Опубликовано: 27 июля 00:13

Валентина

    Лишь  в юности  можно   считать, что собственная судьба  в наших руках, но в этом заблуждении -  прелесть молодости.    В советское время брак  с военнослужащим был мечтой для многих . Девчонки толпами ходили на танцевальные вечера ,  но курсантов на всех не хватало. Вальке повезло: в двадцать лет стала женой симпатичного лейтенанта- выпускника Высшего артиллерийского училища. Когда после регистрации    вышли на улицу Петра Лаврова, то     женщина, проходившая мимо,  воскликнула: "Печорин черкешенку украл!" Да, симпатичная получилась пара... 

  Первое испытание - беременность. Мать посоветовала сделать аборт, узнав, что Андрей в 21 год морально не готов стать отцом. Конечно, надо было послушать ее, но Валя испугалась: все-таки первая беременность. Стала готовиться к материнству, однако муж не мог простить ей   самовольства.   

По распределению попали на Кольский полуостров, в поселок Луостари -  военный городок, где стояли  четыре пятиэтажных дома, а дальше - казармы , склады ,боксы с военной техникой. Гражданское население отсутствовало. Везде: в магазине, на почте, в медсанчасти, в столовой -  работали жены военных. 

  Молодоженам  дали  служебную двухкомнатную квартиру на последнем этаже. Контейнер с вещами , отправленный из Питера, задержался в пути на три месяца. Поэтому жили  по-походному. Но все неудобства воспринимались с юмором.    Вскоре Валя почувствовала Север: начались 40-градусные морозы, пришла полярная ночь. Теперь   в любое время суток на улице хоть глаз выколи. Спасало искусственное "солнышко"- так называли огромную электрическую лампу, света от которой хватало на весь   маленький поселок. Из дома приходилось выходить то в магазин, то на армейский продуктовый склад, где выдавали паек, то в полковую библиотеку. 

  Немного осмотревшись, молодая хозяйка взялась за обустройство своего быта.  В первый же выходной поехала с мужем в Корзуново- ближайший поселок, где когда-то начинал карьеру военного летчика Юрий Гагарин. Там молодожены купили черно-белый телевизор "Садко", стиральную машинку "Рига" и шубу из искусственного каракуля (  пальто  Вале стало тесно). 

   Когда вещи привезли на попутке, Андрей занялся телевизионной антенной.Она  в квартире  была, но требовалось её  закрепить . Всё бы ничего, только муж сначала согнул в дугу гвоздики, а затем попытался  прибить их к плинтусу вместе с кабелем. Увы, дело не пошло. Андрей страшно злился, а когда терпение  иссякло, бросил молоток  и , непристойно бранясь,  убежал к холостякам на второй этаж. Валя, недолго думая, взяла длинную тонкую спицу из своего вязания и воткнула  в гнездо для антенны, включила телевизор и стала смотреть. Муж,вскоре вернувшийся домой,   очень удивился, увидев работающий телевизор.

   Эта покупка плохо сказалась на службе Андрея. Из-за "Фильмов для полуночников", которые  ежедневно транслировались по местному телевидению , он часто опаздывал на построение. Жена каждое утро собирала его на службу, словно ребенка в детский сад: кормила завтраком, искала разбросанные по квартире ремень, портупею, перчатки, носки. Андрей был на редкость рассеянным и неаккуратным. Но хуже всего Вале становилось, когда речь заходила о ребенке. Андрей ненавидел его уже в утробе и почти каждый день находил повод, чтобы об этом сказать жене. В ответ она тихо плакала. Ему становилось стыдно, начинал объяснять, что Валю любит, но ребенка "просто так, ни за что" любить не в силах. По его мнению, жена была виновата перед ним: она не сделала аборт, а ведь он на коленях просил об этом. Раз  навязала  этого ребенка, то пусть сама потом и расплачивается... 

Когда беременность стала заметна, Андрей, проходя с Валей по поселку, просил не брать его под руку.    Женщина так поверила в свою вину, что ублажала мужа, как могла. Он завел "Книгу жалоб и предложений", куда каждый день записывал  свои гастрономические пожелания и критику. Например: "Борщ был великолепен, но котлеты с луком- нонсенс! Ты же знаешь, что я не переношу лук..."  или "Хочу сметанки, мяу! Сбегай сегодня за ней  в магазин, а на склад- за огурчиками и картошкой". Когда к молодоженам в гости приходили вечно голодные офицеры-холостяки, то Андрей демонстрировал эту книгу, хвалясь воспитанием жены. 

  Наступал  1980 год. В новогоднюю ночь кому, как не лейтенанту первого года службы, выпадает  дежурство? И правильно говорят: как встретишь Новый год, так и проведешь... Валя, конечно, приготовила праздничный ужин , но, чтобы мужу было не так обидно, решила тоже потрудиться. В квартире  успели отремонтировать лишь спальню, последний штрих- покраску окон- оставили до лета. Кто-то из прежних жильцов заколотил их, положив  около стекол толстый слой замазки. Открывались только внутренние рамы, их-то и начала красить Валентина. Странно, но во время беременности запах масляной краски ей очень нравился.     Одно окно  спальни выходило на здание, где располагался   штаб полка, а другое- на дорогу.  Андрею на пост позвонил дежурный по части и отчитал за то, что  в праздник издевается над женщиной... Где-то в середине   ночи  удалось забежать домой . "Что обо мне подумают? Беременная женщина красит окно в Новый год!"- искренне возмущался супруг. А Валя была рада, что Андрей вырвался со службы хоть на полчаса. 

      Прошло несколько дней после встречи Нового года, и вдруг  лейтенантов 1978-1979 гг. выпуска срочно отправили  под Ленинград, в Пушкинскую дивизию.  Сказали, что командировка ненадолго. Семьи уехавших офицеров остались в Луостари. Потом поползли мрачные слухи, а где-то в конце января всех "командированных" исключили из списка полка. Валя сначала получала письма из Пушкина, потом - из Ашхабада. Вскоре все узнали про Афганистан. 

   Командование полка дало понять, что семьям офицеров, исключенных из списков части, следует освободить квартиры. Валя телеграфировала родителям в Питер, и вскоре за ней приехал отец. За два дня до его приезда командир части выделил   прапорщика, который помог  собрать вещи и отправить контейнер. Грустно было покидать уже обжитую квартиру, где впервые чувствовала себя хозяйкой, и возвращаться в родительский дом к властной матери. Но выбирать не приходилось. 

   В конце февраля Валя была уже в Питере, а в конце апреля родила дочь . Во время родов, тяжелых и долгих, ей хотелось  умереть, лишь бы не терпеть  страшную боль.     На адрес полевой почты родители дали телеграмму. Позже Анохин- офицер, начинавший с Андреем службу в Луостари, а потом тоже попавший в Афганистан,- рассказал Вале, что, когда принесли телеграмму, Андрей спал. Офицеры разбудили,  надеясь на его радость, но он прочел и бросил телеграмму.  Многие расценили  такую реакцию, как   обманутое ожидание: хотел сына, а получил дочь. Стали утешать, уверяя, что у настоящего офицера первым ребенком должна быть именно дочь.   Слушая рассказ Анохина, Валя знала, что Андрею , увы, никто не был нужен: ни мальчик, ни девочка... Но рассуждать об этом вслух  не решилась.

Женщину полностью поглотили заботы о дочери: покормить, погулять, постирать и погладить пеленки...  А  ночью можно было отдохнуть, так как   Настя всегда крепко спала.     Валя каждый день писала Андрею, но почту туда доставляли нерегулярно, поэтому муж  получал письма пачками, что вызывало зависть офицеров.  От Андрея, несмотря на военную цензуру, Валя узнавала больше, чем из газет.     А в последнем письме  он  описал случай, совсем не связанный с войной, но который мог стоить ему жизни: "Днем наша колонна остановилась в горах. Я пошел осмотреться, увидел небольшую пещеру , зашел и только решил справить нужду, как в полутора метрах от себя заметил капюшон кобры. Змея, подняв вертикально треть туловища и  медленно покачиваясь, не сводила с меня глаз. Понимая, что любое шевеление с моей стороны - смертельный номер, я громко позвал своего водителя:

-Иван Иваныч!

-Что, товарищ лейтенант? -   отозвался мой солдатик.

-Неси палку!- прокричал я.

-Зачем?

-Кобру убивать будем!

Молчание было мне ответом...  Повезло: змея  уползла".    

Настеньке исполнилось 4 месяца, когда пришло печальное известие о том, что Андрей пропал.  Позднее Анохин рассказал Вале , как это случилось. Их отправили  на несколько дней в составе 6 человек на перевал Саланг.  Там старший группы - майор Иванов- достал всех своей овчаркой, которая  повсюду его сопровождала. Майор не желал даже ночью оставлять собаку, тащил туда, где все спали. То ли от плохой еды, то ли от недостатка кислорода её постоянно тошнило. Запах стоял невыносимый, а помещение плохо проветривалось. Из-за этого офицеры ругались с майором, но он не уступал. В какую-то ночь Андрей вышел, может, по нужде, может,  чтобы подышать свежим воздухом , и не вернулся. Предполагали, что попал в плен или погиб: офицеры недалеко слышали взрывы. Душманы везде, где могли, ставили растяжки.   

   Прошло много лет. Андрей так и не вернулся. Дочь выросла - Валя поседела.  Но ни разу в жизни она не пожалела, что ослушалась мужа.  

культура искусство литература проза проза рассказ
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА