постановок меньше чем плохих. В «Современнике» шел ужасный спектакль «Сладкоголосая птица юности» Уильямса, к числу плохих его спектаклей можно также отнести «Антоний и Клеопатра», «Фигаро» в антрепризе. Человек он способный, обаятельный, неглупый. Жизнь покажет, что из этого получится. Потому как пока он скорее шумный и модный. И сделал это своими собственными руками, что, безусловно, вызывает уважение. Однако его не назовешь большим художником. Это не Ефремов, не Эфрос, не Товстоногов… Это скорее то, к чему пришел современный театр. Ушло время, когда люди создавали театры.  И Ефремов, Эфрос, Любимов, Товстоногов – великолепная четверка – они строили театр, они были строителями коллективов. Гончаров строил Театр Маяковского. После того, как он ушел, после развала, после смерти Охлопкова. Было довольно трудное время. Сегодня строителей театра нет.

 А среди женщин-режиссеров? Нина Чусова, Ольга Субботина?

Лучше это не обсуждать. Нина Чусова особенно безвкусна и неумна в своих режиссерских построениях. Будучи талантливой, кстати сказать. Она и Серебрянников – одаренные, но это не художники высокого класса, какими были их предшественники.Есть какие-то вещи, возможно, вне театра, которые вас вдохновляют?

Вы знаете, я не понимаю подобных вопросов…Вы живете не только театром, правда? Много замечательных книг вышло в последнее время, много интересных фильмов, много музыкантов родилось. А театр находится в кризисе.

 В одной из своих книг вы писали: «Люди должны знать, что слава и успех всегда оплачены очень сложным трудом и трудной судьбой»… Работает ли эта «формула» сегодня?

Сегодня славы нет, есть популярность, связанная с мельканием в сериалах, появлением на телевидении. Фильм сходит с экрана и на этом все заканчивается. Никто о нем больше не вспомнит. У Любовь Орловой была слава, хотя фильмов было мало. Слава была у Марины Ладыниной, Валентины Серовой, у Татьяны Самойловой, при ее трагической жизни, потому что фильмы «Летят журавли» и «Анна Каренина» помнит каждый человек. У Гундаревой еще совсем недавно была слава. А сейчас какая слава? У кого? Назовите мне хоть одну актрису, у которой она есть? Не найдете. Все великие актеры остались только в прошлом веке. Это данность. А нынешние игры в «суперзвезд», в «мегазвезд» - все это уже низведено до пародии. Да, и сегодня есть талантливые, даже большие лицедеи. Но великих - нет. Вот в этом проблема.

© Дарья Самордова Copyright «Смена», 2008.

культура искусство театр театр.рецензия Виталий Вульф, театр, сцена, звезды, слава
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА