Опубликовано: 14 августа 2019 11:21

Сонь и Явь. Информация и размышления

 

 

 

Информация

 

Иван Сергеевич Тургенев родился в 1818 году, 28 октября. То есть, под знаком Скорпиона. Принадлежность к тому или иному знаку зодиака сейчас важная характеристика любой личности. В те времена более важным казалось то, что он родился в богатой дворянской семье. Для меня ещё существенно то, что он родился в городе Орёл, основанном Иваном Грозным.

Про Ивана Дмитриевича вообще история умалчивает. И личность его тёмная и дела покрыты мраком. Знак  зодиака известен  – Скорпион.

Первый раз Иван Сергеевич был арестован в 1952 году.

 

Первый арест

 

-Здравствуйте, Иван Сергеевич!- Произнёс человек с лошадиной мордой лица. – Меня зовут Иван Дмитриевич. Я ваш тайный поклонник. Давайте по-простому тут общаться, называть всех просто по имени и отчеству, можно и по фамилии, конечно, если есть желание. Без всяких там модных заграничных штучек, и отечественного консерватизма нам не обойтись, но пусть они не мешают нашему общению.  На правах хозяина положения я осмелюсь предложить Вам  формат нашего общения.  Вы – вольны во всём, мы  общаемся на равных. Не стесняйтесь в словах и выражениях.  За границы этой комнаты ничего не  выйдет. Ну а если и выйдет,  ведь всё тайное может очень просто стать явным, проявиться, то произойдёт это  лет через сто, не раньше.

-Я арестован?! За что? Что Вы имеете ввиду под слово «формат»?! – достаточно спокойно задал свои вопросы Иван Сергеевич. -  А называть Вас по имени, отчеству или как Вам ещё угодно, я готов, это просто.  Как вам угодно.  А то, что происходит за границами России с людьми  -  то  их воля. А здесь – Ваша.

-«Там нет отечества, и отчеств тоже нет»[1], - впрочем, Вы этого пока не знаете.

-Это я как раз очень хорошо знаю. – Неожиданно улыбнулся Иван Сергеевич. -  «И дым отечества нам сладок и приятен»[2]

- Особенно, если это дым не горящей Москвы 1812 года. Тогда Единая Европа пришла к нам.

- Интересно, про Единую Европу никогда раньше не слышал. Действительно, все  народы были европейские в воинстве Наполеона представлены.

- И сейчас есть, правда, в разных стадиях разложения на земле Русской все эти народы. Кто в земле уже сгнил, а кто своим гниение заразил ныне живущих, наших соотечественников, между прочим.

-Вы, батенька, философ.  – Собеседник явно нравился Ивану Сергеевичу. – Так за что же я арестован всё-таки?

-«Был бы человек,  а статья найдётся!»[3] - Обаятельно улыбнулся человек с мордой лица. – Условно скажем, вы арестованы за не соблюдение некоторых формальностей. А безусловно, Вы арестованы потому что, хочется мне с вами поговорить с глазу на глаз, без свидетелей. А ещё проще, я использую своё служебное положение  на благо Отечества и себя лично. А философ у нас был Николай Васильевич, чахотка  погубила и  его. Ну, ещё Гегель вроде бы тоже для Вас философ.

- «Ты виноват уж  тем, что хочется мне кушать!»[4] Так, кажется, писал Иван Андреевич. Как же Вы откровенны. И как просто у вас с Гегелем. А мундир не жмёт? Осмелюсь  задать такой вопрос, раз  из этой комнаты ничего не выйдет в свет. Значит, я арестован ни за что, ни про что.  А, понял намёк, за статью.

-Цезуру надо проходить, такие правила.  Но это только повод, формальность. Вам эта комната нравится? Я её специально обустроил для Вас.   Разве она похожа на арестантскую камеру? А если нет, то разве это арест? Просто некоторое ограничение свободы передвижения. Мы и сами себя порой запираем в четырёх стенах, и ничего. Даже довольны. Писатель, поэт с этим живёт,  ограничивает себя, чтобы не мешали творить. А вы ведь поэт, как я чувствую.

-Поэт -подражатель, но когда-то я считал себя поэтом. А сейчас меня уже все убедили, что я писатель.

-«Поэт в России больше чем поэт»[5].

Поэт в России - больше, чем поэт. В ней суждено поэтами рождаться лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, кому уюта нет, покоя нет. Поэт в ней - образ века своего и будущего призрачный прообраз. Поэт подводит, не впадая в робость, итог всему, что было до него. Сумею ли? Культуры не хватает... Нахватанность пророчеств не сулит... Но дух России надо мной витает и дерзновенно пробовать велит. И, на колени тихо становясь, готовый и для смерти, и победы, прошу смиренно помощи у вас, великие российские поэты... Дай, Пушкин, мне свою певучесть, свою раскованную речь, свою пленительную участь - как бы шаля, глаголом жечь. Дай, Лермонтов, свой желчный взгляд, своей презрительности яд и келью замкнутой души, где дышит, скрытая в тиши, недоброты твоей сестра - лампада тайного добра. Дай, Некрасов, уняв мою резвость, боль иссеченной музы твоей - у парадных подъездов и рельсов и в просторах лесов и полей.

Дай твоей неизящности силу. Дай мне подвиг мучительный твой, чтоб идти, волоча всю Россию, как бурлаки идут бечевой. О, дай мне, Блок, туманность вещую и два кренящихся крыла, чтобы, тая загадку вечную, сквозь тело музыка текла. Дай, Пастернак, смещенье дней, смущенье веток, сращенье запахов, теней с мученьем века, чтоб слово, садом бормоча, цвело и зрело, чтобы вовек твоя свеча во мне горела. Есенин, дай на счастье нежность мне к березкам и лугам, к зверью и людям и ко всему другому на земле, что мы с тобой так беззащитно любим. Дай, Маяковский, мне  глыбастость,  буйство,  бас, непримиримость грозную к подонкам, чтоб смог и я,  сквозь время прорубясь, сказать о нем  товарищам-потомкам...

 Вы ещё напишите «Стихотворения в прозе». А   про это стихотворение, прошу, говорить не надо, И про лиц, в нём упоминающихся  тоже.

-Прекрасное стихотворение. Извините, это эмоционально вырвалось. Как много известно Вам. Неужели Вам и вашей службе и про меня уже всё известно?

-И да, и нет. Это от нашей с Вами беседы будет зависеть, что потом произойдёт, так что отнеситесь к ней серьёзно, а главное, вдумчиво. «С нас многое спросится, эпохой и вечностью, мы – первая просека всего человечества»[6]. Это тоже Евтушенко. Простите меня, но я буду порой цитировать  неизвестные Вам стихи неизвестных Вам поэтов и говорить странные слова.  Будьте таким, как Вы есть, а я буду таким, как  я есть тоже, без притворств и условностей общества. Мы – на равных, во всяком случае, надеюсь искренне на это. Мне  нравится философ Николай Васильевич Станкевич, и его стиль общения.

-А кто такой Евтушенко? Из малороссов?

-Он о себе так говорил:

«В какой бы ни был я трясине,

я верой тайною храним;

моя фамилия – Россия,

а Евтушенко – псевдоним.»

         Скромность искать не следует, тут глубже идея. Он себя так ощущал,  это чувство. Хотя , тут можно и спорить, если включать разум. Я, например, от своей фамилии отказаться не готов. Хотя  и псевдонимы очень сильно уважаю. Но служба России, ощущение себя её частью – это главное.

-Вы о службе? Вы предлагаете мне служить Отечеству? «Служить бы рад, прислуживаться тошно»[7].  Я ему служу так, как я понимаю это служение. Я  люблю свою Родину.

-Нет, прислужников всегда везде хватает, я о форме любви. Я за деятельную любовь, а не созерцательную. Возможны различные варианты развития событий. Лучше что-то делать и ошибаться, чем ничего не делать, а только отражать действительность и критиковать её. Я просто не хочу, чтобы  в России стало как в Европе. Я просто против Соединённых Штатов Европы.  Не нравятся мне эти  Соединённые Штаты.  Лет сто без них проживём ещё, а может, и больше удастся, если с Вами сговоримся. Надеюсь, что уже читали «Манифест»[8]?

-Я много читаю. Вас такой ответ устроит? – Хитро ответил Иван Сергеевич.

-Я тоже очень много читаю.  Мне нравятся «Письма из Франции и Италии. С того берега»[9].  С Александром Ивановичем  я тоже беседовал, с десяток лет ранее. Но сейчас  ему советчик Ротшильд, зря русский царь деньги его отнял, конфисковал имущество его семьи, врага лютого себе нажил. Если Вы в курсе дел, конечно, денежных дел семьи Александра Ивановича Герцена. Про его личную жизнь  с женой Огарёва каждая собака в Европе знает, а вот деньги  любят тишину. Вы же по-немецки читаете, в отличие от меня, а на немецком языке «Письма с того берега» они  уже изданы.

-Как так? Вы не знаете немецкий?! Язык Гёте и Гегеля? Как так могло произойти? Вы же образованный человек, это же очевидно!

-Даже французский язык я не знаю почти. Кое-что понимаю, но не знаю. Только английский, и то далёк от совершенства. Язык врагов надо знать. Вы знаете и немецкий, и французский, а для меня этого достаточно. Хотя это сейчас не суть важно, знание языков. Я получал образование  исключительно на русском языке, чем и абсолютно счастлив, но просто так получилось.

 

Иван Сергеевич с большим интересом разглядывал своего собеседника.  А тот не терял времени даром, воспользовавшись неожиданным перерывом в беседе. Вышел из комнаты и дал какие-то распоряжения. Скоро внес собственноручно самовар и всё необходимое для чаепития.

 

-Иван Сергеевич, сейчас чайку попьём, а вы  заказ на обед сделайте, я его передам посыльному.  Подумайте, что вы хотите есть, я с Вами тоже, надеюсь, разделю трапезу. Через полчаса - час, надеюсь, всё принесут.

-Хорошая  жизнь у Вашего арестанта. – Улыбнулся Иван Сергеевич и стал писать «заказ».

 

Информация и размышления

 

Андрей Януарьевич Вышинский, родился в 1883 году,  в том  же году умер Иван Сергеевич Тургенев. Знак зодиака – Стрелец.  Широко известен участием в политических репрессиях и тем, что подписал распоряжение об аресте В.И. Ленина  в 1917 году. Ходят слухи, что сидел в одной камере в 1908 году с И.В. Сталиным. Личность яркая, умная и неоднозначная.

Именно Вышинский А.Я. привёз в Берлин текст Акта о безоговорочной капитуляции Германии. А также  он фактически руководил работой советской делегации на Нюрнбергском процессе. Ему приписывают фразу: «Был бы человек,  а статья найдётся». Фраза яркая, её хочется повторять снова и снова, тем более, что поводов для её применения достаточно.

Потомки его здравствуют и поныне, люди вполне достойные и общение с ними приятное. Значит, семейные традиции правильные, раз его род не погиб в пучине исторических событий.

 

 

Александр Сергеевич Грибоедова родился в 1795 году. Знак зодиака – Козерог.  Убит в 1929 году в Тегеране. Его произведение «Горе от ума»  изучается в школе. Но, по большому счёту, его глубина доступна только в зрелые годы. Проблемы взаимодействия «реформаторской» Европы и «консервативной» России  там ярко обозначены.  И главная из них  - это разный подход и оценка в сознании происходящего в России и Европе. Взгляд «со стороны Европы» и взгляд «из России на Европу»   дают разную картину мира, и, как следствие,  возникают «разные русские» не принимающие друг друга несмотря на общий «культурный код».

Комедия с большими сокращениями  была опубликована после смерти автора в 1933 году, а полностью опубликована только в 1962 году. Но в списках широко читалась и обсуждалась в обществе. И в 1952 году её знали очень многие.

 

Евгений Евтушенко родился в 1932 году на станции Зима в Сибири. Знак зодиака – Рак. Очень плодотворный поэт. Взгляды его лично  мне до сих пор не ясны, скорее всего, они менялись на протяжении жизни и он на них не настаивал. Жил по ситуации, и отражал жизнь вокруг него. Творчество его  интересно, ярко и разнообразно.  Умер в 2017 году.

 

Крылов Иван Андреевич, родился в 1769 году.  Емельян Пугачёв его  самого, его отца и его мать внёс в списки на повешенье, если верить А.С. Пушкину. Знак Зодиака – Водолей. Прославился своими баснями, создавал, переделывал, взяв у Эзопа, Лафонтена, Федра, Бабрия сюжеты. Хотя выглядит просто - брать в чужих культурах сюжеты и делать из них русские басни, но чтобы крылатые выражения из них вошли в  народную культуру – это редкость. В этом деле И.А. Крылов  сильно преуспел. Умер в 1844 году.

 

«Стихотворения в прозе»  Ивана Сергеевича Тургенева  стали его последним произведением. Это  - философские и лирические миниатюры, он их писал до своих последних дней жизни.

 

«Манифест коммунистической партии» опубликован на многих европейских языках в 1848 году. Лондон – это место возникновения коммунизма. Именно там  похоронен Карл Маркс. Вообще, произведение интересное, хотя из-за того, что в Советском Союзе его везде изучали, оно всем надоело.  А взгляды, изложенные в нём, цели, задачи и методы борьбы кое-где актуальны и сейчас. Хотя, конечно, это всё на любителя сейчас. А тогда это был Манифест, оглашение, объявление новой силы, требующей власти – пролетариата.

Время было в Европе тогда такое, без коммунизма никуда. Без классов и классовой борьбы. А в России  пролетариат никого не волновал,  всех волновало крепостное право. Никто не знал, что с этим делать, чтобы не разрушить Россию. Ту Россию, которая была тогда стабильна на фоне революций в Европе.

 

Александр Иванович Герцен родился в 1812 году в доме 25 по Тверскому бульвару в городе Москва.  Знак зодиака – Овен. Мать – немка, отец – богатый русский. Бастард, если использовать терминологию «Битв Престолов», фамилию Герцен придумали. Фамилию отца – Яковлев никто ребёнку не хотел давать. В детстве Герцен подружился с Николаем Огарёвым - стал старшим другом на всю жизнь. После смерти отца Ивана Алексеевича Яковлева Герцен  в 1947 году навсегда покидает Россию. Ему там уже не интересно.

«Письма из Франции и Италии. С того берега» - одно из лучших на мой вкус произведений Герцена. Но полно либерального уныния.  Просто ощутимо рушатся его идеалы, хорошее произведение, реалистичное. А вот идеи по поводу России имеют социалистическую направленность. В 1949 году царь Николай 1 арестовал за  революционные идеи всё имущество Герцена и его матери немки. Герцен едет  в Лондон и с помощью Ротшильдов через какое-то время снимает арест со своего имущества. И основывает в Лондоне в  Вольную русскую типографию для печати запрещенных изданий и раскачивания политической обстановки в России. Кому это  выгодно? Правильно, как и коммунизм, Герцен выгоден Британской империи.

Лично мне интересен Герцен, его свободные отношения с женой Огарёвы и пламенная борьба с Россией. Он единственный из именитых  «русских» поддержал польское восстание 1863 года, весьма мерзкое по формам осуществления. Мицкевич его за это сильно хвалил.  Хотя русский ли Герцен по своей сути? Скорее, он пламенный враг государства Российского. Россия его обидела тем, что недодала власти и титулов?! Род  Яковлевых родственен был Романовым,  а столь талантливому Александру даже фамилии родовитой не досталось. Мне кажется, что всё дело именно в этом, в кровной обиде. Герцен умер гражданином Швейцарии в 1970 году в Париже.  

 

«Чаепитие в Мытищах»

 

Почему-то чай из самовара был очень вкусным. Может секрет был в сорте чая, может быть, какие-то секретные травки в него добавляли, а может быть, именно самовар делала этот чай таким вкусным. Самовар не чайник!

 

-До чего же вкусный чай! Интересно, почему? – не смог сдержать свои чувства к чаю Иван Дмитриевич.

-А по–моему чай обычный. Дома куда вкуснее чаёк пью. Тут чай казённый, без души заваренный. – Ответил ему Иван Сергеевич абсолютно искренне.

-Во всём, даже в чае, есть политика. Вот Северо-Американские колонии англичан не стали подчиняться Великобритании, так она им чай  не даёт теперь пить, из Индии который. Не выдержат без чая, обратно под власть короны вернутся, такова идея. Страдают колонисты, пьют  бурду кофейную, а стоят на своём[10].- Продолжил Иван Дмитриевич.

-Когда не стали подчиняться? Не слышал об этом. – Удивился Иван Сергеевич.

 

Иван Дмитриевич задумался. Казалось, он что-то вспоминал. Иван Сергеевич с большим интересом следил за явными признаками работы мысли на лошадиной морде лица своего собеседника.

 

-Допустим,  что в 1875-1883 году Великобритания будет бороться со своей колонией, Соединёнными Штатами Америки. И США станут независимыми от Великобритании, победят.  А им чая из Индии за это не будут давать. Что скажите на это предположение? – Изменил свою позицию Иван Дмитриевич.

-Россию чаем на колени точно не поставишь. А про колонистов в Америке не знаю, не уверен. У нас иван-чай есть и разные другие травки. Вот, например, в этом чае, который мы пьём чуть-чуть чабреца добавлено, и иван-чая, традиционно. У каждой хозяйки на Руси свой чай, пьют его с удовольствием. А вот в  независимость Штатов в Америке не могу поверить. Сила Британской Империи не даст им независимости никогда. А в русский чай верю, люблю его.

-Вот-вот. И у нас тут  прямо «чаепитие в Мытищах», «картина маслом»! Перов[11] и Кустодиев[12]  с удовольствием изобразили бы это! «Два Ивана пьют чай».

-Ростокинский акведук красив, хотя и воровства было при его строительстве много. Вы на него намекаете, когда говорите о чаепитии в Мытищах? Но это, когда глядишь на него, то кажется, что ты в Риме. – Продолжил тему Иван Сергеевич. – Но художников Перова и Кустодиева, извините, не знаю. Судя по тому, что Вы их называете по фамилии, они существуют, или это фигура речи и вольное предположение? Допущение, как в случае с независимыми британскими колониями. Не для того колонии завоёвываются, чтобы им давать потом независимость.

 

 

             - Что про художников, то вопрос философский.  Когда рождается художник? Вместе со своими произведениями или раньше? Когда он умирает? И умирает ли вообще, если его произведения весят в Третьяковской галерее и  о них все помнят?  Не быть ещё рождённым это значит быть мёртвым, или как? Хотя Василий Перов, насколько я знаю, сейчас в Москве. Познакомитесь, если будет желание. А Москва – это третий Рим, но лучше. Шире, просторнее,  живее. В Москве дышится легче и взор  не имеет преград. «У меня в Москве — купола горят!

У меня в Москве — колокола звонят!

И гробницы в ряд у меня стоят, —

В них царицы спят, и цари.

 

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Легче дышится — чем на всей земле!

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе — до зари.

 

И проходишь ты над своей Невой

О ту пору, как над рекой-Москвой

Я стою с опущенной головой,

И слипаются фонари.

 

Всей бессонницей я тебя люблю,

Всей бессонницей я тебе внемлю —

О ту пору, как по всему Кремлю

Просыпаются звонари.

 

Но моя река — да с твоей рекой,

Но моя рука — да с твоей рукой

Не сойдутся. Радость моя, доколь

Не догонит заря — зари».[13]

 

-Вы, Иван Дмитриевич, сам художник и поэт. Хорошо бы почитать ваши произведения и посмотреть картины. – Высказался Иван Сергеевич. -  Меня, батюшка, не проведёшь.

-Это не мои стихи. Марина Цветаева написала. А картины  посмотреть не удастся, разве что во сне. И произведения не почитаешь. Таковы условности жанра нашей жизни. Я вам песню лучше? Не мои стих, не моя музыка, но для Вас она,  как будто бы,  специально написана.

 

И зазвучала песня  «Поле, русское поле...» [14]

Поле, русское поле, Светит луна Или падает снег, Счастьем и болью Связан с тобою, Нет, не забыть тебя Сердцу вовек.

Русское поле, Русское поле, Сколько дорог Прошагать мне пришлось. Ты моя юность, Ты моя воля, То, что сбылось, То что в жизни сбылось.

Не сравнятся с тобой Ни леса, ни моря, Ты со мной, моё поле, Студит ветер висок. Здесь Отчизна моя И скажу, не тая, Здравствуй, русское поле, Я твой тонкий колосок.

Поле, русское поле, Пусть я давно Человек городской, Запах полыни, Вешние ливни, Вдруг обожгут меня Прежней тоской.

Русское поле, Русское поле, Я, как и ты, ожиданьем живу. Верю молчанью, Как обещанью, Пасмурным днём Вижу я синеву.

Не сравнятся с тобой Ни леса, ни моря, Ты со мной, моё поле, Студит ветер висок. Здесь Отчизна моя И скажу, не тая, Здравствуй, русское поле, Я твой тонкий колосок.

Здесь Отчизна моя И скажу, не тая, Здравствуй, русское поле, Я твой тонкий колосок.

Поле, русское поле…

 

Когда это действо закончилось, то Иван Сергеевич уже был не тот, что раньше, до своего ареста.  Он был в другом времени и в другом месте. И его Русь и  Поля были неожиданно  для него самого совмещены. Раньше он не мог даже представить такого. Ему мучительно захотелось, чтобы так оно и было, чтобы он не разрывался между   столь дорогими для него женщинами, которых он любил.

-Вы кто, Иван Дмитриевич? Чьих будете? – Спросил Иван Сергеевич.

-«Это я на вид такой странный, а внутри я глубоко русский!»[15], и при этом ваш тайный поклонник и советник. – Полу шутя, полу серьёзно  ответил ему Иван Дмитриевич.

-Вы не тайный советник, у тех повадки другие. Они уже давно все погрязли в российских условностях. Вы – европеец.

-Увы и ох, и с этим не угадали. По происхождению я азиат. Очень Дальний Восток. 

 

«Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.           Попробуйте, сразитесь с нами! Да, Скифы — мы! Да, азиаты — мы, —         С раскосыми и жадными очами! Для вас — века, для нас — единый час.         Мы, как послушные холопы, Держали щит меж двух враждебных рас —         Монголов и Европы! Века, века ваш старый горн ковал         И заглушал грома лавины, И дикой сказкой был для вас провал         И Лиссабона и Мессины! Вы сотни лет глядели на Восток,         Копя и плавя наши перлы, И вы, глумясь, считали только срок,         Когда наставить пушек жерла! Вот — срок настал. Крылами бьет беда,         И каждый день обиды множит, И день придет — не будет и следа         От ваших Пестумов, быть может! О, старый мир! Пока ты не погиб,         Пока томишься мукой сладкой, Остановись, премудрый, как Эдип,         Пред Сфинксом с древнею загадкой!.. Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,         И обливаясь черной кровью, Она глядит, глядит, глядит в тебя,         И с ненавистью, и с любовью!.. Да, так любить, как любит наша кровь,         Никто из вас давно не любит! Забыли вы, что в мире есть любовь,         Которая и жжет, и губит! Мы любим все — и жар холодных числ,         И дар божественных видений, Нам внятно все — и острый галльский смысл,         И сумрачный германский гений... Мы помним все — парижских улиц ад,         И венецьянские прохлады, Лимонных рощ далекий аромат,         И Кельна дымные громады... Мы любим плоть — и вкус ее, и цвет,         И душный, смертный плоти запах... Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет         В тяжелых, нежных наших лапах? Привыкли мы, хватая под уздцы         Играющих коней ретивых, Ломать коням тяжелые крестцы,         И усмирять рабынь строптивых... Придите к нам! От ужасов войны         Придите в мирные объятья! Пока не поздно — старый меч в ножны,         Товарищи! Мы станем — братья! А если нет, — нам нечего терять,         И нам доступно вероломство! Века, века — вас будет проклинать         Больное, позднее потомство! Мы широко по дебрям и лесам         Перед Европою пригожей Расступимся! Мы обернемся к вам         Своею азиатской рожей! Идите все, идите на Урал!         Мы очищаем место бою Стальных машин, где дышит интеграл,         С монгольской дикою ордою! Но сами мы — отныне — вам — не щит,         Отныне в бой не вступим сами! Мы поглядим, как смертный бой кипит,         Своими узкими глазами! Не сдвинемся, когда свирепый Гунн         В карманах трупов будет шарить, Жечь города, и в церковь гнать табун,         И мясо белых братьев жарить!.. В последний раз — опомнись, старый мир!         На братский пир труда и мира, В последний раз — на светлый братский пир         Сзывает варварская лира!»[16]

 

- Я ваш поклонник, причём совсем не тайный! Эти стихи надо публиковать немедленно!  В «Современнике» им место, этого не хватает нашему обществу сейчас! Ведь не о чем, спорить по большому счёту, нет смысла низвергать свою историю, или её возвеличивать. Надо себя  просто уважать.

-Стихи не мои. Они наши. Всё, о чём я сейчас говорю – это всё наше, русское. Это культурный код нашей цивилизации. А вы, Иван Сергеевич, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и ещё много других Личностей, закладываете этот код на века. И именно от вас зависит, будет ли Полина русской женщиной, вернее, будут ли русские женщины так же  свободны, как сейчас свободны некоторые европейки, как свободна Полина. И останутся ли они при этом русскими,  не растворятся в Европе, не будут ассимилированы.  Я хочу, чтобы Полина стала русской, а не француженкой, чтобы Ваша дочь была свободной русской женщиной. Чтобы всё лучшее, что есть в европейской цивилизации стало кодом и нашей, русской цивилизации, но наши коды, наши культурные традиции, не были уничтожены и унижены. Хотя некоторые скромники называют это течение  философии евразийством, так же как русских славянами, но через сотни лет понятия приобретут истинные названия.  Так же как западники и славянофилы, евразийство уйдёт в историю. А будет простая  многовариантная свободная русская цивилизация. «От Владивостока до Лиссабона».

 

Раздалась тишина.

 

[1] Слова из песни, появившейся предположительно только в 20 веке. «Сон офицера»

 

[2] Цитата из произведения Грибоедова А.С. «Горе от ума». Дым отечества

[3] Слова приписывают Вышинскому А.Я., сказаны якобы Валерию Чкалову.

[4] Цитата из басни Крылова И.А. «Волк и ягнёнок»

[5] Евтушенко Е.А.   «Молитва пред поэмой». Из поэмы «Братская ГЭС».

[6] Евтушенко Е.А. Поэма «Просека»

[7] Цитата из произведения Грибоедова А.С. «Горе от ума»

[8] «Манифест коммунистической партии» Маркс К., Энгельс Ф.

[9] «Письма из Франции и Италии. С того берега» Герцен А.И.

[10] Имеет место временная путаница в голове Ивана Дмитриевича. Война за независимость США велась с 1875 по 1883 годы. Считается, что США стали независимы от Британской империи в 1876 году. Разговор же происходит в 1852 году.

[11] Перов В.Г.  родился в 1833 году. Один из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок. Его картина «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы»  относится к 1962 году.

[12] Кустодиев Б.М. родился 1778 году. Почему-то все думают, и Иван Дмитриевич не исключение, что он имеет отношение к «Чаепитию в Мытищах». Он написал  картины «На террасе»,  «Гуляние на Волге», «Чаепитие», «Купчиха за чаем» и другие, где люди с аппетитом пьют чай.

[13] М. Цветаева

[14] Авторы: стихи –Гофф И., музыка – Френкель Я. «Поле, русское поле…»

[15] Вознесенский А.

[16] Блок А. «Скифы»

Источник 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА