Опубликовано: 07 января 14:00

Мешьен в Декабре. Его звёзды. Сборник.

 

И.Д.Степанов

Мы с планеты Мишьен.  Декабрь

1-12

3.4.12

Зимний Персик

 

У Перкосрака от долгого и  неподвижного висения в сетке затекли лапы, он не мог ходить и падал. Общими усилиями его притащили в баню, которую предусмотрительно затопил Енот. Давали горячего чаю с медом, но немножко. Требовали, что бы медвежонок мылся и грелся.  Но, как честно признался медвежонок, он мыться не умел – всё лето точно не мылся! А как его мыла мама он не помнил. Было удивительно, что столь грязный медвежонок не набрался разных болезней и был без блох.  Когда Енот поинтересовался у мишутки о его взаимоотношениях с блохами, оказалось что он их запросто может всех выловить! Вот какой он ловкий!

Для того, что бы научить мишутку мыться, ему было дано первое задание: каждый день рубить дрова, таскать воду, топить баню, париться и мыться. А заодно и Енот попарится. Еноты водные процедуры очень любят! Своего отношения к мытью малыш никак не высказывал, только старательно кряхтел, натирая свою шкуру  мыльной мочалкой. И жару парной терпел, хотя обычно медвежата парную, пока маленькие, не любят.

Вымытый медвежонок оказался ещё худей, чем выглядел, когда был немытый. Зато его шерсть приобрела очень интересный отлив. После мытья Енот хорошо стал кормить медвежонка. Помалу сначала, но постепенно увеличивая объёмы пищи. Что-что, а уж как быстро и хорошо откормиться Енот знал! И теперь откармливал своего неожиданного постояльца.

Медвежатам обязательно надо спать зимой, а то они большими не вырастут! А у медведей ведь как, чем больше мишка – тем он уважаемей! А МЭР вообще должен быть огромным! Так что мишутка очень старался хорошо и много есть. Голодным, без хорошего жирового запаса, медведям нельзя спать идти! Так что стояла важная задача, хорошо и быстро откормить малыша, что бы тот смог спокойно заснуть. Шутка ли, уже больше чем полгода медвежонок совсем не спал! Любой от такой жизни озвереет.

Медвежонок вёл себя тихо, только когда оставался свободен от забот начинал нервничать, переступать с лапы на лапу, сучить ими, грызть когти и вздыхать. Енот заметил это и предложил медвежонку брать книжки для чтения в его библиотеке и читать в такие моменты.  И эти приступы нервозности прошли. После сытой и обильной пищи медвежонок  иногда забывался коротким сном, но почти всё время, пока спал, скулил и горестно вздыхал. Время шло, мишка хорошо растолстел, славно отмылся и  засыпал от объедания всё чаще и чаще. Шерсть его была, как оказалась не грязно-серая, а редкого персикового отлива, да ещё и слегка волнистая. Круглый мишутка и сам смахивал на персик.

Однажды Енот завел с малышом серьёзный разговор.

         -Спать надо ложиться на зиму, а то не вырастишь, - начал Енот.

         -Я не умею засыпать, я вообще очень плохо засыпаю, - вздохнул медвежонок.

         -Зимний сон  у медведей иной, чем простой сон. Мишки понижают температуру тела, или сама у них она понижается. Я тоже точно не знаю. Мы, Еноты, спим что зимою, что летом одинаково. Мы тёплые и уютные. И легко просыпаемся. Но из-за этого нам перед зимой приходится очень сильно есть и толстеть в три раза. Это не простое дело. Но я кое-что знаю про спячку медведей. Я всё расскажу тебе, что знаю, и ты попытайся заснуть на зиму, как мишка. Ты  упорный, может быть, и сам научишься. Тем более, берлога у меня есть в гостевом домике для медведей.

         -Хорошо, я попытаюсь.

         -Ещё есть один важный вопрос, о твоём имени. Первая космическая ракета – это машина. Она долетела до космоса, выполнила задачу, поставленную ей другими, а потом сгорела. Она не думала о своей судьбе и не могла её менять. Есть некоторое совпадение в судьбе тех, кто имеет одинаковое название. С моей точки зрения, ты не ракета, ты взрослый маленький медвежонок. Как я знаю, что ты недавно тоже себя взрослым, но ещё немножко маленьким медвежонком  считал, когда ещё весел на дереве, а не ракетой. А теперь ты стал  откормленный, налитый силой и здоровьем, и ещё красивый. Просто  зимний персик! Мне тебя так и хочется звать Зимний Персик. Когда тебе надо будет достичь чего-нибудь недостигаемого другими раньше – будь Перкосраком.  Один раз данное имя никогда не  отменяется, его никто отменить не может. Но можно добавлять, прибавлять новые имена. Будь ещё и Персиком. Согласен? Для начала. зимой, пока спишь и наливаешься силой и красотой. А весной сам решишь, как тебя называть другим.

         Медвежонок молчал и обдумывал предложение Енота. Он понимал, что  если он Перкосрак, то  не драться с медведями ему будет очень тяжело.  Его имя – вызов всем! Это было и дерзко, и ответственно. Он всегда был в тонусе, когда находился среди медведей, самим своим присутствием  медленные мишки нервировали его. Енот же был очень быстр, порой просто стремителен. И медвежонок иногда не успевал за ним уследить и даже уставал от него.  За время жизни у Енота он познал сытый и ленивый покой, который изначально презирал в жизни медведей. И ему это тоже понравилось. Жить так всегда он бы не смог, но иногда, так приятно только есть, читать хорошие книжки и подрёмывать время от времени. Енот был прав,  с именем Перкосрак медвежонку было очень тяжело жить. «Персик» - это вкусный такой. Недавно медвежонок ел компот из  персиков. Было вкусно.  А в книжках он читал, что персик это ещё и дерево, то есть растёт много лет и устойчиво к ветрам и непогодам. И цветёт ещё очень красивыми цветами весной. В Медвежьих землях персики растут только на юге. В Душистых Мишках ни одного такого нет.  Слово «персик» похоже ещё на сокращение от Перкосрака.

Чем дальше медвежонок думал о возможном имени, тем больше оно ему  нравилось. И он решил не тянуть с ответом Еноту.

-Я согласен, - сказал он просто,- имя «Персик» мне нравится.

На том и порешили. Весь вечер Персик и Енот были очень довольны сами собой и друг другом. Шутка ли сказать, оба были очень умными, а главное, красивыми! Вечер удался.

 

 

3-12

4.4.12

 

Современные медвежьи берлоги

Первая спячка

 

 

         Многие ли задумывались о том, какой должна быть идеальная медвежья берлога? Оказывается, задумывались очень многие, но в основном медведи. Всё дело в том, что если медведь имеет неудачную берлогу,  то ему грозят многие неожиданные неприятности.

         Если берлога  расположена в низком месте, то в случае тёплой и мокрой зимы, мишка может неожиданно проснутся в воде! Насколько это приятно и благотворно влияет на характер, проснувшегося медведя? Благотворно точно не влияет. Попробуйте кого-нибудь полить холодной водой, когда он спит. Просто ради эксперимента, не для озорства.

         В берлоге должно быть прохладно, но не холодно и хорошая вентиляция. Мишки, хотя и охлаждают своё тело  для экономии жира во время зимней спячки, но дышать не перестают. Привыкли они дышать вволю.

         Отсутствие мышей тоже очень важно, мыши из-за зависти к медведям их иногда портят. Завидуют они мишкам, что те такие большие и сильные! Говорят, что и мыши такие бы были, если бы одну им букву в названии изменили. Всё из-за одной буквы!?   «Миши» и «мыши», Буква «ы», как говорят мыши, оказала негативное влияние на размеры тела и силу. С буквой «и» получаются крупные звери, а с «ы» - мелкие.  Но это точка зрения мышей, глупая причём. С точки зрения Енота.  Мыши хулиганят с медведями, когда те спят. Самое мелкое хулиганство – шерсть срезать с сонного мишки. Но медведи не любят о таких вещах говорить, психуют.

         Очень важна «медвежья постель», что бы мишке было удобно и душисто спать. Листья сухие, ёловые, сосновые и кедровые мелкие ветки  очень приятны медвежьей шкуре. Сухую траву – сено тоже мишки любят.  Под приятные душистые запахи хорошо мишкам спится.

         Медведи, последние  сто лет стали строить дома из брёвен, делать уютные  зимние берлоги в них. Раньше в земле делали берлогу, как попало, кто во что горазд. Да ещё её прятали ото всех. А то зимой мишка беззащитен. Даже, как зайка петлял медведь перед сном, что бы запутать следы, ведущие к его берлоге.

         А теперь мишки спят гордо и открыто в Душистых Мишках, вывешивают таблички об этом. Их сон охраняют списочные мишки и кошки.  В каждом медвежьем доме есть прекрасная берлога, туда чужих, даже медведей, никогда не пускают. Вообще, мишки редко кого пускают к себе в дом. Если ты настоящий медведь, то у тебя есть свой дом, а по чужим домам нечего ходить-бродить! Берлога традиционно строится в земле, в подполье. Стены из брёвен полы   досками покрывают часто, закрываются мишки   в своей берлоге деревянной крышкой сверху. Как ящик, уютный и большой.  Есть ещё запасной ход из берлоги прямо на улицу. На всякий  пожарный случай. Выход этот специальный мишки держат в строгом секрете. Обычно лаз из берлоги ведёт в сарай, рядом с домом, где дрова мишки хранят, ими и маскируют  этот запасной выход. Прекрасная отдушина из трубы, покрытая мелкой сеточкой, защищающей от проникновения мышей,  ведёт под крышу дома.  А дома свои мишки строят на возвышенном сухом месте.

         Такой гостевой дом мишки построили у  Енота на выселках. Иногда там ночевали, но дом обычно стоял пустой. Теперь Просто Енот решил приспособить его для зимней спячки Персика. Еноту всё равно не спать, а Персику там было бы удобно.

         Решено – сделано. Натащили в берлогу сосновых веток, сена Енот из своих запасов  много дал. А сухих листьев не было -  все под снегом.  Заткнули все мелкие дырочки в берлоге, что бы мыши не пролезли. Хотя те давно уже избегали посещать территорию Енота. Но бывают же ещё дикие, необразованные, залётные  мыши! Пришлые, не знающие местных традиций и обычаев.

         Натопил Енот печку посильнее в медвежьем домике, что бы берлога была тёплая  поначалу и Персик потихоньку  засыпал. Накормил Персика вволю хвоей и сухой травой. Тот от такой пищи есть уже ничего не хотел, тошно ему было. Но такова традиция уходящих спать медведей. В туалет они всю зиму не ходят, а для остановки пищеварения надо соблюдать такую диету.

         Обнялись Енот с Персиком, и пошёл Персик в свою первую зимнюю спячку – расти.  А если не заснёт – то пусть всё равно сидит в берлоге. Терпит. Через неделю Енот его проверит. Если тот сидит и глаза пучит в темноту и ему не удалось заснуть с первого раза, ещё немного покормит Енот Персика и опять отправит спать. Так и решили, не сдаваться до самого лета, такую программу веселья зимой придумали. Главное в этой программе, что нравилось обоим, было упорство в достижении цели. Всё лучше для Персика, чем в сетке висеть на дереве.

 

6-12

5.4.12

 

Орлёнок. Орлёныш.

 

         Персик проспал всю зиму, а весной проснулся. Наступал второй год его жизни. После зимней спячки  Персик подолгу сидел задумчивый  и отрешённый.  Он как бы ещё спал, но уже видел мир открытыми глазами. Енот не приставал  к нему с беседами, и просто подкармливал. Весной всегда много своих забот.

Всю зиму Енот думал, что делать с Персиком, как его воспитывать и какое ему дать образование, к чему его приспособить  в жизни. Понял точно одно, что медвежонку надо не мешать жить своим умом. Только хорошо бы научить его ещё сдерживать свои бурные эмоции. Было бы прекрасно, если бы он советовался и научился слушать других. И думать о последствиях своих действий было бы  хорошо, прежде чем что-то натворить.

К Еноту прилетел орлан белохвост пообщаться, обсудить планы на  весну-лето. Орлы различных  видов не входили в Союз народов, но жили на Медвежьих землях  всегда, так же как и мишки. Они были довольны тем, что рыбы, за последние пол сотни лет,  стало гораздо больше. Само племя орлов тоже выросло и окрепло. Орлы стояли отдельно ото всех, жили независимо, но всегда были готовы прийти на помощь мишкам и енотам.  Короче говоря, было взаимное уважение. Иногда орлы показывали еноту мир с высоты их полёта. Иногда мелкие, не тяжёлые  «братья-мишутки» тоже участвовали в таких полётах, получали, благодаря орлам,  взгляд на мир из другого измерения. Это было очень полезно для развития сознания и осознания своего места в удивительном мире  планеты Мишьен.

Орлан Бел, так звали енотового гостя, обратил внимания на странного медвежонка. Прежняя сверх активность у Персика сменилась  на какое-то созерцание. Созерцательный  метод освоения мира  в столь юном возрасте был необычен для медведей. Конечно, все мишки любят рисовать и отображать окружающий их мир, но   тут было нечто иное,  Персик, как будто бы был в совершенно ином измерении.

Бел и Просто Енот обсуждали проблему непонимания друг другом разных народов. Орлы просто не понимали мишек, они  как-то никогда не общались близко с ними. Так иногда бывает, муравьи ничего не знают о кошках, а кошек не волнуют проблемы муравьёв. Но проблемы Мишьена и Медвежьих земель сильно волновали Бела и других орлов, медведей и енотов. Мир менялся, развивалась техника. Только на территории Медвежьих земель  орлы чувствовали себя  в безопасности в последние годы. Но надолго ли?! Вон, в космос уже ракеты запускают, так недолго  добраться и до орлов в Медвежьих землях. А как защитить себя и своих орлят  от новых технических вызовов времени орлы не знали. Енот предлагал  вступать в Союз Народов. Но близко знакомиться  с этими разными народами, и понимать медведей и кошек  орлам было некогда. Скоро должны были  птенцы появиться, на яйцах в гнёздах уже сидят орлицы!  Да по весне у всех забот много!

Тут взгляд у Бела и Просто Енота одновременно остановился на Персике. Персик, когда ещё висел в сетке на дереве, говорил, что хочет всё узнать в этом мире. Может быть, его отправить знакомится  с жизнью орлов? - Персик, к орлам  учиться полетишь? – Спросил Енот медвежонка.

- А меня орлы к себе возьмут, не прогонят? – Ответил вопросом  на вопрос Персик.

- Если будешь соблюдать наши законы, возьмём тебя на лето к себе, -сказал Бел.

-Буду соблюдать ваши законы. Мне всё равно не хочется в Душистые Мишки. Я там всё уже знаю,  а про орлов ничего мне не известно.

Так Персик  попал к орлам в горы. Вернее, его опять поместили в сетку и несколько сильных орлов утащили эту сетку с медвежонком в горы,  к гнездовьям орлов. Спуститься оттуда, без помощи орлов, Персик сам не мог. Орлы строят свои гнёзда  в очень труднодоступных местах.  И оказался медвежонок в орлином гнезде. Сам Бел был старым и мудрым орлом. Его уважали, к его мнению прислушивались. Поэтому,  вопрос: «Зачем медвежонок в орлином гнезде сидит?», никто и не задавал. Кормили его орлы рыбой, так же как и сами питались, благо, что рыбы было много.

Гнёзда у орлов  строятся из больших веток, используют свои гнезда эти птицы много лет. Всё время улучшают и укрепляют их. А подстилка в гнезде мягкая – из листочков и травы. Это Персик очень хорошо  на своей медвежьей шкуре усвоил. Сидеть в гнезде ему приходилось смирно, надо было всё время держать равновесие. А то вывалишься из гнезда, и костей никто твоих собрать даже не сможет!  Ещё Персика стали тренировать смотреть на мир, как смотрят орлы. Медведи слегка близоруки, это очень удобно, если собираешь ягоды. А у орлов другие требования – надо видеть очень далеко и хорошо. Вот Персик и стал тренировать  свои глаза. Он хорошо знал, что можно научиться всему, если захотеть! В прошлом году он научился прекрасно драться, потому что захотел всех побеждать! И орлиному  взгляду Персик обязательно научится.

Сначала вся колония орланов белохвостов  летала часто посмотреть на медвежонка, ведь не каждые сто лет медведя в гнезде увидишь! Вернее, такого вообще ещё не было. Странные дела творятся на планете Мишьен. Но постепенно к  этому «орлёнку» все привыкли. Бел иногда  приводил орлов других видов познакомиться с Персиком. Те,  конечно же,  в ступор сначала впадали.  Но потом разговоры свои орлиные начинали вести с медвежонком. Персик быстро выучился говорить, как орланы белохвосты.  А у других орлов были другие наречия. Их тоже умный  медвежонок быстро учил, расскажи ему, как у беркутов, к примеру, горы называются, или, у степных орлов, деревья! И скоро при встрече с любым орлом Персик  вежливо здоровался  на родном для того диалекте.

Слава о  медвежонке – орлёнке  распространялась  быстро. Орлы летают далеко и видят все хорошо.  Пока не вылупились птенцы, многие спешили повидать  этого необычного «орлёныша». Так и стали его называть «Орлёныш Персик», что бы не путать с орлятами, у которых есть  крылья.

         Встречать и провожать солнце стало любимым делом Орлёныша. Мир играл такими необычными красками и был настолько красив, что Персик уже мечтал о том моменте, когда сможет рисовать. В среде орлов не принято рисовать, для этого надо хорошо видеть вблизи. А с этим у орлов проблемы. А у медведей принято рисовать красоту окружающего их мира. Тем более, медвежонок понимал, что кроме него так  мир Мишьен из медведей никто не видел никогда, и ему хотелось поделиться этой красотой с другими.

         Медвежонок рассказал о своей мечте Белу и тот, осознав, как важно для понимания друг друга видеть одинаковую картину мира, принёс Персику краски, холсты, картон, карандаши и кисточки от Енота. И медвежонок стал рисовать Мишьен глазами орлов. Ранее не знавшие такого искусства  орлы, стали смотреть на рисунки Персика.  Некоторые из рисунков им очень  нравились,  даже стали кое-кто говорить, что: «наш орлёныш Персик  показал нам новый мир». Это был орлиный мир, но глазами  медвежонка. Да и лапами он ещё не очень хорошо рисовал. Зато радость от его картин чувствовали все. И орлы стали выискивать красивые пейзажи и таскать туда в сетке Персика, а медвежонок  рисовал там картины.  Медвежонок много рисовал, и постепенно  даже многие из орлов стали гордиться, что показали эти прекрасные места и у них, орлов, теперь есть свой художник Орлёныш Персик.

         А что Енот?!  В гостевом медвежьем доме  развешивал эти произведения медвежонка, приносимые ему уже разными орлами. Теперь уж не один Бела, а  многие стали прилетать к Еноту. И каждый приносил те картины,  которые открыл для взора Персика он. Охота за красотой очень сильно увлекла орлов. Была правда одна проблема – рамки для картин делать  и таблички  писать с указаниями, какой орёл принёс и как это место называется у орлов. Тут важно было не перепутать, а то ещё обидятся эти новые друзья Енота и Персика. За  Персика Енот был рад, его орлы уже считали своим медведем орлёнышем. И в Душистых Мишках было тихо, почти без драк. А на улицу Красную вернулись все медведи, покинувшие её ранее, и жизнь текла своим чередом.

 

7-12

0.14.12

Звёзды Мишьен.

Звёзды и горизонты.

 

         Странные дела творятся на планете Мишьен.  Только их надо увидеть и осознать. Вот, все знают про звёзды, но что конкретно знают – это загадка.

Маяковский был поэтом и писал: «Ведь, если звёзды зажигаю – значит это кому-нибудь нужно? Значит – кто-то хочет, чтобы они были?» Это он, интересно, про какие звёзды? Про какие «плевочки»? Вот  и думай потом, анализируй, не спи по ночам.

         С классификацией звёзд не всё в порядке. Звёзды очень разные бывают. Есть звёзды на небе, их много-много. Но не все их видят, по разным причинам. В городах сейчас светло по ночам стало, много разного освещения электрического. Вот и не видно звёзд на небе в городах. А там живёт большая часть населения и не видит звёзд. Горожане знают, что они есть на небе, но даже если кто-нибудь поднимет голову и посмотрит в темноте вверх, то звёзд в городе не увидит.  И туманы там, и смог, и огни пролетающих самолётов, а звёзд нет. Даже в деревнях Душистые Мишки и Большие Еноты звёзд не видно по ночам! Хотя это только название – деревня, а на самом деле тоже город.

         А звезду увидеть всем хочется. Вот и придумали зажигать звёзды, но зажигают искусственные звёзды – фонари.  Они ближе и яснее, свет от них сильнее, фонари вытесняют с неба звёзды, но требуют постоянного внимания и обслуживания. Даже голову задирать не приходится – фонари светят повсюду. И горожане смотрят вниз, под ноги, что бы не упасть. Приучают их  искусственные звёзды  опускать свой взгляд, и забывать, что ещё существует горизонт. В городах  нет горизонтов, всё застроено и благоустроено.  А увидеть горизонты так иногда хочется, как и звёзды. В лесу хотя бы можно залезть на дерево, и с его вершины рассмотреть мир вокруг. А в городах на деревья никто почти не лазает, не принято там так себя вести. Вот и окружают искусственные звёзды и ложные горизонты, дезориентируют в жизни.

         Придумали для тех, кто смотрит вниз специальные «аллеи звёзд».  Обычно  на мостовой помещают табличку, «звезда такая-то».  Горожанам удобно, ходят ногами по этой «звезде» и поплёвывают на неё, безо всяких усилий. Голову то задирать не надо! Поэтому многие очень любят прогуливаться по «аллеи звёзд», во многих городах такие аттракционы завели. А когда на кого-то поплёвываешь, совсем не интересны горизонты, твои горизонты жизни, тебе и так  нормально.

         А имена, написанные на табличках, принадлежат другой категории звёзд, как правило, это люди. Но бывают и назначенные людьми животные. «Улитка Джо, звезда фэйсбука», например. Но, на самом деле, это просто отображение людьми, смотрящими вниз, своего взгляда на мир без горизонтов и перспектив. «Фабрика звёзд», что это? Фабрика  по производству  игрушечных звёзд, или фабрика оп  производству игрушечных людей, называющих себя звёздами? Как это мелко и никчёмно, как  это смешно. Фабрики же вседа ограничены заборами и стенами. Прав был Маяковский, это «плевочки», а не «жемчужины», и, тем более, не звёзды. Хотя и жемчуг, это всего-навсего соринка, но моллюск в раковине её не может выкинуть и приходится создавать красивую  и безопасную вещь для себя. Даже моллюск понимает, что надо жить в красоте!

         Но, у каждого существа живущего во вселенной есть его звезда, настоящая, её не может не быть! Она светит этой сущности, освящает жизненный путь. Это все знают, но забыли в суете городов. Ведь если смотришь всё время вниз, то легко забыть про свет звёзд и не видеть горизонтов. Звёзды всё время меняют своё положение,  движутся, они подобны любому живому существу. Учёные говорят,  что звёзды рождаются и умирают. Только на Планете Мишьен  мало кто видел это, звёзды, по сравнению с мишками и енотами живут вечно. Хотя душа тоже может жить очень долго, может быть, что тоже вечно, как и звезда. И в этом главная тайна взаимосвязи   живой мыслящей сущности и звезды.

         На Енотовых Выселках, где сидел во дворе своего дома Енот, было темно ночами, и светили звёзды. Если, конечно, не шёл дождь или не царили на небе облака.  Даже свет луны не мешал видеть звёзды, скорее наоборот, подчёркивал их  отстранённость от этого мира вселённой, где  царили звёзды. В Орлиных Горах, где сидел Персик в гнезде, звёзды были ещё ближе, ещё сильнее. Звёзды говорили своим светом, их шепот проникал в сознание и душу. И  что-то необъяснимое, но очень важное происходило там, под звёздным  небом. А медвежонку были видны все горизонты и мир был  огромным и прекрасным.

 

 

8-12

0.4.12

 

Былое и думы.

 

         Странные дела творятся на планете Мишьен. Нормальному медвежонку думать абсолютно некогда. Да и зачем это медвежонку? Зачём мёд – известно всем, рисовать – приятно и радостно, драться -   жизненная необходимость  и развлечение. Даже книжки читать интересно, но там тебя водит и развлекает автор, написавший книжку. Но думать – это абсолютно странное для медвежонка занятие. Так сидел в орлином гнезде и думал Персик.

         Все виды вокруг «своего» гнезда были уже давно и много раз нарисованы, орлы куда-то все подевались  и не хотят  показывать новые интересные места, а других занятий у Персика не было. Вот приходилось обдумывать всё то, что окружало его сейчас, вспоминать прочитанные книги и анализировать окружающий его мир.

         То, что в горах бывает то очень тепло, то очень холодно медвежонок познал на  своей шкуре. Повезло медведям со шкурой -  тёплая досталась. Ещё бы жиру под неё побольше, ничего бы медведя заморозить не смогло. Вон, белые мишки, в любой мороз плавают и купаются, а всё от того, что жирные очень. А Персик исхудал у орлов. У орлов жить – не у  Енота, еноты по части жира здорово знамениты. Умеют  хорошо устроиться. А орлам лишний жир не нужен – его таскать на себе приходится, причём по воздуху. Орлы очень мускулисты и жилисты.

 Медвежонок  от этой мысли тоже напряг все свои мышцы в статичном положении. А как иначе, что бы не свалиться вниз из гнезда, тренировать своё тело? Он, то напрягал, то расслаблял разный мышцы, не меняя внешне своего неподвижного образа. Такую гимнастику Персик делал регулярно, иначе бы точно замёрз.

         Статические упражнения очень сильно укрепляют мышцы и  жилы,  об этом Персик читал  в прошлом году, когда ему надо было стать самым сильным из медвежат-одногодков.  Этими упражнениями он тогда и добился своей цели. Но так много, как  в Орлиных Горах,   медвежонок никогда не занимался физическими упражнениями. А тут приходилось постоянно тренироваться, что бы не замёрзнуть. Орлы тоже напрягут мышцы, расставят крылья и парят в воздухе. Им от такого напряжения тоже тепло становится. Это уже вызнано Персиком у орлов было давно. Так что медвежонок в этом деле уже стал орлом, как и планировал!

         Ещё для согревания хорошо быстрое глубокое   дыхание через нос. Дыхание вообще важно, для различных  хитростей. С помощью дыхания можно и разогреть тело, и охладить, и успокоиться  и озвереть. Вещь очень полезная, если владеть этим. Пришлось по надобности овладеть и этим. Читал раньше про дыхание, но ничего не понял. Зачем  нужны эти дыхательные гимнастики. Ведь дыхание незаметно, естественно, зачем же напрягаться?! Но оказалось, что порой надо, специальное дыхание  помогает изменить ритм жизни, сделать её другой. Вообще, это не нужно, но порой очень помогает выживать. А медвежонок выживал, хотя и жил вполне себе хорошо. 

         С питанием у орлов тоже было не очень сильно. Вернее, кормили ровно столько, что бы был мишка бодр и силён. По орлиной норме. Но мишкам обычно побольше всего надо, хотя это, скорее всего, от жадности и для запасов. Орлы же почти ничего не запасали впрок. День придёт – будет пища. Единственный момент, когда орлы думали много о еде – это когда кормили птенцов.

С птенцами у орлов тоже было все странно. Они даже яйца откладывали разных размеров. Первое – самое большое, из него появлялся главный орлёнок, большой. Второе – меньше, если вообще было, запасное, на всякий случай.  И  главный орлёнок  первый появлялся на свет, ел больше, быстрее рос. Его родители кормили больше и любили.  Если пищи было много, то вырастали оба орлёнка, если мало, то главный мог и убить и съесть запасного. И никто от этого не расстраивался: «ты должен быть сильным, иначе, зачем тебе быть?».

У орланов-белохвостов орлица одна сидела на гнезде, пока не появлялись орлята. Орёл её кормил. Отлучится орлице из гнезда было нельзя, невылупившиеся ещё  из яиц птенцы сразу бы замёрзли. У других видов орлов иногда оба родителя сидели по очереди на яйцах и, даже иногда, больше яиц откладывали. Но у каждого орлиного народа свои обычаи.

         Ещё орлы, как правило, не помогали друг другу. Медведи тоже не особые помощники, но медвежонка всегда угостят и поиграют с ним. А если у медвежонка табличка есть, то всем медвежьим миром заботятся о малыше без родителей. А у орлов семья и только семья поддерживала орлёнка. Все остальные готовы были заклевать. Семьи у орлов крепкие, как правило, образуются  на всю долгую орлиную жизнь. Редко кто заводил вторую семью в случае гибели  спутника жизни. Медведи же на  эту тему не особо  страдали. Главное для мишек, что бы всё было хорошо.  Персик, правда, в этом мало пока разбирался, его мама Ульянка его почти не кормила, молока не было, а  папа сбежал почему-то. Но про орлов медвежонок знал всё точно, и орлиные семьи нравились ему. Хотя запасных орлят ему было жалко. Он сам был самым маленьким и верил, что и запасной маленький орлёнок может стать самым сильным и умным.

         С социальной жизнью у орлов было все  тоже  не очень. Мишки, хоть и анархисты, и делают что хотят, в случае надобности очень быстро организоваться могут. Вон синдикаты мишек-рыболовов и гороховых мишек как здорово устроены. Про синдикат  мишек-банкиров и вспоминать не хочется, очень суровая организация, мёда не допросишься! Зато братья-мишутки  его защитили, и банкиры против братьев-мишуток слабы! Разные есть социальные организации на Медвежьих Землях. У орлов ничего подобного нет, кое-кто дружит между собой, некоторых уважают, кое-кого бояться. Но синдикатов нет, одни семьи.  Да и то, если вырос – заводи свою семью, родителей – забудь. Много есть пустых гнёзд у орлов, далеко они друг от друга. А организованной стаи  у орлов нет!  Они же орлы, гордые и сильные птицы! То ли дело вороны или сороки, хорошая организация! Стаей любого орла победят. Даже утки и гуси и те стаей сильны. А эти орлы, гордятся собой, живут одни, интересами только семьи и, если случается несчастье, то  помощи других не ждут и не просят.

Персик подумал, что он и раньше был орлом, с самого рождения, никого помочь ему не просил. Но как хорошо, что он теперь брат-мишутка  и вообще, хорошо быть медведем! Но при этом быть  сильным, суровым и самостоятельным, как орёл.

         Персик в горах ничего не читал, но  вспоминал  всё, что было им прочитано раньше.  И обдумывал это, сравнивал с окружающей его  суровой жизнью. Если бы у мишутки были крылья, то он смог бы выжить и среди орлов. Как же ему не хватает тут крыльев! Мишутка  стал думать, как бы ему придумать и сделать крылья, что бы летать, как орёл. Бумага и карандаш у него были, он стал рисовать и думать о том, какие крылья ему нужны!  Мало, очень мало знает медвежонок! Вот бы ему сейчас в библиотеку, книжки технические почитать. Про подъёмную силу все узнать, сила у Персика есть, если надо, он будет ещё сильнее! Как же ему хотелась, что бы эта сила подняла его в воздух!

         Он же орёл, первый орёл среди медведей! Но без крыльев, а это надо исправить, ему нужны крылья, что бы летать и научить других медведей  тоже этому важному делу! Хотя бы самому научиться, хотя бы немножко не в сетке-авоське полетать! Медвежонку нужны были друзья для этого дела, советчики. Он так хотел научиться летать!

         Но горы приучили медвежонка очень хорошо всё продумывать, не делать резких движений. Орлов  весь день почему то  не было. Мечты и планы о будущих делах уже дали медвежонку крылья. Звёзды нашептали ему о прекрасном мире, солнце и  его собственные  думы позволят ему этот мир познать как орлу. Дар Орла – это мечта, рожденная его мыслью, позволяющая обрести собственные крылья. И Персик уже летал, хотя его первый самостоятельный полёт состоится ещё не скоро. Он – Первая Космическая Ракета, сокращённо – Персик, и он будет летать!

 

9-12

1.4.12

 

Орлиная печаль и новое гнездо.

 

         На следующий день орёл Бел прилетел к Персику и принёс ему рыбы. Печален был орёл, рассказал он, что случилось накануне.  И Персик тоже опечалился.

         Орланы-белохвосты полетели разведать, как далеко от побережья Медвежьих Земель находится красная-прекрасная рыба.  Обычный облет, учёт и прогноз рыбных запасов, подготовка к кормлению птенцов. Ещё не вылупился ни один птенчик, но орлы их уже ждали.  Внизу, в открытом море,  японское судно добывало рыбу. Для того, что бы рассмотреть, что это за рыба, сын Бела орёл Вел снизился и стал облетать судно.  Тут и случилось несчастье – грянул выстрел и Вел был убит. Его  тело японцы подобрали и , видимо, будут делать из Вела чучело.

И ничего с этим орлы поделать не смогли. А что  тут поделаешь?! Только запомнили судно и его название, написанное на борту. Название  судна, по просьбе Персика, Бел как мог, так и  перерисовал на бумагу. Память вещь ненадёжная,  а помнить преступления против орлиного народа надобно. И отомстить за них врагам обязательно необходимо. Это медвежонок знал твёрдо, это все медведи знают. А иначе не сможешь защитить свой народ, своих малышей. А орлиный народ стал уже Персику совсем не чужим. Только опять не хватало Персику  крыльев, а то бы он уж придумал, что сделать с этим вредным японским судном!

Орлы же привыкли мириться с потерями. А Персик ещё не привык!  И привыкать совсем к такому не хотел. Он был молод и горяч, хотя   прежде, чем  что-то  предпринять, всегда старался всё хорошо обдумать. Он лично собирался отомстить за  гибель Вела. Персик дружил с Велом, тот показал ему много красивых мест, рассказывал, как его орлица высиживает первых орлят, даже показал издали своё орлиное гнездо.  А орлы редко кого  допускают близко к орлиному гнезду, где выращивают своих орлят. Это было большое доверие к медвежонку.

- А кто же будет кормить орлицу Вела? – Спросил медвежонок.

-Никто не будет, - ответил Бел. – Так что скоро она покинет гнездо, голод заставит, и  орлята погибнут.

-Почему же так?

-Так принято у орлов – каждый за себя и семью. Я бы покормил, но, даже мне,  тебя, свою орлицу и  своих орлят будет трудно прокормить скоро, когда вылупятся птенцы. Очень много они жрут! А  у других такая же нелёгкая жизнь.

-Но надо же помогать друг другу?!

-Надо. Но все думают только о своей семье. Такие у нас тут суровые законы, - вздохнул Бел. – Я завидую медведям, те малышей-сирот  никогда не бросают. Но орлы другие. Поэтому то и не хотят или, даже не могут быть, в Союзе Народов. Японцы никогда бы не осмелились убивать вблизи Медвежьих Земель хозяев этих земель. Кошку опасаются обидеть! А мы орлы отдельно стоим, сами за себя только. Будь моя воля, я бы вступил в  Союз. Медведи бы помогли с рыбой, а орлы тоже много чем бы могли помочь Медвежьим Землям. И орлов  бы стало больше,  вторые бы орлята тогда тоже выживали и были бы любимы и хорошо откормлены. Но все  твердят про обычаи предков и традиции орлов! А у меня сын погиб.

Бел грустно замолчал, хотя медвежонок чувствовал, что ярость кипела в нём. Но холодная голова и ясное понимание орлиных дел могли только выливаться в грусть. А хотелось действовать!

- Чем я могу помочь тебе изменить орлов?- Спросил Персик.

- Ты их уже и так меняешь. Они тебя уважают, хотя и посмеиваются над тем, что у тебя нет крыльев.

- У меня будут крылья! –Заявил медвежонок. – Обязательно будут. Но чем я могу помочь птенцам Вела сейчас?!

- Чем тут поможешь?! Ты же летать и кормить их не сможешь.  А орлицу сейчас надо кормить. Я ей  принёс плохую весть, она сама не своя.  Но это пройдёт, орлы умеют переживать горе.

Ум  медвежонка работал быстро. Очень быстро. Если кормить орлицу, сидящую в гнезде, медвежонок не может, то сидеть   в гнезде  очень даже может. Он и так сидит в своём гнезде, ничего не изменится. А орлица пусть кормит птенцов. А Бел  его пусть кормит, как и раньше. Свою идею   Персик изложил Белу. Причём излагал на орлином. Бел его выслушал. Подумал. Позвал какого-то орла, посадил в авоську медвежонка вместе с его бумагами-карандашами, и  дело было сделано.

Орлица Вела  дар речи потеряла, когда  медвежонок деловито стал устраиваться в гнезде.  Она слушала Вела, когда тот много новостей о Персике рассказывал, даже видела его рядом с гнездом, но в своём собственном гнезде получить это медвежье существо было для неё  шокирующим событием.

А медвежонок деловито столкнул  её  с орлиных яиц и очень аккуратно сам на них уселся.  Причём устраивался весьма обстоятельно и надолго. Сразу было видно, что он специалист по жизни в гнезде. Обкладывался  своими вещами – карандашами и  бумагой, прижимал их от ветра сучьями. Хозяйничал в её гнезде!

- Теперь я буду орлом, высиживающим  птенцов! – Громогласно, на хорошем орлином языке  заявил Персик.

-Яйца орлят высиживают всегда орлицы! – Возражала  смущённая бывшая хозяйка гнезда. – Это так всегда.

- У беркутов по очереди сидят в гнезде орёл и орлица. Беркуты тоже орлы. И я орёл!

-Ты медведь!

-Я и медведь, и орёл, и Первая Космическая Ракета, а сейчас зови меня просто Персик!

- И что же мне теперь делать, где же мне жить?!

- Можешь здесь жить, а можешь в моём гнезде. Мне орлят надо  высиживать из яиц. А ты всё равно бы  их убила с горя. Или холод бы их убил. Так у вас, орлов, принято. А теперь это мои орлята, я их убить никому не дам!  Так у нас орлов-медведей принято. Хочешь помогать в этом деле – приноси корм  птенцам. Сам-то я на прокорме у Бела. Он сильный орёл, меня прокормит.

Всё, что говорил медвежонок,  было правдой.  Орлица собиралась сама убить будущих птенцов и улететь из этого несчастливого гнезда. Её жизнь была сложна, но без первых птенцов ещё был шанс найти молодого одинокого орла. И создать семью, традиционную семью.  Если бы чудом ей удалось вырастить орлят, поставить на крыло, то уже вряд ли кто бы создал с ней семью. У неё же тогда  уже была семья, а то, что Вел был убит – обычное дело, не повезло. А у орлов традиционно только одна семья и одна судьба.

Сопровождавшие  Персика орлы  в  переговоры не лезли – это было не их дело. Хотя  и поддерживали Персика, иначе бы не притащили. Это орлица  хорошо понимала. Ей нельзя было кормить птенцов, если  она хотела потом завести ещё новых, создать семью. Но, наверно, можно кормить медвежонка. А тот, добрая душа, поделится и с малышами. Хотя те уже будут из семьи орла-медведя.

- Я могу приносить пищу Персику? – Спросили орлица у Бела.

-Да, - ответил старый орёл. – Всё орлиное племя взяло на себя обязательство кормить его. А так как ты теперь несемейная орлица, то это твоя прямая обязанность кормить его. Жить удобнее тебе в его бывшем гнезде, оно недалеко. А что он будет делать с пищей – это его дело, так же как и с бывшими твоими яйцами. Он выгнал тебя из гнезда, ты его слабее, тебе с ним не справится. А семьи, что бы  защитить   тебя,  нет. Гнёзд  пустых много, это не причина гибнуть в бою.  Персик – сильный орёл, делает что хочет, никто тебя не осудит.

Так всё и сладилось. Все формальности были соблюдены – Персик забрал себе, по праву сильного орла, новое гнездо. Законы орлиные не были нарушены. Наоборот, такой поступок  вызвал только уважение к нему. Да  и вот-вот ожидалось появление новых любимых птенцов, так что  семейные заботы были главным.

Но никто из орлов не забыл этого удивительного поступка медвежонка. Все помнили и думали об этом поступке. Сам Персик был главным орлиным сувениром, напоминанием о чём то большем, чем просто то, что орёл- медведь забрал себе новое гнездо. А у медведей главный сувенир – суверенитет. Они тоже всё помнят, что было, и запоминают то, что происходит на их глазах. И в своём гнезде, в Орлиных горах, но на Медвежьих Землях,   медвежонок был полностью суверенен в своих действиях. По-простому говоря – что хотел, то и делал! А орлы его ещё и кормить должны были! Но это  уже, согласно договору, между братьями-мишутками  и орлами-белохвостыми.  Дипломатия, однако.

 

10-12

2.4.12

 

 

Орленок номер один.

 

Странные дела творятся на планете Мишьен. Медведь высиживает в гнезде орлят. Что дальше то будет?! Да всё нормально,  будет, как и было, то есть по-разному. 

Утро нового дня Персик встретил сидя уже в новом гнезде. Он проснулся ещё до восхода солнца, ведь перед самым восходом солнца становится холоднее всего на улице. И вся природа как бы требует: « Просыпайся! А то замёрзнешь и промокнешь.» Роса выпадает перед восходом солнца. И как тут не радоваться первым солнечным лучам, несущим тепло?! Но это знают только уличные, те, которые  по домам спят, так солнцу не радуются, не понимают своего счастья, что есть оно – солнце. Да и как им понять, что  радость  бывает, когда  сначала было плохо и холодно, а с  появлением солнца появляются и перспективы хорошо прожить день. В тепле, по крайней мере.

И хотя шкура у медвежонка была хорошая, тёплая, под шкурой то жира не было! Совсем жира не осталось, вот и мёрз он, ждал солнышка. И солнышко появилось, что бы его, Персика, согреть. А Персик грел, в свою очередь, птенцов-орлят.  Всё в мире взаимосвязано и разумно устроено. Но не все мог понять разум медвежонка. Но он чувствовал, что всё хорошо, и радовался новому дню.

Скоро прилетела орлица Вела, принесла рыбы. Мишутка хорошо поел, так много его Бел не кормил. Это была повышенная норма питания, видимо, так у орлов принято кормить тех, кто высиживает орлят.  Оно и разумно, тепла надо  больше, еды надо больше. Орлицу звали Вела,  но скоро у неё будет другое имя, если найдёт себе нового орла, из молодых.  В семьях у орлов ведь как принято имена давать, если орёл – Вел,то орлица – Вела. А орлята сами себе имена выбирают, когда подрастут. А  пока маленькие – Велик и Велка будут. Или Велчёныши. Но длинные имена у орлов только у маленьких.  Орлы считали Персика пока маленьким, но сегодня Вела его назвала  Пер. И поблагодарила, за его поступок. Мол, спасибо тебе Пер за то, что ты сделал для меня. Орлы вообще только за себя говорят, или за свою семью, так у них принято.

Персика первый раз хвалили и благодарили. Это было очень приятно. Орлы вообще не склонны много тёплых слов говорить, а тут Персику  повезло. Хотя, видимо, теперь его будут звать  Пер, среди орлов, конечно. Он же, по орлиным меркам, теперь взрослый, раз гнездо с орлятами держит.

Скоро прилетел Бел, тоже принёс необычно много рыбы. Если дела так и дальше пойдут, то Персик может на орлиных харчах и разжиреть. Хотя, говорят, что маленькие орлята очень прожорливые, тут самого бы Пера не съели в его гнезде. А  из большого яйца, где сидел старший орлёнок уже и  толкотню почувствовал  медвежонок. Орлята почти неделю толкаются, прежде чем на свет вылезти из яйца.

Вечером опять хорошо покормили и Вела и Бел. Приятно, когда ты полезным делом занимаешься, а тебя ещё за это  хорошо кормят! Не так много и надо, только хорошее питание улучшает сильно настроение и характер добрее становится. Тут  Персик вспомнил свою подготовку к спячке и книги, которые он читал в то время. Знал бы, книги по правильному воспитанию  малышей читал. А то, как орлят воспитывать, когда  что-то кроме еды их будет интересовать? Как их учить летать, когда у самого нет крыльев?! Хотя технику орлиного полёта медвежонок уже хорошо изучил, зарисовал все приёмчики маневрирования, которые ему демонстрировали орлы, вызнал, всё, что  было можно вызнать об этом, но без тренировки это всё было только теория. Многие орлы и объяснить никак не могли, как они летают. А ведь летали же, да ещё как здорово и красиво летали! Практика, вот что важно. Но сейчас практика полёта была возможна только в голове медвежонка. Вот он и продумывал, как это было бы в полёте, напрягал мышцы. Нужны ему крылья, ох как нужны!

Прошла почти неделя, другие орлы, кроме Бела и Велы, не прилетали к Персику, зато  эти кормили хорошо. Два, а то и три раза в день каждый! Так можно и в Орлиных Горах   разжиреть! Вела  стала веселей и лучше выглядеть, полёты приносили  ей радость, да и дело  кормления медвежонка отнимало много времени и сил. Зато было хорошим делом, а когда хорошее для себя дело делаешь, то и веселей жить. А если это и для другого кого хорошее дело, то намного уже веселей.

Однажды ночью из крупного яйца орлёнок стал рваться наружу. Бил по скорлупе и медвежонку, согревающему эту скорлупу. Помогать   проклюнуться орлёнку из яйца было нельзя. Первый свой самостоятельный поступок он делал сам. И, к рассвету, вылез из скорлупы и ползал, ещё слабый под  Персиком, по голосил уже, пищал и пробовал щипаться клювом и царапаться лапами.

Рассвет и восход солнца, первый рассвет и первый восход солнца для орлёнка, медвежонок всё же дал увидит Персёнышу. Да и как не дать такому настырному птенцу?! Было непонятно, что там такое вылупилось, то ли Персиада, то ли Персей. Да это было и не важно, для Персика. Главное, что  хоть один орлёнок уже  на свежем воздухе. И это он, медвежонок-орёл, его высидел! Гордость незнакомого ранее толка переполняла медвежонка.  И раньше бывало, что он был очень доволен собой, но только собой. А тут он был доволен и собой и Персёнышем. Такой молодец, вылез уже, такой настырный и кусучий-царапучий! Но было и беспокойство, второй орлёнок вёл себя в своём яйце подозрительно тихо.

         Скоро прибыло питание. Его принёс  первым сегодня  Бел. Узнав приятную новость, он  первый раз покормил орлёнка и показал, как правильно это делать. Рассказал и показал, как размельчать пищу, как часто его кормить и ещё много разного и полезного, что должен знать кормящий орёл. Всё было несложно и разумно, так что медвежонку оставалось только практиковаться в этом дел. Прилетела Вела, оставила рыбу и тут же улетела.

         - Ты теперь для орлов стал «Пэр», они теперь так только и зовут тебя.- Рассказывал новости Бел. -Рыбы много сейчас в реку зашло красной-прекрасной. Так что ешь вдоволь. А то второй птенец появится, тогда и изголодаться можно. Много едят эти птенцы.

         -Хорошо, буду есть, ответил мишутка.

         Но съедать всю принесённую рыбу медвежонок не был готов. Нужен был запас, для постоянного кормления малыша. Тот всё время хотел есть. Но давать еду птенцу надо было через определённые  промежутки времени. Мало ли что, кто хочет. Бел же, проинструктировал Пэра улетел.

         «Пэр», «Вэл», «Бэл» - так звучали орлиные имена на орлином языке. Медвежонок же произносил  про себя: «Пер», «Вел», «Бел», так  на медвежьем языке было приятнее и легче. Но для орлов  с гор он был «Пэр», а раньше «Пэрсик». Не могут они звуки мягко произносить, не приспособлены к мяуканью. А кошки не могут «Пэр», «Вэл», «Бэл» говорить, они мяукать только могут. Вот из-за этого, наверное, и не может кошачье племя понимать птиц. И наоборот, птиц раздражает это мяуканье. Вот из-за этого вся их вражда, наверное, из-за непонимания друг друга и нежелания понимать и говорить на чуждом их организму языке. А мишки могут  говорить и жёстко и мягко, хотя им больше нравится мягкие звуки.  А Просто Енот то вообще может на любой лад голосить. Поэтому-то со всеми и договориться может.

         Лингвистические рассуждения Персика приводили его к выводу, что  надо много тренировать свою глотку, что бы  иметь возможность говорить на разных языках легко. А что лучше тренирует глотку, чем пение?!  Персик слышал много разных песен, память у него была хорошая.  Так что, не откладывая важное дело тренировки коммуникативных навыков, Пэр во всю глотку  радостно запел: «Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца…»

         Песня была правильная, орлиная. Вела принесла ещё рыбину и опять улетела за новой. Горланить, наблюдая всё возрастающие запасы пищи, было особо приятно и радостно. Веле песня тоже была по душе,  Пэр это видел и старался во всю глотку. Орлёнок, хоть  пока и очень мелкий, оказался очень сообразительным. Он сообразил, что когда он пытается петь  весёлую орлиную песню, то ему чаще дают кусочки пищи.  И тоже расстарался. Иногда, правда, засыпал на некоторое время, но просыпался от  песни и голода и поддерживал веселье. Персик же был доволен орлёнком, так как верил, что теперь этот орлёнок, если будет петь всё время песни, сможет и на медвежьем и на кошачьем языке  легко говорить. Да и  второй птенец, от весёлой песни стал карябаться в своём яйце. Значит жив!

         «Легко на  сердце от песни весёлой..», - затянул  новую песню медвежонок. И правда, на сердце у него было легко. Он радостно горланил песни, в промежутках межу пением ел сам и кормил орлёнка.  А в это время, трудолюбивая Вел наполняла гнездо  рыбой. Никогда ещё Персик не видел столько пищи в орлиных местах!  Бел   прилетел только вечером, принёс рыбину, но, увидев запасы, сказал, что ему самому надо. А ещё сказал, что теперь раз в день будет только прилетать, проверять всё ли хорошо. И к себе отнёс рыбу, у него тоже скоро ожидался любимый орлёнок. А Вел всё тащила и тащила рыбу.  Она была довольная, но  не общительная какая-то, зато очень целеустремлённая.  И эта её цель была накормить Пэра, и не только. Персик сказал ей, что нужны сучья и ветки. Он собирается расширять гнездо, создавать склад для еды. Скоро появились  новые сучья и ветки.

         Очень полезная вдруг сделалась эта орлица Вел.  Медвежонок и не ожидал даже такого! Но это тоже радовало. Так что на закате Персик уже рычал и мяукал: «Спи мая радость, усни..»  Ему самому было странно, где он успел набраться таких песен?! Ему подмяукивал орлёнок. Оба и уснули.

 

 

         12-12

1.1.12

 

Кошмарный сон Енота

 

         Почему же все они просят о помощи и благословении? Очень Большой Енот не готов   к таким странным просьбам. Ведь у них всё есть для того, что бы самим решить свои проблемы. Нет же, они почему-то не хотят это делать, а просят Очень Большого Енота сделать это за них. А зачем им его благое слово? Слово  - не печенька, зачем его просить? Странные они какие-то, болеют, наверное. Ведь только те, у кого  болезни и нет сил  самим что то сделать, могут  лишь просить  о помощи. А с виду все лапы целы и хвосты тоже.  Наверное, болеют головой, а болезни головы парализуют и  лапы и хвост и даже волю к жизни. А может и животом маются, кто ж их поймёт!

         Что за  радость в их глазах, какая-то безумная радость, от того, что   справляют Рождество Очень Большого Енота. Спасибо, конечно, но Енот ведь родился нормально, в марте, как и многие другие  северные еноты. Под зодиакальным знаком «Рыбы». Двадцать пятого  декабря начинается увеличение дня, «нарождается» новое Солнце. Но, опять же, не везде, а только в Северном полушарии планеты Мишьен. А причём тут Очень Большой Енот?! Ему это безумие точно не надо. А ума точно у этих «енотов» точно нет.

         А еноты ли  это вообще? Может быть, это роботы какие-то, одетые в оболочку похожую на енотовую? Если это так, то нормально. Их сборища забавны, как будто бы печеньки просят, всей толпой, и радуются. Хорошие роботы-игрушки, забавные. И печеньки им тогда абсолютно не надо, они же игрушки, а слово только, благое какое-то. Так и быть, скажу я им слово. И Очень Большой Енот стал говорить  разные слова, но его не слышали, были не способны слышать. И Очень Большому Еноту это надоело, он перестал говорить с этими роботами. Но какие-то другие роботы, в странных одеждах, руководили восторгами  и иными чувствами простых роботов, указывали что им делать и чего просит, молить.Указывали им, что те почему-то виноваты во всём и грешны.  Но самого Очень Большого Енота никто совсем из этой публики не слышал, они были скучны и как-то одержимо фанатичны.

         Очень Большой Енот огляделся,  в  одном доме, оставленный всеми взрослыми роботами-игрушками, сидел совсем маленький енотик. Он был похож на настоящего, и с ним Очень Большой Енот заговорил. Очень маленький енот его услышал. Они поиграли вместе, поели печенек, попели весёлые енотовые песни. Было хорошо.

Но пришли  роботы-игрушки и забрали  очень маленького енота на праздник. Они не видели Очень Большого Енота в упор, но зачем-то праздновали его рождение.   Что это такое «Рождество», очень маленький енот не понимал, он хотел играть, но его учили или мучили, так показалось Очень Большому Еноту. Учили любить какого-то Очень Большого Енота, радоваться его рождению. Но   целью всех этих действий было то, что бы очень маленький енот перестал видеть и слышать Очень Большого Енота.

А Очень Большому Еноту от всего этого сделалось больно и грустно. Он не любил мракобесия, ему нравились живые еноты, он сам был живым весёлым енотом, любящим развлекаться и есть печеньки. Горланить песни и хулиганить. Жить, радоваться тому , что теперь день будет становиться всё длиннее и длиннее, будет больше времени для жизни на улице и скоро придёт весна, и День Рождения Очень Большого Енота! И много дней рождений очень маленьких енотов.

Он вдруг  понял, что оказался на фабрике, где из очень маленьких живых енотов делают роботов, для игр кого-то. Но кого?! Кому это надо, кто стоит за этим ужасом?!Роботы-игрушки говорят, что стараются для Очень Большого Енота. Лгут.

Енот проснулся в холодном поту. Хорошо, что он не Очень Большой  Енот! Как тот бедный от этого всего страдает. Все еноты – это его дети. Хорошо, что он Просто Енот  и у него мало детей! А те, что есть, вроде бы пока не биороботы. Надо успокоиться. Это был сон, просто дурной сон. В ночь, накануне Солнцеворота, границы между различными мирами стираются. И образы из одного мира попадают в другой. Из мира мёртвых, в мир живых, с Планеты Земля, на Планету Мишьен, да мало ли ещё куда! И с ними можно легко контактировать и общаться. Енот решил, что  он побывал в своём сне на Планете Земля. Благо, что до неё рукой подать. Или это были Большие Еноты?! Туда ведь тоже проникают различные религии.

Но, в любом случае, Енот сейчас на Енотовых Выселках, на Медвежьих Землях. Тут пока фабрик по производству из живых существ роботов-игрушек нет, да и вообще, фабрики тут недолюбливают. Это было хорошо. Но кошмарный сон не спешил отпускать Енота из своих объятий. Было слегка жутковато, одно дело, если там с мёртвыми общаешься, совсем иное , если с роботами-игрушками. Все, в перспективе, рано или поздно, будут мёртвыми, так что, общение с мёртвыми – норма жизни. Но  эти биороботы при жизни уже мертвы, зомби какие то! И с ними общение невозможно, они тебя слушают, но не слышат. А с виду еноты, или люди.

  Просто Енот забывал свой сон, он постепенно вытеснялся из его сознания крайне необходимыми  и простыми вещами. Было холодновато в доме. Нужно было топить печь, таскать воду, топить баню. Негоже новое солнышко встречать в немытой шкуре! Праздник же, день теперь будет увеличиваться! И ясный, и понятный, и радостный праздник. Будет больше светлого времени суток для игр, веселья и просто чтения книг.

Всё-таки хорошо, что Просто Енот такой умный и красивый. А после бане ещё красивее будет!!!

 

0-0

0.0.12

 

Год Медведя

 

На выселки к Просто Еноту шёл Новый год. Он каждый день там ходит. Но Новый год 2018 отличается от Нового года 2017. Очень многим отличается.

К примеру, 2017 год был снежно-морозным. А 2018 наступает дождливо-снежный. Мокрый и туманный.

А ещё, 2017 год был Годом Пёстрого Енота. Почему пёстрого?!  Ну, так случилось. А 2018 год – это Год Персикового Медведя. Не все это знают, поскольку на Планете Мишьен не стремятся  распространять эту информацию  на других планетах. А зачем? Свои-то, списочные мишки и кошки всё знают. Да и другие народы Медвежьих Земель тоже знают. А чужим знать и не надо.

Так что, если  кто-то знает про Новый год Персикового Мишки № 2018 от Рождества Христового, то значит он свой. Или стремится стать своим. А раз так, то С Новым Годом!

Источник

         

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА