Опубликовано: 16 апреля 2014 18:01

ДОЛГ

Допустим, ее звали Вита. А ее маму – Стелла. Жизнь и звезда. Маме исполнилось 90, а  дочери – 70. И теперь  были на одно лицо. Они безгранично любили друг друга, больше любить было некого. Обе старухи – только одна очень старая,  другая – стремительно приближалась к черте, после которой  начиналось увядание, бессилие, таяние. Кожа становилась пергаментной и коричнево-пятнистой, руки дрожали, ходила, тяжело дыша... Сердце.

.

Мама все время лежала. Легкая, как перышко. Угасала.  Много лет подряд.  Все время говорила. Без остановки. Обрывки мыслей, слова без смысла, воспоминания без начала и конца. Каждая ночь казалась последней.

.

Это было ранней  холодной весной.  Жутко завывал ветер. Словно он выл не на улице, а проник в квартиру, спрятался в пыльных углах, откуда хрипло дразнился... Дребезжали  от звука оконные рамы.

.

Прислушиваясь к ветру, мама вдруг сказала совершенно отчетливо и ясно:

.

–  Я устала. Холодно. Больше не могу.

– Хочешь липового чая? Он согревает.

– Не нужно, дорогая моя девочка. Ничего не нужно.

– Так нельзя. Пока человек жив, он что-то хочет. Должен хотеть!

– Это правда. У меня есть желание.

– Скажи. Я все сделаю.

– Все?

– Все!

– Ты даже не знаешь, что обещаешь.

– Мам, ну что ты, как маленькая. Валик под ноги положить? Свет включить? Почитать? Говори.

– Даже не знаю, могу ли я тебя об этом просить.

– Можешь, можешь, не тяни. Скоро укол делать.

– Возьми  свою подушку. И положи мне на лицо. Подержи до тех пор, пока я не перестану дышать.

– Хорошо. Я попробую. Но только не сегодня.

–Ты не сердишься на свою мать, золотце? Думаешь, совсем из ума  выжила. А я не выжила. Не могу больше ждать, зову, зову –  не слышит.

– Я понимаю. Ты устала, но как я одна останусь?

– Тебе легче будет.

– Одной?

– Кошку возьмешь, ты же их любишь.

– Ну да, кошечка, а она потом с кем останется?

– Живи, радость моя, сегодня, что будет завтра,  никто не знает.

– Хорошо, мама. Поспи немного. Я к себе пойду.

.

Вита в своей комнате включила  компьютер и стала рассматривать отчаянную рубрику " Отдам вы хорошие  руки". Несчастными глазами на нее смотрели люди и звери.

.

Посмотрела на свои руки, когда-то сильные и красивые. Пошла в ванную и долго держала их под горячей водой. Дрожь унялась. Взяла свою подушку, зачем-то понюхала, прижалась щекой, закрыла глаза.

.

В это время зазвонил будильник. Вита его заводила каждые пять часов, чтобы не пропустить время укола.

.

Стрелки замерли на восьмерке. Опаздывая на несколько минут, пробили и старинные часы, которые уже давно ходили, как хотели. То замедляли бег, то жутко торопились.

Горестно подумала: восемь вечера*...

.

Набрала жидкость в шприц, нажала на поршень, чтобы выпустить воздушную каплю, подушку засунула подмышку и, шаркая,  побрела...

.

Ей очень повезло. Стелла была мертва. Но Вита все равно бросилась за зеркалом...

 _____________

 *Древние астрологи называли 8-й знак — символом смерти.

 

культура искусство литература проза жизнь звезда смерть
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА