Опубликовано: 27 июля 23:31

«ПУШКИН в МЕРУ ПУШКИНЬЯНЦА» — II

Сформатировано на масштаб веб-страницы 125 процентов

Скульптор Екатерина Белашова 

.

МНИМЫЙ МАСОН ПУШКИН 

Глава вторая 

«Сказать всё и не попасть в Бастилию...»

GALIANI Ferdinando (из письма о цензуре)

 

Часть первая — БЕССАРАБСКАЯ ЛЕГЕНДА

 

Придется немного поскучать. В этой части будет дано некоторое количество цитат от специалистов узкого профиля, а именно — от изучивших масонские архивы. Они будут без ссылок на статьи и страницы, чтобы — не перегружать. Особо заинтересованные найдут в конце главы ссылки на некоторые материалы, которыми я пользовалась.

 

 

21 сентября 1820 года. Высланный в Бессарабию Пушкин прибыл в Кишинев. В его багаже: томик Шекспира и два портрета — Жуковского и Байрона. «Вавилоном в миниатюре» прозвали современники южный Кишинев: народов множество, и все в дружбе!

Александр I: «Пушкина надобно сослать в Сибирь: он наводнил Россию возмутительными стихами; вся молодежь их наизусть читает». Только благодаря заступничеству влиятельных друзей Поэта, в частности Карамзина, ссылку заменили «служебной командировкой». Разумеется, главной заступницей Пушкина была Елизавета Алексеевна, но она никогда не афишировала свои благие дела. 

«Коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен по надобности службы к Главному попечителю колонистов Южного края России генерал-лейтенанту Инзову»,- записана цель поездки в подорожной Поэта. С ним была и депеша о назначении И.Н. Инзова полномочным наместником Бессарабской области.

С благодарностью Ольге Батаевой — Зав. отделом Дома-музея А.С. Пушкина в Кишиневе — за гравюру и информацию.

 

ЧААДАЕВУ (1821)

 

В стране, где я забыл тревоги прежних лет,

Где прах Овидиев пустынный мой сосед*,

Где слава для меня предмет заботы малой,

Тебя недостает душе моей усталой.

Врагу стеснительных условий и оков,

Не трудно было мне отвыкнуть от пиров,

Где праздный ум блестит, тогда как сердце дремлет,

И правду пылкую приличий хлад объемлет.

Оставя шумный круг безумцев молодых,

В изгнании моем я не жалел об них;

Вздохнув, оставил я другие заблужденья,

Врагов моих предал проклятию забвенья,

И, сети разорвав, где бился я в плену,

Для сердца новую вкушаю тишину.

В уединении мой своенравный гений

Познал и тихий труд, и жажду размышлений.

Владею днем моим; с порядком дружен ум;

Учусь удерживать вниманье долгих дум;

Ищу вознаградить в объятиях свободы

Мятежной младостью утраченные годы

И в просвещении стать с веком наравне.

Богини мира, вновь явились музы мне

И независимым досугам улыбнулись;

Цевницы брошенной уста мои коснулись;

Старинный звук меня обрадовал — и вновь

Пою мои мечты, природу и любовь.

 

«4 мая был я принят в масоны»,- записывает Поэт в своем Дневнике 7,5 месяцев спустя. Ложа, в которую якобы вступил поэт, называлась «Овидий» №25, что, в общем, известно. Почему Овидий? Потому что Овидий Назон тоже был выслан, о чем также известно. Но кто назвал эту одиозную ложу «Овидием»? Существует предположение исследователей, что название придумал сам Пушкин. А «№25», ей, стало быть, присвоила сама материнская Ложа «Астрея», находившаяся в Петербурге, и в которую (или в другую) несколькими годами ранее якобы рвался вступить Поэт, но ему якобы не оказали доверия и в масоны не приняли. Правда, документов, подтверждающих сей факт, не нашлось, но — почему не предположить?! А написал об этом "предположении" В.И. Сахаров без ссылки на источник: "... попытка юноши вступить в сентябре 1818 года в петербургскую ложу "Трех добродетелей", организацию насквозь политизированную, контролировавшуюся заговорщиками-декабристами <...> по не ясным пока причинам была неудачной". А может Поэта с Великим мастером «Великой ложи Астрея» перепутали — с графом В.В. Мусиным-Пушкиным-Брюс (шутка)? Или с неким Павлом Пушкиным, полковником — членом ложи "Соединенных Друзей" (1818 - 1819)?

Нет, ну правда — зачем Ложе «Астрея» называть свой кишиневский филиал «Овидием»? Из-за ссыльного Пушкина? Может, не зря опальный Пушкин помянул опального Назона в кишиневском стихотворении "Чаадаеву" (строка помечена звездочкой)? Только при чем в ней эпитет "пустынный"? Октавиан Август сослал Овидия в причерноморский город Томы (ныне румынская Констанца), и он — совсем не пустыня.. Да и "соседом" его можно назвать с натяжкой — почитай, 400 верст до него от Кишинева.. Вот и думай сиди — что к чему?! Конечно, я понимаю, что "пустыню" Поэт употребляет в переносном смысле, как и пишет о том в письме Гнедичу: "Вдохновительное письмо Ваше, почтенный Николай Иванович, нашло меня в пустынях Молдавии"..

A PROPOS. Дело нам предстоит нелегкое — не согласиться с самим Пушкиным.. Расскажу для начала нечто забавное. Нынче, 14-го августа 2017, через 17 дней после публикации Второй главы, попало мне на глаза стихотворение Пушкина, которое прочитала впервые:

Ты пишешь: «на брегах Тавриды

Овидий в ссылке угасал»…

И я, по-твоему, Овидий —

За то, что царь меня сослал?

Потом — о, льстец мой вдохновенный! —

«Ты Тасс — безумным оглашенный!»

Да уж прибавь: Наполеон..

На острове святой Елены!

Но кто ж я? Тасс или Назон?

Я даже в ссылке не дерзаю

Себя с Овидием равнять,

И «веком Августа» назвать

Наш век себе не позволяю..

Но с кем же мне себя сравнить?

Орфей и Тасс — уж так и быть!

Среди неистовых Цыганок

Я — как Орфей, в толпе вакханок..

Дальше пошло-поехало — не стану публиковать найденные варианты т.н. второй части стихотворения, которая, думаю, вообще, отношения к Пушкину НЕ имеет! "Я — как Орфей, в толпе вакханок"  — последняя строка пушкинского экспромта. Дальше явились какие-то "тазы, лоханки, молдованки, грузные молдоване, львы, обезьяны, арабские скакуны, ослиный табор, носатый Овидий etc. В общем, — трудится шкодливая братия пародистов, из-за которой доверчивые молдаване даже обиделись на Пушкина! Я угадала: нашла сейчас (08.09.2017) небольшую статью молдавского пушкиниста и сотрудника Музея А.С. Пушкина — Виктора Кушниренко, документально опровергающую авторство Пушкина (правда, Кушниренко ничего не говорит о первой части стихотворения, ибо не понял — что это и для чего). 

Из первой Главы нам уже известно — КТО есть "Святая Елена" для Пушкина.. но и ссылку Наполеона он может сравнивать со своей.. Можно было бы и аббревиатуру "ТАСС" развернуть, показав — что она означает (помимо Торквато), но это необязательно, так как она имеет отношение к совершенно иной работе.

Итак, стихотворение "Ты пишешь: на брегах Тавриды.." было с такой прелюдией в книге В. Козаровецкого "Тайна Пушкина. Диплом рогоносца":

«Из Кишиневского стихотворения 1821 года (правда, должен оговориться: это стихотворение пока не признано пушкинским, поскольку не сохранилось автографа [конечно, не сохранилось — много чего не сохранилось по воле справщиков-расправщиков, о чем и было нами писано в начале Первой главы. – С.С.], а в тексте есть строки как весьма похожие на пушкинские, так и не характерно пушкинские); на мой взгляд, это была не подделка, как считают некоторые, а просто черновик, необработанные пушкинские стихи».

Так, Владимир Козаровецкий! Однако, клянусь Назоном, в первой половине стихотворения — всё пушкинское (хоть и слабовата рифма "тавриды—овидий", но — таков случай), во "второй" подражатели порезвились — не меньше трех вариантов нашлось.. Только сроду никто не догадается — кому это он написал, и какой-такой чудак надумал сообщить столь вежественному Поэту, что "Овидий угасал в ссылке на брегах Тавриды".. А написал он этот совсем не шутливый стишончик лично вашей покорной.. назвав ее: "о, льстец мой вдохновенный", и доложил попутно о парочке своих инкарнаций.. Строки стиха, который я только что процитировала, прямо отвечают на мой последний абзац до него.. Вы это видите? О чем сие говорит? О том, что Пушкин — пророк в прямом смысле слова! Он — видит! А вы думаете — какие чувства испытывает человек, который вот сейчас, в сей момент переписывается с Пушкиным?! То-то.. (Боже, но какой ужас с этим "безумием"...)

Надеюсь, ямб двусложный развлёк тебя, герой?

Что ж — двинем в путь неложный, неторный, вестовой…

«Члены этой ложи (Овидий) действовали на удивление открыто»,- пишет некий сетевой автор. Не знаю, каких именно членов он имеет в виду, но Пушкин, и впрямь, не таит своего «вступления» в ложу… хотя масонский орден, вроде бы, организация тайная, и внесение такой записи в Дневник, который случайно может оказаться в посторонних руках, является нарушением устава!  

Попробуем, насколько возможно, разобраться с «масонством» Поэта. Пойдем по пути наименьшего сопротивления, а именно — по пути уже пройденному рядом специалистов, имевших доступ к архивам, связанным с историей масонства в России: Щеголевым, Кульманом, Семевским, Соколовской, Дубровиным, Башиловым, Сахаровым… А собрал и процитировал добытые специалистами сведения некто Б.Т. (ближе неизвестен), который, в свою очередь, позаимствовал основной материал у Щеголева Павла Елисеевича.

Цитаты:

«Кишиневская ложа "Овидий" была учреждена 7 июля 1821 года Протоколом от 17 сентября 1821 года. Великая Ложа «Астрея», удовлетворяя просьбу, с которой к ней обратилась группа лиц во главе с П.С. Пущиным [однофамильцем лицеиста и друга Пушкина и «основателем» ложи "Овидий" - Северина Сталь]. «Астрея» даровала конституцию новой ложе, открывшейся в Кишиневе, в Бессарабии, под названием "Овидий", и назначила ей номер "25". А 20 января 1822 года Великая Ложа «Астрея» известила Великую провинциальную ложу, что учредила новую ложу в Кишиневе под названием Овидий» (Н. Кульман,  «К истории масонства в России», с. 348.)

Итак, от Кульмана мы имеем:

7 июля 1821 — Кишиневская Ложа «Овидий №25» была учреждена; но только через два месяца,

17 сентября 1821 — Великой Ложей «Астрея» был подписан протокол об учреждении Ложи «Овидий» и дарована ей конституция;  

9 декабря 1821 — «ложа была закрыта»,- пишет пушкинистка Т.Г. Зенгер-Цявловская, но… несмотря на ее закрытие,  

20 января 1822 — Великая Ложа «Астрея» извещает новую Ложу «Овидий» о её… открытии. Наконец,

1 августа 1822 года Александр I подписывает рескрипт «О запрещении тайных обществ и масонских лож» в России*.

Пушкину же каким-то образом удается вступить в ложу аж 4 мая 1821!

Один из исследователей, задавшийся тем же вопросом опережающего вступления Пушкина в еще не инсталлированную ложу, нашел такое объяснение: «Пушкин был принят в то время, когда [генерал] Пущин, выражаясь современным языком, комплектовал будущую ложу». Чудесная версия! Ай, да Пушкин! Ай, да хват! Жаль только, что   непредвзятые исследователи масонских архивов пишут: «Материалов, подтверждающих прием в кишиневскую ложу А.С. Пушкина, генерала М.Ф. Орлова и майора К.А. Охотникова, не обнаружено». Эти два офицера, видимо, и есть те потенциальные «члены, действующие на удивление открыто».

Но вот что пишет Олег Платонов в книге «Терновый венец России. Тайная история масонства 1731-1996»: Работа масонских организаций велась в строгой тайне. За нарушение дисциплины многие члены масонских лож подвергались процедуре радиирования (исключения) с обязательством соблюдать тайну под страхом смерти. 

Прием новых членов осуществлялся очень разборчиво, искали их исключительно в среде себе подобных ненавистников исторической России, лишенных русского национального самосознания. Определенному члену ложи поручали собирать все необходимые сведения о кандидате, всесторонне обсуждали их на заседании масонской ложи, и после подробной проверки кандидату делалось предложение вступить в некое общество, преследующее "благородные" политические цели. 

Масонская клятва: «… В случае же малейшего нарушения сего обязательства моего подвергаю себя, чтобы голова была мне отсечена, сердце, язык и внутреннее вырваны и брошены в бездну морскую; тело мое сожжено и прах его развеян по воздуху».

Масонская присяга: «Присягаю и клянусь... в неразрывной верности к Ордену состоять... начальникам великое послушание оказывать». После произнесения этих жутковатых архаичных формул на язык неофита налагалась металлическая «Соломонова печать скромности». Однако наш Поэт, нисколько не сомневаясь, тут же всё разболтал в своем Дневнике! Да еще — на два месяца раньше!

«К кишиневской ложе царское правительство проявляло [почему-то, - C.C.] особый интерес и было обеспокоено ее деятельностью, о чем свидетельствует оживленная переписка (ноябрь 1821 - июнь 1822) между князем П.М. Волконским (начальником главного штаба), графом Н.Х. Витгенштейном (командиром 2-й армии), генералом П.С. Пущиным, генералом И.Н. Инзовым и другими лицами. При этом интерес к ложе "Овидий" теснейшим образом связывался с интересом ряда высших чиновников к Пушкину [!] и его поведению в Кишиневе.

Так, на имя И.П. Инзова от 19 ноября 1821 г. князь П.М. Волконский писал: "До сведения его императорского величества дошло, что в Бессарабии уже открыты или учреждаются масонские ложи под управлением в Измаиле генерал-майора Тучкова, а в Кишиневе некоего князя Суццо... При втором (находится) Пушкин".

И далее: «Касательно г-на Пушкина также донести его императорскому величеству, в чем состоят и состояли его занятия со времени определения его к вам, как он вел себя, и почему не обратили вы внимания на занятия его по масонским ложам? Повторяется вновь вашему превосходительству иметь за поведением и деянием его самый ближайший и строгий надзор».

И, наконец, позднее, в письме от 30 января 1822, Волконский предписывает Инзову закрыть ложу, указывая, что "... в случае какого-либо сопротивления вашему превосходительству разрешается употребить даже и силу".

В одном из своих ответных писем (от 1 декабря 1821) Инзов писал Волконскому: "Могу удостоверить ваше сиятельство, что масонских лож в Бессарабии нет". Это же Инзов утверждал в письме к Бессарабскому гражданскому губернатору К.А. Катакази от 1 сентября 1822 г., когда писал: "Так как нигде в Бессарабской области ни масонских лож, ни тайных обществ не имеется, то и прошу покорно ваше превосходительство о недопущении впредь зарождения в здешней области масонских лож и всех тайных обществ".

Кроме того, Инзов указывает, что на просьбу генерала П.С. Пущина разрешить открыть ложу, он писал ему: «… сего дозволить не могу».

Обманывал ли Инзов Волконского или действительно не знал о существовании масонской ложи? Отвечая на этот вопрос, прежде всего, нужно иметь в виду, что хотя ложа "Овидий" и «была утверждена протоколом Великой Ложи Астреи», однако, вплоть до так называемой инсталляции (т. е. формального приема в масонство новых членов кишиневской ложи представителем Великой Ложи Астреи), всякая новая ложа по уставу считалась не правомочной. А так как ложа "Овидий" до 13 октября 1821 г. инсталяции не прошла, то Инзов и мог писать о том, что ложи в Кишиневе не существует».

«Впрочем, сами масонские источники, как уже сказано выше, ставят под сомнение [точнее, опровергают - С.С.] и вступление Пушкина в ложу, и ее подлинность [вообще. - С.С.] — модное масонское поветрие в те годы выражалось часто в чисто внешнем подражательстве в виде "масонских" салонов-клубов».

Источник гласит: «В списке членов ложи нет его имени. Знаменитые "масонские тетради" поэта, предназначенные для ритуальных текстов ложи, остались незаполненными и послужили черновиками для стихов», которыми до 1823 года он и пользовался как черновыми тетрадями: так называемые тетради 834, 835, 836.

Тем не менее, тот, кто пишет историю русского масонства, не может пройти мимо Пушкина: ну как не записать великого Поэта в масоны, если о членстве его прошел звон, который он сам же и пустил?! И если многие вокруг были масонами: отец, дядя, друг Вяземский, Карамзин (правда, историограф был в ложе очень короткое время, как и Грибоедов), Жуковский, многие лицеисты etc?! А вот так: все, да не он!

«Я был масон кишиневской ложи, то есть той, за которую уничтожены в России все ложи»,- напишет Александр Сергеевич Жуковскому в январе 1826 года (письмо касается заговора декабристов). Весьма долгое время сведения о кишиневской ложе ограничивались лишь этими двумя фразами Пушкина.

«Не так давно — год или полтора тому назад — исследовательница русского масонства Тира Оттовна Соколовская на страницах "Русской старины" ставила вопрос об источниках и материалах, из которых можно было бы почерпнуть сведения об этой ложе. А материалы хранились в Военно-ученом архиве, и только часть их, менее важная, была опубликована в той же "Русской старине". Наконец, Н.К. Кульман использовал их в 1907 г. в своей статье "К истории масонства в России. Кишиневская ложа". Пользуясь в архиве теми же материалами, что были под рукой Н.К. Кульмана, и прибавив к ним кое-что из списанных Н.Ф. Дубровиным документов, рассказал историю этой ложи и В.И. Семевский на страницах "Минувших годов".

Материалами Военно-ученого архива не исчерпываются архивные источники об этой ложе. Кое-что, дополняющее данные Военно-ученого архива, попадалось нам и в других архивах. Не пересказывая этой истории и предполагая ее известной, остановимся на одном обстоятельстве, которое повергает в недоумение исследователей и читателей. Основатель ложи генерал П.С. Пущин дал совершенно противоречивые показания об этой ложе. Инзов, с его слов, донес, что в Кишиневе ложа и не открывалась, а Киселев тоже с его слов донес, что Пущин "изъявил готовность свою отказаться от всякого участия в учреждении сих лож, отвергнув их существование, и обещал без потери времени сие исполнить"».

«Возникает вопрос, была ли открыта ложа «Овидий» № 25,- спрашивает Б.Т.,- и не прав ли был Инзов, утверждая, что в Кишиневе ложа не существует? Этот вопрос кажется парадоксальным после заявления Пушкина»…

И тут, не сведя концы с концами, автор, собравший редкие материалы по «кишиневской ложе», пускается в «подробности масонской техники, оставшейся неизвестной исследователям»: «Дело в том,- пишет он,- что новая ложа фактически и юридически правильно действующей считалась в масонстве только после ее принятия, после ее инсталляции. Принятие же было формальным обрядом, который должен был совершаться в присутствии делегатов, командированных на этот случай головной ложей — из ее членов. Ввиду крайней невозможности разрешалось поручить открытие кому-либо на месте из бывших уже членами другой ложи, но к этому масоны прибегали крайне неохотно, в особенности потому, что обряд инсталляции был ими очень ценим, ибо он символизировал действенность их работ.

Была ли принята или инсталлирована кишиневская ложа? Принимая во внимание объяснения Пущина и Инзова, а также документ, о котором мы сейчас скажем, мы должны на этот вопрос ответить отрицательно.

Действительно, вся процедура, предшествовавшая принятию, была выполнена: позволение открыть ложу было дано [не Инзовым, а самой материнской Ложей «Астрея»? - С.С.], было принято постановление о посылке патента и — самое наименование ложи; генеральный секретарь «Астреи» даже почел своим долгом уведомлять [будущих членов Ложи «Овидий» - С.С.] о заседаниях «Астреи»; наконец — с некоторым нарушением устава — ложа №25 была даже занесена в списки Астреи. Но инсталляции совершено не было. Некоторые исследователи, изучавшие архивный материал, отнеслись к нему без должного внимания и не прочли до конца всех бумаг этого архивного дела или просто просмотрели самый интересный документ»,- пишет Б.Т.

«А из всех писем, хранящихся при этом деле, оно — самое интересное и важное — как вообще для истории масонства, так и специально для истории кишиневской ложи. При этом письме секретарем был отправлен ряд документов, необходимых для возникающей ложи, и целая "литература", которой должна была руководствоваться новая ложа. В самом письме секретарь обращает внимание новых братьев на особенно важные пункты «Уложения ложи Астреи», подчеркивая необходимую формальную обрядность и, наконец, дает счет тем денежным уплатам, которые должна будет сделать новая ложа».

Приведем наиболее важные выдержки из этого Письма [оригинал на французском] от 13 октября 1821 года [запомним эту дату - С.С.]:

«Прежде нежели которая Ложа будет таким образом принята, производимые ею работы почитаются временными и остаются недействительными, если принятие не совершится, согласно параграфа 154 [он выделен жирным шрифтом - С.С.], потому что каждая Ложа уже после принятия своего вносится в список Великой Астреи. Великая Ложа Астреи могла бы на своем заседании 17 сентября назвать брата, чтобы утвердить инсталляцию Вашей Ложи, если бы она была информирована, на ком остановить свой выбор. Мне поручено Великим магистром пригласить Вас указать нам нескольких выдающихся братьев Вашей [будущей - С.С.] Ложи или из другой ложи, утвержденной для этой почетной задачи, которого Великая Ложа Астреи могла бы назначить вашим инсталлятором, дав ему полную власть и сообщив необходимые инструкции. Согласно §§ 151 и 153 одного брата будет достаточно, чтобы представлять Великую Астрею во время этого акта. Великий магистр мог бы предложить следующих кандидатов [ложи Астрея - С.С.]: Опостена Прево, Люмьена, Шарля Риттера, Ромэна Муэна и Жоржа Одениуса, среди которых вы можете выбрать. Все эти братья очень уважаемые и достойны Вашего доверия».

Таким образом, 13 октября 1821 года у ложи «Овидий» не было еще ни представителя в совете Великой ложи, ни инсталлятора. На это письмо от 13 октября кишиневские братья должны были ответить указанием того брата или братьев, которые должны были инсталлировать ложу; на их ответ Великая ложа должна была прислать или самих лиц из Петербурга или же полномочия и инструкции — бывшим на месте. Нужно сообразить, сколько времени потребовали бы эти сношения, а в конце ноября Пущина уже потянули к допросам и Инзов и Киселев. При отсутствии дальнейшей переписки и, приняв во внимание вышеуказанное, можно с достоверностью заключить, что инсталляции так и не произошло. Следовательно, Инзов имел право донести, а Пущин утверждать, что масонской ложи в Кишиневе открыто не было. Записка его к Киселеву, в которой он объясняется по поводу своего масонства, нам неизвестна. У Пущина с Киселевым речь, очевидно, шла о приготовлениях к открытию, а не об открытой уже ложе».

На этом закончим цитирование документов о неинсталлированной кишиневской ложе ОВИДИЙ «№25», добавив последнюю цитату:

«Ложа Овидий так и не была официально инсталлирована Великой директориальной ложей-матерью Астрея, и ее собрания, где бывал Пушкин, не были по сути законными и ритуальными. Масонские работы «Овидий» так и не начал».

В дополнение к известным документам сошлемся на архив тайной полиции. Великий мастер Астреи В.В. Мусин-Пушкин-Брюс [кстати, знакомый нашего Пушкина - С.С.] в официальном извещении на имя управляющего Министерством внутренних дел В.П. Кочубея о закрытии всех лож и прекращении масонских работ говорит ясно: «Ложа Овидия в Кишиневе... никогда не работала, ибо я не получал от оной никаких известий» (В.И. Сахаров, Поэт и «дети вдовы»).

Мы могли бы ограничиться двумя последними цитатами в качестве доказательства не существования ложи «Овидий», но кто бы поверил, будучи два столетия убеждаем в «масонстве» Поэта, которое оказалось всего лишь Бессарабской легендой...

Возможно, и даже весьма вероятно, что Пушкин был в курсе этой вялотекущей возни с кишиневской ложей №25 (он же тесно общался с Инзовым, Пущиным) и в дальнейшем воспользовался этой информацией для… Но на этот раз — не будем бежать впереди исторических событий.

____________________________

* РЕСКРИПТ АЛЕКСАНДРА:

«Рескрипт на имя управляющего министерством внутренних дел графа В.П. Кочубея «Об уничтожении масонских лож и всяких тайных обществ»: «Все тайные общества, под какими бы они наименованиями не существовали, как то: масонские ложи или другие — закрыть и учреждения их впредь не дозволять».

Конечно, не в Пушкине было дело..

«15 августа 1820 года, выступая в Варшаве на сессии Сейма, Александр говорит: «Дух зла покушается водворить снова свое бедственное владычество; он уже парит над частию Европы, уже накопляет злодеяния и пагубные события».

«Еще до возвращения с Конгресса в Россию Императору была доставлена служебная записка начальника штаба гвардейского корпуса А.Х. Бенкендорфа, в которой назывались десятки имен членов русского тайного общества, поставившего себе целью свержение монархии и ликвидацию традиционной государственности в России. Среди заговорщиков были представители самых знатных фамилий, люди, облеченные властью и связанные воинской и дворянской присягой»,- пишет в своей замечательной монографии об Александре Андрей Борисович Зубов. Но — возвращаемся к нашей теме.

Зачем же Сверчок-Пушкин просвистел о своем «принятии» в ложу, не убоявшись ни присяги, ни клятвы масонской? Просвистел, потому что бояться ему было нечего — ведь ложа не была инсталлирована, и он в нее не вступал! Да и просвистел он об этом гораздо позже... для очень серьезной цели! Интересно, что запись в Дневнике («4 мая был я принят в масоны») этими словами и ограничивается, в то время как все остальные записи, в т.ч. располагающиеся рядом, достаточно подробны — деталь, также позволяющая предположить, что запись была внесена в Дневник позднее, и места для подробностей уже не нашлось.

Однако, как нам помочь Б.Т. состыковать все эти нестыковки и несуразности, никого не подозревая во лжи только потому, что сами мы изолгались, живя не по чести и совести в фейковом XXI веке?! Они состыкуются сами, если мы примем во внимание истинную биографию Поэта.

.

Часть вторая — «ОБЩЕСТВО ЕЛИЗАВЕТЫ»

.. Небесного земной свидетель, Воспламененною душой Я пел на троне добродетель..

Первая глава вкратце рассказала нам — кем жил и был питаем Поэт в своих элегиях, балладах, повестях и романах, «полных истины живой».. И неужто «масонство» Пушкина оказалось не связанным с Именем его Утаенной Любови?! Конечно, — оно было связано.

Как сказано выше, многие т.н. «масонские ложи», отдавая дань моде, представляли собой «салоны-клубы» или ширму для разного рода собраний, политических заговоров и наивных ритуалов. Так — членами псевдомасонского тайного общества «Зеленая лампа», в котором видное участие принимал Пушкин, были заказаны одинаковые перстни. Камень мог быть любым, но на все была нанесена гравировка в виде Меноры — семисвечного светильника. Пушкин выбрал сердолик, но гравировка на его кольце отличалась от остальных: на камень был нанесен рисунок пифийского треножника. Всего у Пушкина их было СЕМЬ — печаток и перстней. Ну, это так — для справки.

Главный же наш вопрос: зачем Пушкин сообщил в Дневнике и Жуковскому о своем «масонстве»? И почему Александр I из-за несуществующей кишиневской ложи «Овидий» закрыл в России «все ложи»? Впрочем, по второй части вопроса мы уже ответили.

Ситуацию, в которой оказался Пушкин, можно назвать: «между трех огней». Известно, что существовали два крыла декабристов: северное и южное. Южное — более радикальное, но в целом их программы близки, частями схожи и провиденциальны. Если бы не планировался ими вооруженный переворот вплоть до полного истребления царской семьи, всю эту канитель можно было бы назвать предмайданщиной. Почему — провиденциальны? Из «русской правды» Пестеля, к примеру, многое можно видеть в сегодняшней России. 

Пушкин не принадлежал ни к левым, ни к правым, хотя лично знал многих будущих декабристов. Сын декабриста Михаил Волконский: «Отцу было поручено принять Пушкина в общество, но отец этого не исполнил, щадя талант поэта».

Таким образом, Поэт не обманул Николая I в том, что не принадлежал к движению и заговору декабристов (но об этом в следующей Главе). Однако Пушкин мог иметь отношение к другому заговору, о котором сообщалось: «В Петербурге открыт заговор высшей аристокрации. На престол хотели возвести царствующую императрицу [Елизавету Алексеевну – С.С.]. Первое заявление о нем сделал Сперанский»,- пишет Фернгаген в 1921 году,- а «в 1822 г. последовал первый арест В.Ф. Раевского и затем заключение его в Тираспольскую крепость» (Пыпин, «Общественное движение в России при Александре I»). Стало быть, упомянутый заговор был каким-то образом связан в 1821-1822 гг. с Бессарабией, где в тот момент находились Раевский и Пушкин…

Бедняга Раевский пострадал первым, за что, видимо, и окрещен был «первым декабристом». Поэт и друг Пушкина, он был арестован и обвинен в государственных преступлениях: ему ставили в вину "задабривание" солдат [?], и то, что в прописях его встречались имена Брута и Кассия. С 1822 по 1827 велось следствие, во время которого Раевский сидел в различных крепостях, но расследование ничего важного не обнаружило, что, к несчастью, всё равно не отразилось на смягчении его участи. Он советовал Пушкину "оставить другим певцам любовь: любовь ли петь, где льется кровь"! Но Пушкин не мог не «петь Любовь» и не мог не желать видеть на российском Троне Добродетель — особенно при его отношении к действующему монарху Александру!

Однако, при чём здесь ложа «Овидий №25»? Как цитировано выше, с помощью этой, так и не инсталлированной ложи, псевдо-декабристы намеревались (по идее Федора Глинки) возвести на престол Елизавету Алексеевну, а ложа должна была послужить ширмой. Видимо, все заговорщики в пользу Eя Wеличества сильно надеялись на инсталляцию «Овидия» — увы, надежды не оправдались! Возможно, ради столь великого дела Пушкин и в масоны вступил бы ненадолго, если б вышло, но — не вышло! Впрочем, не считаю возможным и это — не вступил бы в сию неблаготворную организацию Поэт, нашел бы другой вариант, который, впрочем, и нашел..!

Поэт, прозаик, публицист Федор Глинка участвовал в создании «Союза благоденствия северных рыцарей» и был членом (а позднее одним из руководителей) масонской ложи «Избранного Михаила», после восстания декабристов был арестован, хотя прямого отношения к ним не имел. Именно ему принадлежала идея возведения на престол Елизаветы Алексеевны Романовой.

«История тайных обществ за период 1817—1820 гг. представляет собой ряд попыток мирного воздействия на общественное мнение. В 1817 г. М.Ф. Орлов и Н.И. Тургенев, предпринимая организацию „Ордена Русских Рыцарей“, пытаются использовать для пропаганды литературное общество „Арзамас“, члены „Союза Спасения“ работают в масонских ложах. В 1819 г. Н.И. Тургенев организует «Журнальное общество», привлекая в него близких к себе по взглядам членов „Союза Благоденствия“ и видных писателей, не принадлежавших к последнему».

То есть все — и радикальные декабристы, и умеренные монархисты — не хотели видеть на престоле Александра Первого! Но если за радикалами стояли анти-монархисты масоны, то за умеренными монархистами стояло одно желание — видеть на престоле достойного самодержца! И совершенно особо выделялись среди названных монархисты-романтики, мечтающие возвести на Трон ТУ, которая являла собой истинную Добродетель! С кем же еще мог быть Пушкин, если не с ними?!

Статья А.Н. Шебунина «Пушкин и Общество Елизаветы» — об активной деятельности Федора Глинки, с привлечением множества лиц (включая даже секретаря Ея Величества, Н.М. Лонгинова) в «Общество Елизаветы», которое стало конечной организацией, планирующей возвести EW на престол. Начать организацию этого нового тайного общества — строго конституционно-монархического характера — Глинку, вместе с С.М. Семеновым и Н.И. Кутузовым, побудили беспорядки, царившие в «Союзе Благоденствия».

Нет смысла пересказывать всю статью, ее можно прочесть в сети. Шебунин, правда, ошибается, считая (как многие), что стихотворение 1818 г. «Ответ на вызов написать стихи в честь Ея Величества Государыни Елизаветы Алексеевны» Пушкин сочинил по просьбе Н.Я. Плюсковой. Кира Викторова дает в своей книге сноску: «В копии Каверина предшествует запись — «… Е.А. спрашивала у Жуковского: „Отчего Пушкин, сочиняя хорошо, ничего не напишет для нее“. Пушкин послал: „На лире скромной, благородной…“».

На лире скромной, благородной

Земных богов я не хвалил;

И силе, в гордости свободной,

Кадилом лести не кадил.

Природу лишь учася славить,

Стихами жертвуя лишь ей,

Я не рожден царей забавить

Стыдливой музою моей.

Но, признаюсь, под Геликоном,

Где Иппокрены ток шумел, (вариант: Где Касталийский ток шумел)

Я, вдохновенный Аполлоном,

Елизавету втайне пел. (вариант: Царицу нашу втайне пел!)

Небесного земной свидетель,

Воспламененною душой

Я пел на троне добродетель

С ее приветною красой.

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой;

И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа.

Ея Величество вряд ли знала о заговоре "высшей аристокрации" (если, конечно, Александр не поделился) и вряд ли согласилась бы занять место супруга. Но Пушкин не мог не желать видеть на российском престоле свою Любовь, свою «Добродетель на троне», которую почитала вся Россия (.. и неподкупный голос мой был эхо русского народа)?! Нет, Пушкин никогда не был сторонником цареубийства и революции. Он был убежден:

Лишь там над царскою главой

Народов не легло страданье,

Где крепко с вольностью святой

Законов мощных сочетанье.

И днесь учитесь, о цари:

Ни наказанья, ни награды,

Ни кров темниц, ни алтари

Не верные для вас ограды.

Склонитесь первые главой

Под сень надежную закона

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой.

____________________________________

Увижу ль я, друзья, народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя..

Император, разумеется, не был последним дураком (хотя и "не в отца пошел головушкой" этот пушкинский "Бова"): он читал стихи Пушкина (в том числе — «На лире скромной, благородной», напечатанное в «Соревнователе просвещения и благотворения» в 1819); он возмущался вольнодумством Поэта; он сослал его подальше от столицы; он (через Инзова) следил за его поведением; он узнал (через Сперанского) о заговоре «высшей аристокрации» — планирующим возвести на престол Елизавету Алексеевну; он прослышал (уши-то были везде!) о какой-то суете вокруг кишиневской ложи Овидий (а в Кишиневе — Пушкин, который боготворит EW!)… И тогда Александр принимает решение закрыть ВСЕ ложи в России — от греха подальше, дабы пресечь любые возможные заговоры под их эгидой в будущем!

.

Часть третья — ЛОЖА как УСЛОВНЫЙ ШИФР

«Il ne faut pas qu’un honnete homme merite d’etre pendu»

Честному человеку не должно подвергать себя висилице

(Карамзин; перевел Вяземский)

Три «огня» вокруг Пушкина разгорались:

1) умеренное монархическое «Общество Елизаветы» (с его неблаготворным предтечей «Союзом Благоденствия»);

2) «радикальные республиканцы-декабристы» левого и правого крыла;

3) и неудачная попытка открыть кишиневскую ложу «Овидий №25»!

Умеренное, конечно, лучше радикального, хотя для того, чтобы отправиться в Сибирь — хрен редьки не слаще! И Пушкин «выбирает масонов», записав в Дневник известную фразу. Она же становится будущим условным шифром. Но запись, повторюсь, он мог сделать гораздо позже 1821 года.

«4 мая был я принят в масоны» (в несуществующую ложу). Но 4 мая 1826 года скончалась Елизавета Алексеевна. Совпадение? Сомнительно. И в 20-х числах января 1826, когда тучи начали сгущаться над всеми заговорщиками без разбору, Поэт пишет Жуковскому: «Я был масон в Кишиневской ложе, т.е. в той, за которую уничтожены в России все ложи». Но зачем Пушкин пишет своему старшему другу о том, о чем Жуковскому и так известно, ведь Жуковский и сам масон?! Может, стоит рассмотреть это письмо поподробнее:

Я не писал к тебе, во-первых, потому, что мне было не до себя, во-вторых, за неимением верного случая. Вот в чем дело: мудрено мне требовать твоего заступления пред государем; не хочу охмелить тебя в этом пиру. Вероятно, правительство удостоверилось, что я заговору не принадлежу и с возмутителями 14 декабря связей политических не имел, но оно в журналах объявило опалу и тем, которые, имея какие-нибудь сведения о заговоре, не объявили о том полиции. Но кто ж, кроме полиции и правительства, не знал о нем? О заговоре кричали по всем переулкам, и это одна из причин моей безвинности. Все-таки я от жандарма еще не ушел, легко, может, уличат меня в политических разговорах с каким-нибудь из обвиненных. А между ими друзей моих довольно (NB: оба ли Раевские взяты, и в самом ли деле они в крепости? напиши, сделай милость). Теперь положим, что правительство и захочет прекратить мою опалу, с ним я готов условливаться (буде условия необходимы), но вам решительно говорю не отвечать и не ручаться за меня. Мое будущее поведение зависит от обстоятельств, от обхождения со мною правительства etc.

Итак, остается тебе положиться на мое благоразумие. Ты можешь требовать от меня свидетельств ОБ ЭТОМ НОВОМ КАЧЕСТВЕ. Вот они.

В Кишиневе я был дружен с майором Раевским, с генералом Пущиным и Орловым. Я был масон в Кишиневской ложе, то есть в той, за которую уничтожены в России все ложи. Я, наконец, был в связи с большею частью нынешних заговорщиков.

Что же за "новое качество" такое? А то, что для Жуковского с этого момента становится НОВОСТЬЮ, что Пушкин "был масон", и Жуковский должен принять сию "новость" к сведению — на случай, если от него потребуют свидетельств! Эта фраза — ключевая в письме!

Покойный император, сослав меня, мог только упрекнуть меня в безверии. Письмо это неблагоразумно, конечно, но должно же доверять иногда и счастию. Прости, будь счастлив, это покамест первое мое желание.

Прежде, чем сожжешь это письмо, покажи его Карамзину и посоветуйся с ним. Кажется, можно сказать царю: Ваше величество, если Пушкин не замешан, то нельзя ли, наконец, позволить ему возвратиться?

Говорят, ты написал стихи на смерть Александра — предмет богатый! — Но в течение десяти лет его царствования лира твоя молчала. Это лучший упрек ему. Никто более тебя не имел права сказать: глас лиры — глас народа. Следственно, я не совсем был виноват, подсвистывая ему до самого гроба.

Выделенные мною фразы письма (от января1826) мне показались реперными:

— «мне было не до себя»... А до кого? Видимо — до его знакомых декабристов. Поэт в заговоре не участвовал, но он не мог ведь не реагировать на происходящее! Аресты после «Сенатской» (14 декабря 1825) начались уже в декабре 1825, среди арестованных были и его близкие друзья, лицейские товарищи! Приговор был объявлен уже после письма Пушкина Жуковскому — в начале июля 1826. Елизавета Алексеевна скончалась 4 мая 1826, а узнал он о ее смерти 25 мая (тоже после письма). Но и смерть Александра нельзя не учитывать (19 ноября 1825). Огромное сгущение событий!

— «я заговору не принадлежу и с возмутителями 14 декабря связей политических не имел»… Пишет, как есть. Зачем же ему пострадать, если он к событиям на Сенатской не причастен?! Он монархист и останется им до конца (подробнее — в новой главе).

— «не отвечать и не ручаться за меня»... т.е. не выдать его случайно в том, что он не был масоном, выбив тем самым "краеугольный камень" всего письма!

— «В Кишиневе я был дружен с майором Раевским (за которым как сказано выше, ничего серьезного следствие так и не обнаружило), с генералом Пущиным и Орловым [с т.н. организаторами ложи «Овидий», но не с декабристами]. Я был масон в Кишиневской ложе, то есть в той, за которую уничтожены в России все ложи». Разумеется, масону Жуковскому о закрытии масонских лож было известно, но Пушкин зачем-то все равно подчеркивает это «уничтожение лож». Зачем? Чтобы подчеркнуть свою причастность только к масонству (пусть мнимому, но скрывающему «заговор аристокрации», раскрытый масоном Сперанским).

Если бы Пушкин действительно вступил в масонскую ложу, Жуковский, конечно, знал бы о том — ведь прошло уже целых 5 лет! Но Жуковский почему-то не знает, и Александру Сергеевичу надобно ненавязчиво об этом сообщить: через Жуковского — Карамзину и конечному адресату (на что Пушкин надеется) Императору Николаю. Такова цель, такова задача письма — довести до сведения Царя, что он всего лишь невинный масон, а не декабрист-заговорщик!

Трудно сказать, знал ли об «Обществе Елизаветы» Жуковский — возможно, знал, но 24-летняя эпоха правления Александра закончилась, а через 3 месяца оно и вовсе не будет иметь никакого значения!

— «Письмо это неблагоразумно». Он так пишет сознательно, на случай попадания письма в чужие руки (или — от Карамзина к Николаю I), но также и для того, чтобы Жуковский понял некоторые несуразности сообщаемые Пушкиным. В общем, здесь Пушкин играет смыслами, т.к. ничего неблагоразумного в письме (для постороннего взгляда) нет!

— «Прежде, чем сожжешь это письмо, покажи его Карамзину». Продолжение той же игры: якобы он хочет скрыть свое «масонство», которое ах, как крамольно на фоне «Сенатской»! О письме — всё.

Вот еще любопытная деталь. "Одно время отличительным признаком всякого масона был длинный ноготь на мизинце. Такой ноготь носил и Пушкин; по этому ногтю узнал, что он масон, художник Тропинин, придя рисовать с него портрет. Тропинин передавал кн. М.А. Оболенскому, у которого этот портрет хранился, что когда он пришел писать и увидел на руке Пушкина ноготь, то сделал ему знак, на который Пушкин не ответил, а погрозил ему пальцем". М. И. ПЫЛЯЕВ. Старая Москва. СПб., 1891

Может и существовал такой "признак масона", но, во-первых, не Тропинин "приходил рисовать" Пушкина, а Пушкин ездил позировать Тропинину. Во-вторых, у Пушкина все ногти были длинными (он за ними всегда тщательно ухаживал, видимо, для того, чтобы дразнить масонов), что мы и видим на портрете Кипренского. Да и на "знак", поданный художником, Поэт не ответил.

".. Я до этого времени ничего про Пушкина не слыхала, но он прямо бросился мне в глаза. Показался он мне иностранцем, танцует, ходит как-то по-особому, как-то особенно легко, как будто летает: весь какой-то воздушный, с большими ногтями на руках. - "Это не русский?" - спросила я у матери Вельяшева, Катерины Петровны. - "Ах, матушка! Это Пушкин, сочинитель, прекрасные стихи пишет", - отвечала она" (ЕК. ЕВГР. СИНИЦЫНА, урожд. СМИРНОВА, дочь бывш. берновского священника) по записи В. И. КОЛОСОВА). Есть и другие многие свидетельства современников о длинных ногтях Пушкина. Ну это так — à propos.

Пушкин еще раз использует свое «масонство» в качестве шифра для посвященных в тайну его Утаенной Любови: напишет в криптограмме на "Элегии" 1826 г. "Усл. о С(25)" т.е. — услышал о С(мерти) Елизаветы Алексеевны 25 мая, или о С(мерти) «ложи "Овидий" №25», ведь «Овидий №25» — это шифр Ея Величества. Символ, конечно, дерзновенный... Криптограмму дешифровала Кира Викторова.

Вернемся к мистической нумерологии:

4 мая он «был принят в масоны»

4 мая гибель его Элизы

25 мая услышал о Её гибели

25 номер у ложи «Овидий»

Еше раз спросим себя: Совпадение? Весьма сомнительно, скорее, — провидческое иносказание. Можно предположить, что кишиневская запись в Дневник была сделана не ранее 25 мая 1826 года, но датирована 1821-м. Или, по крайней мере, не ранее Восстания на Сенатской. Увидеть бы рукопись этой дневниковой страницы! Да "где уж нам, дуракам, чай пить"...

Следует также напомнить, что уже в 1822 году в Кишиневе Пушкин написал «Исторические заметки», опровергающие политические идеи масонов-декабристов.

Что именно делал в «Обществе Елизаветы» Пушкин, Шебунин не пишет. А что мог делать поэт? Писать прекрасные стихи, в т.ч. о своем «вечном, милом Идеале»! Но даже если бы не было создано это Общество, разве мог Пушкин вступить в "масоны", будучи с 14-летнего возраста посвященным в Русскую Северную Традицию? Ведь они как "гений и злодейство — две вещи несовместные"! О посвящении Поэта в РСТ — в главе «Монархист Пушкин» или в «Гаврильяде».

.

Часть четвертая — ЗАЧЕМ ОНИ ОПОРОЧИЛИ ПУШКИНА?

Перед похоронами Пушкина не только Вяземский, но и Жуковский бросили в гроб Поэта по белой перчатке — знак признания его братом по ложе. Разве они не знали, что Пушкин не был масоном? Знали, конечно, и отомстили. Не за то, что — «вышел из масонов», как считают некоторые исследователи, а за то, что так в них и не вошел! За особость отомстили, за инаковость, гениальность, русскость — два не таких уж и друга, если присмотреться, — два яго, два сальери: «А пусть его останется в веках нашим (даже и несостоявшимся) братом», и — бросили в гроб перчатки, и облепили могилу Поэта масонской символикой! Кто именно облепил — нужно еще выяснять, но это, без сомнения, сделали «братья»!

«Веселая банда» — Вяземский, Жуковский, Тургенев

… Я слышу вновь друзей предательский привет

На играх Вакха и Киприды,

Вновь сердцу моему наносит хладный свет

Неотразимые обиды.

Я слышу вкруг меня жужжанье клеветы,

Решенья глупости лукавой,

И шёпот зависти, и лёгкой суеты

Укор весёлый и кровавый.

Чей шёпот зависти мог раздаваться? Поэтов, разумеется, чей же еще! Эскулап не завидует рудокопу, военачальник философу, разбойнику — герой! Легко ли придворному поэту Жуковскому было пережить поэтическое превосходство Пушкина, сделав на своем портрете, подаренном ему, надпись: «Победителю-Ученику от побежденного учителя»? Или когда Ея Величество спросила его: «Почему Пушкин, сочиняя хорошо, ничего не напишет для нее»? — ведь не просила же она Жуковского сочинить для нее стихи… А желчный Вяземский? Вот любопытный случай.

29 декабря 1820 г. А. И. Тургенев сообщил кн. П. А. Вяземскому, что посылает Елизавете Алексеевне полный текст искаженного цензурой послания Вяземского Каченовскому, и прибавил: „Она говорила о твоих стихах, вообще хвалила их; но сказала, что во всех есть что-то недоделанное, ou à peu près“. И либерал Вяземский на это отвечал: „Я рад, что царица, le seul homme de la famille, увидит, что делается в этой России, управляемой с почтовой коляски. Рад и тому, что она в стихах моих заметила их коренной недостаток, недостаток недоделанности, ибо вижу в том доказательство ее трезвого суждения и внимания к моим стихам“. Искренен ли он? И рад ли столь тонкому суждению Императрицы?

144 поэтических строки «Послания» Вяземского к профессору Московского университета М.Т. Каченовскому мы, конечно, приводить не будем — его легко прочесть в сети (с комментариями современников Вяземского), — но должно сказать, что этот выстрел из пушки по воробьям буквально нашпигован желчью и потаенными чувствами самого поэта, которые невольно оказались на виду! Стихи тяжелые, неповоротливые, с затруднительным постижением смысла, хотя каждая строка сама по себе вроде и неплоха. «Послание» защищает историка Карамзина от критики историка Каченовского. Сам Карамзин ответил Вяземскому так: «Пишу… почти в сердце на вас за эпистолу к Каченовскому, хотя в ней и много прекрасных стихов. Вы знаете мой образ мыслей, весьма искренний. Я не имею нужды ни в защите, ни в мести, и если не врагам, то друзьям своим говорю от души: «Оставьте меня в покое».

А Пушкин (2 января 1822) так:: «Бранюсь с тобою за… послание к Каченовскому; как мог ты сойти в арену вместе с этим хилым кулачным бойцом — ты сбил его с ног, но он облил бесславный твой венок кровью, желчью и сивухой… Как с ним связываться — довольно было с него легкого хлыста, а не сатирической твоей палицы».

Автор статьи «Вольные каменщики у гроба поэта» Сергей Фомин озвучил интересную мысль: «… еще одна тема: использование Гения, народного символа (часто против воли последнего) противниками существующей Власти в личных интересах, с пользой для собственного разрушительного дела. Причем, далеко не всегда эти люди подлинно ценят то, что вполне цинично используют. Вступить им в игру всякий раз позволяет наличие разлада/зазора между Художником и Властью».

«Не о масонском заговоре (для всестороннего разговора о котором пока что нет достаточно полных материалов) речь, а о той роли, которую совершенно конкретные «дети вдовы» пытались сыграть в последнем акте трагедии Поэта.

То, что «вокруг самого события ощущается присутствие членов братства», — вещь теперь очевидная и особых споров не вызывает. Достаточно вспомнить масонскую символику на сургучной печати анонимного диплома-пасквиля, приведшего, в конце концов, к дуэли, а также дату самого рокового поединка (27 января), выпавшую на один из очень немногих чтимых вольными каменщиками праздников» (ссылка на Соколовскую).

Как масонам-иезуитам удалось присовокупить дуэль 27 января к своему почитаемому празднику; почему был выбран Дантес; в какой изоляции и одиночестве находился в этот момент Пушкин; почему дуэль была гибельной для Поэта (даже если бы он остался жив) и о многих малоизвестных подробностях похорон Пушкина — обо всем этом — можно прочитать в статье Сергея Фомина.

29 января 1837 года в 2 часа 45 минут пополудни Поэта не стало…

«Солнце нашей поэзии закатилось. Пушкин скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща <…> Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно: всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш поэт! наша радость, наша народная слава»!- писали газеты.

«Похоронами заправлял двоюродный дядя вдовы — дипломат, обер-камергер Г.А. Строганов, отец родившейся вне брака Идалии Полетики (злейшего врага поэта)*, ближайший друг министра Нессельроде и нидерландского посланника Геккерна, за несколько дней до кончины поэта советовавший дипломату, «чтобы его сын барон Дантес, вызвал Пушкина на дуэль <…>, по мнению графа, дуэль была единственным исходом».

Весь вечер после дуэли супруги Строгановы и Нессельроде провели до часу ночи в доме Геккернов. Наряду с немногими другими, граф Строганов — уже на следующий день — участвовал в распространении клеветы о том, кого вскоре ему предстояло хоронить».

[* Но что такое маленькая злобная пиранья Идалия Полетика по сравнению с хищной акулой-людоедкой Марией Нессельроде и с ее мужем-драконом Карлом Нессельроде?! - С.С.]

«Связь Пушкина и его семьи с Царем, а затем разборку бумаг Поэта (совместно с начальником штаба Корпуса жандармов генерал-майором Л.В. Дубельтом) осуществлял поэт и вольный каменщик В.А. Жуковский, так — уже после случившейся трагедии — характеризовавший своего друга: «Пушкин был выведен из себя, потерял голову и заплатил за это дорого. С его стороны было одно бешенство обезу[мевшей] ревности»… Или о нем же в позднейших стихах: «Жертва гибельного гнева». Какая притворная наивность!

Второй важной фигурой был князь П.А. Вяземский. «Пушкин не любил Вяземского,- свидетельствовал Павел Воинович Нащокин (друг Пушкина в последние годы),- хотя не выражал того явно; он видел в нем человека безнравственного, ему досадно было, что тот волочился за его женою…».

А его высказывания по поводу стихов Пушкина: «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина»! Называя их приношением «шинельного» поэта, Вяземский писал: «Пушкин в стихах своих… кажет… шиш из кармана»; «Царская ласка — курва соблазнительная… которая вводит в грех…». А стихи-то какие взбесили русофоба Вяземского! Перечитайте их..

Светской чернью назвал Поэт космополитические русофобские круги аристократических салонов.

За несколько дней до рокового выстрела на Черной речке (а речку-то какую выбрали — "черную"! впрочем, Поэт там и жил..) Петр Андреевич публично заявил, что «он закрывает свое лицо и отвращает его от дома Пушкиных». Неужто знал о предстоящей дуэли, и жалкие крохи совести не позволили в эти дни видеть Пушкина и смотреть ему в глаза?!

Наконец, сравнимую по значимости с Жуковским и Вяземским, роль сыграл А.И. Тургенев, член столичной ложи «Полярная звезда». «Поэт — сумасшедший»,- записал он в своем дневнике 2 января 1837 г. (ср. "Ты — Тасс, безумным оглашенный"). Жаль, что в эту троицу исполнителей попал и Жуковский — видно, масон не смеет перечить своим старшим "братьям" или...

Сергей Фомин полагает, что «весёлая банда» масонов, как называла Ахматова круг Вяземских-Карамзиных [за исключением, разумеется, самого историографа Н.М. Карамзина, имея в виду лишь карамзинских луфтонов. Впрочем, не факт.. исходя из современных сведений о Карамзине! - С.С.], надеялась сделать «из тела поэта таран против ненавистного им Самодержавия», но в 1837 им это не удалось.

«Он [Николай I] плакал о Пушкине, посылая Наследника к телу его и ранним утром, когда еще было темно, приходил к дому князя Волконского, на Мойку, и спрашивал дворника о здоровье поэта» (из Дневника В.А. Муханова).

С. Фомин: Характерно, что Царского Сына, даже когда Он Сам стал Императором, продолжали волновать причины гибели поэта. В 1927 г. В «Московском пушкинисте» был опубликован фрагмент из записок кн. А.В. Голицына: «Государь Александр Николаевич у Себя в Зимнем Дворце за столом, в ограниченном кругу лиц, громко сказал: Ну, так вот теперь знают автора анонимных писем, которые были причиной смерти Пушкина; это Нессельроде (c`est Nesselrode). Слышал от особы, сидевшей возле Государя».

«… Весь был бы Его»,- велел передать Пушкин Царю. Этими словами Александр Сергеевич отвечал на произнесенное Государем в 1826 г. в Москве при встрече с ним: Мой Пушкин!

Третий каменщик А.И. Тургенев записал в дневнике фрагмент письма Жуковского Бенкендорфу о Пушкине: «… и он закатал Бенкендорфу, что Пушк[ин] погиб от того, что его не пустили ни в чужие края, ни в деревню, где бы ни он, ни жена его не встретили Дантеса». Вот вам и "добродушный" Жуковский..!

Но мы не забыли, что, по мнению графа Г.А. Строганова, «дуэль была единственным исходом». Исходом чего? Нравственного поединка Пушкина с безнравственностью русофобских «братьев» — только уничтожение Поэта могло доставить им видимость победы! Будет ли Пушкин убит или выживет — ДУЭЛЬ заставит его замолчать!

Вот какое слово обращает мастер масонской ложи к новобранцам: "Надлежит вам ведать, что мы и все рассеянные по всей вселенной братия наши, став днесь искренними и верными вам друзьями, при малейшем вероломстве вашем, при нарушении от вас клятвы и союза, будем вам лютейшими врагами и гонителями… Ополчимся мы тогда жесточайшим противу вас мщением и исполним месть". Видимо, вероломством каменщики сочли и само НЕВСТУПЛЕНИЕ Поэта в масонство.. А такие случаи в истории уже были.

«Позднее, создавая в своем имении Остафьево музей, среди экспонатов которого были многочисленные пушкинские реликвии, кн. Вяземский поместил туда и оставшуюся перчатку, сопроводив ее особой запиской: Перчатка моя; другая перчатка была брошена в гроб его Жуковским»,- сообщает Сергей Фомин.

Пушкинист М.Д. Филин слышит еще один мотив «веселой банды»: «В дни общерусской трагедии 1837 года масоны, выглянув на мгновение из <катакомб>, напомнили о себе <…>. Это сделали Вяземский и Жуковский. Представляли ли они себе достаточно ясно смысл такого поступка (ведь совершив его публично, тем самым они вольно или невольно покусились, от имени вольных каменщиков, на православное таинство, на христианский чин погребения)?»

Государю «донесли,- писал А.И. Тургенев (сбежавшему за границу) брату,- что Жуковский и Вяземский положили свои перчатки в гроб, когда его заколачивали, и в этом видели что-то и кому-то враждебное». 

Но бросал ли Жуковский Пушкину в гроб "вторую" перчатку — это еще вопрос! Никто, кроме Вяземского, не может того подтвердить. А можно ли верить Вяземскому, который отвернулся от Пушкина перед дуэлью — в самый значимый момент жизни Поэта? И можно ли верить Вяземскому, который подгадил Пушкину с "Гаврильядой" (см. Пятую главу)? Так что Жуковский мог быть и вовсем ни при чем, а только его именем воспользовались масоны Тургенев с Вяземским — для поддержки своей неблаговидной деятельности.. Однако: нет ничего тайного, что не станет когда-нибудь явным... 

Еще одна цитата из статьи Сергея Фомина:

Следует знать, что Император Николай Павлович, детально знакомый со следствием по делу декабристов, вынес о масонстве отрицательное впечатление. Приехавшему в Петербург Принцу Вильгельму (будущему Германскому императору), вступившему незадолго до этого в масонскую ложу и говорившему «с увлечением об этом гуманном содружестве», Государь заметил: «Если их цель действительно благо Родины и ее людей, то они могли бы преследовать эту цель совершенно открыто. Я не люблю секретных союзов: они всегда начинают как будто бы невинно, преданные в мечтах идеальной цели, за которой вскоре следует желание осуществления и деятельности, и они по большей части оказываются политическими организациями тайного порядка. Я предпочитаю таким тайным союзам те союзы, которые выражают свои мысли и желания открыто».

Из книги Олега Платонова «Терновый венец России. Тайная история масонства 1731 – 1996»: Русские масонские тайны оберегались так надежно, что не случись вторая мировая война, мы, скорее всего, ничего не узнали бы до сих пор. Дело в том, что архивы масонских лож (а русские ложи были филиалами западных) и разных секретных организаций и спецслужб были захвачены Гитлером во время оккупации Европы. А после нашей победы оказались в руках Красной Армии. В качестве трофея их вывезли в Москву, где хранили под строгим секретом вплоть до 1991 года, используя преимущественно как оперативный материал для КГБ.

Десятки, сотни тысяч дел с середины XVIII века по 1939 год, а в них — протоколы заседаний масонских лож, документы, циркулярные письма и инструкции, финансовые отчеты и переписки, позволяющие с полной определенностью говорить о преступном, заговорщическом характере этой тайной организации, ставящей главной целью достижение политического влияния и господства темных закулисных сил.

История масонства в России — это история заговора против России. Архивные данные свидетельствуют, что практически нет ни одного важного для России события, в котором масонские ордены не сыграли особую, всегда отрицательную для нее роль. Масонство было главной формой незримой духовной оккупации России, формой реализации антирусских импульсов Запада.

По отношению к России деятельность масонских орденов носила в чистом виде заговорщический характер, ибо предполагала тайные действия, не соответствовавшие национальным интересам России. способствовала ее ослаблению, поражению в войнах, разрушению национальных идеалов, традиций и обычаев.

Сами масоны всегда пытались представить свое преступное сообщество как идейную организацию. Однако никакой положительной идеи в умственных рассуждениях масонов не существовало, а только сатанинская жажда господства над другими людьми.

Идеология масонства — это идеология избранничества, предполагающая господство над человечеством. Цель масонов — установление мирового порядка, в котором им будет принадлежать господствующая роль. В масонской литературе это символически изображается как строительство храма, вольными каменщиками которого являются масоны. Своим отцом они считают Адонирама (или Адорама), которому Соломон поручил строение храма.

История российского масонства первых десятилетий существования — это метание от одного иноземного влияния к другому в поисках какой-то абстрактной "абсолютной истины", под видом которой скрывались духовная пустота и ненависть к своей Родине, патологическая нелюбовь к ее национальным началам, традициям и идеалам.

Масонский заговор, получивший название декабристского, представлял собой серьезную угрозу для существования тысячелетнего русского государства. Заговорщики ставили своей целью изменить не только форму правления и государственное устройство, но и расчленить российскую державу на ряд самостоятельных обособленных территорий. Социальной опорой декабризма служила некоторая часть правящего слоя и интеллигенции России, лишенная национального сознания и готовая пойти на погром национальных основ, традиций и идеалов.

К началу XX века российское масонство представляло собой высшую форму русофобии и организации антирусских сил. Ставя перед собой цели разрушения самобытных начал России, масоны стремились к объединению всех антирусских движений, как в стране, так и за рубежом. В своем первоисточнике масонство служило проводником разрушительного антирусского импульса Запада, ориентированного на расчленение России и эксплуатацию ее природных ресурсов.

И последним аккордом (надеюсь, что последним!) этой разрушительной партитуры были разбойничьи 90-е...

Книга О. Платонова в сети есть, она обширна, подробна и представляет редкие материалы, включая масонщину, учинившую революцию 1917-го — такая «Масонская прохиндиада», как ее называет сам автор. Жаль, конечно, что Платонов повторяет расхожую байку о членстве Пушкина в никогда не существовавшей кишиневской ложе «Овидий», но — таков эффект геббельсовской формулы: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». («Случайный, эпизодический характер носила причастность к масонским ложам Пушкина, Карамзина и Грибоедова, хотя "вольные каменщики" до сих пор в рекламных целях приводят их [имена] как пример своих "образцовых братьев"» О.П.) Нет, уважаемый Олег Платонов, в отношении масонства Пушкина Вы, к счастью, ошиблись, хотя написанная Вами книга, не имеет цены!

Б. Башилов: "Пушкин одержал духовную победу над циклом масонских идей, во власти которых он одно время был…". Вряд ли Поэт был "во власти масонских идей" даже и малое время, и уж точно никогда не был во власти масонских лож! Но чтобы оценить идеи, с ними нужно сначала познакомиться — Пушкин ведь не из тех, кто "Пастернака не читал, но осуждает". А познакомившись, он сделал выводы: “Абсолютная свобода, не ограниченная никаким божеским законом, никакими общественными устоями, та свобода, о которой мечтают и краснобайствуют молокососы или сумасшедшие, невозможна, а если бы была возможна, то была бы гибельна как для личности, так и для общества”.

Вывод наш. Пушкин масоном не был! Никогда! Никакое время! Масоны травили его, убили его, покусились на христианский чин его погребения, осквернили масонской символикой надгробный памятник и подсунули в могилу Поэта два неизвестных черепа.

Люди добрые, люди русские, люди православные! Когда же мы очистим последнее земное пристанище Поэта нашего и Имя Его честное светлое — от этой нехристианской скверны?!

______________________________

P.S. О, если мы подумаем, что между масонами и Пушкиным всё на этом закончилось, мы ошибёмся.

"Александр Сергеевич Пушкин" сегодня — это не только ФИО Русского Поэта, это еще и название двух масонских лож, первая из которых появилась в Париже в 1991 году (№1101) — была основана К.В. Мильским, под эгидой Великой ложи Франции. Вторая (№11), основанная 12 июня 1999 года и находящаяся под юрисдикцией Великой ложи России, — открылась в Москве. В каждой из них, примерно, по 30 масонов. Обратим внимание на день открытия первой ложи — ныне это День России, а до 2002 года — День принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Ничего случайного в сих тайных кругах не бывает, включая нумерологию.

Сведения об этих двух ложах можно найти у А.И. Серкова «История Русского масонства после второй мировой войны» (1999) и у С.П. Карпачёва «Искусство вольных каменщиков» (2015), также — в Словаре Карпачёва «Масоны».

Штандарт ложи №11

Что ж видим мы на этом штандарте? Верхняя геральдическая девизная лента с надписью «великая ложа России» венчает голову Пушкина. Что они этим хотели сказать: "Не пожелал стать масоном — так стань масоноской ложей"?! Над нею литеры: В.С.В.С.В. — «би-си» или «вэ-эс»? В общем — бiсы! На левой колонне лежит земной шар с африканским континентом на переднем плане. На правой — нечто, напоминающее символ глобализации. В изножье колон литеры: J и B. Под восьмиконечной звездой шахматная доска — как символ игровых фигур, переставляемых «великими мастерами» масонских лож — с двумя гусиными перьями над нею.

На нижней девизной ленте надпись: "1999 Д.Л. А.С. Пушкин №11 5999" В самом низу отчетливо: «на востоке города Москвы». Д.Л. — возможно, "директориальная ложа". Что могут означать даты 1999-5999? Что-нибудь навроде похвальбы масонов, подменивших в Великом посольстве Петра Первого на самозванца, который купировал 5508 лет русской истории в "исправленном" им календаре. А может, они наметились еще ближайшие 4000 лет глумиться над Русским Поэтом..?

Но для чего масонские "каменщики" продолжают терзать Имя Пушкина: мол, вот вам ваш Пушкин — мы из него масонские ложи наделали! А потому бесятся бiсы, что не победили его — непобежденным ушел Поэт! И потому они бесятся, что Россия не забыла Поэта и никогда не забудет! Он как Бессмертный Полк — вечно будет чтим, любим и читаем верной ему Россией!

Те же, которые старались над художеством геральдического штандарта, к счастью, не знали, что Восьмилучевая Звезда суть символ Богини Макоши, Лады или Богородицы. Она и хранит незапятнанную честь Пушкина даже на этом бездарном штандарте! 

Возможно, позже будет опубликован P.S. — включающий тщательно собранную одним Автором историю могилы Поэта, из которой проявляется имя того, кто подсунул в могилиный склеп Пушкина два неизвестных черепа с берцовыми костями (символ масонской ложи "Мертвая голова", членом которой был этот персонаж).. 

________________________________________________________________

С благодарностью всем, предоставившим архивные масонские материалы о "кишиневской ложе Овидий"!

— Щеголев Павел Елисеевич — "К истории пушкинской масонской ложи" 

http://az.lib.ru/s/shegolew_p_e/text_0190.shtml

— Олег Платонов — "Тайная история масонства"

 http://rus-sky.com/history/library/plat1-1.htm

— А. Н. Шебунин — Пушкин и "Общество ЕЛИЗАВЕТЫ“

http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/vr1/vr12053-.htm?cmd=p

культура искусство литература проза МНИМЫЙ МАСОН ПУШКИН — Глава Вторая
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА