Опубликовано: 17 мая 01:20

Жак ПРЕВЕР "Париж в ночи" и "Сытое утро" (Авторизованный перевод)

Жак Превер - известный французский поэт прошлого века, он практически был неизвестен советской и позже российской публике...

"Сразу же после Первой мировой войны настроениями и умами интеллигенции завладело течение сюрреалистов, и Превер был с ними, с провозгласившим сюрреализм Аполлинером.

Последовали дружба с ПикассоТангиДалиЭрнстомМагриттом. В ту же пору он сблизился с коммунистами, входил в театральную группу эстрадных агитаторов Французской коммунистической партии «Октябрь», писал для неё много едких, обличающих капитализм памфлетов, сценариев и стихов.

Группа «Октябрь» имела большой успех в стране и вместе с Превером в 1933 году была приглашена в Советский Союз, где её выступления прошли при переполненных аудиториях. Перед возвращением во Францию участникам было предложено подписать восторженное обращение со словами благодарности Сталину.

Превер, несмотря на уговоры, отказался от этого наотрез. Авторитет его был настолько велик, что вся труппа, в которой были только члены французской компартии, последовала его примеру."

Поэтому его стихи никто и никогда не пытался переводить на русский и печатать, а в Хрущевскую эпоху, этот поэт считаляся бы декадентом и тоже не мог расчитывать на популярность в СССР...

А потом о нем просто забыли...

Он писал "белыми стихами" в стиле поэтов - сюрреалистов , очень специфически строя фразы, образно и эмоционально, поэтому его очень трудно переводить, но это было интересно и я рада, что мне вдруг попались на глаза эти стихи на французском...

У Превера много любовной и философской лирики,  но даже на языке автора, эти произведения трудно найти...

Самое страшное его произведение " Сытое утро",  воспоминание о голоде в годы Второй мировой войны во время фашистской оккупации Парижа...

Это страшные ассоциации и чувства, основанные на реальных событиях в Париже...

Итак! Вуаля! Знакомьтесь!

МЕТР  ПРЕВЕР!

Париж в ночи

Три спички я зажгу во мраке ночи .

Одну, чтоб разглядеть твое лицо,

Вторую, чтобы в глаза твои взглянуть,

Последнюю, чтобы увидеть рот полуоткрытый.

А темнота напомнит о тебе, 

Все то, что я сжимал в объятиях нежно.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Paris at Night

Trois allumettes une à une allumées dans la nuit

La première pour voir ton visage tout entier

La seconde pour voir tes yeux

La dernière pour voir ta bouche

Et l’obscurité tout entière pour me rappeler tout cela

En te serrant dans mes bras.

Сытое утро

Как это страшно,

Когда стук

от разбитого вареного яйца, крутого,

О старую столешницу из олова на кухне,

Слух  ранит, вызывая гамму чувств,

Взрывая резко память человека,

Который, так давно уже не ел...

Это ужасно для головы его больной,

Для головы голодного бродяги,

Который в шесть часов утра

С надеждой смотрит 

В льдистую витрину гастронома...

И в голове его тяжелой и кудрявой

Все мысли путаются,

Кажется ему, что эта голова,

Ему мерещится в стеклянном отраженьи

В витрине "У Потин",

Что это отраженье не головы его седой уставшей,

А из витрины смотрит на него телячья голова,

Которую замаринуют в уксусе и запекут в печи,

И челюсти в воспоминаниях жуют,

Вгрызаясь в мягкий мозг...

Вселенной отдает свои долги

И жизнью платит он за эту голову,

Которую не сможет  даже съесть,

Поскольку  ведь она, всего мираж,

Возникший в голове его пустой ...

Вселенной дела нет

До всех людей голодных на Земле...

Считает он по пальцам:  раз, два, три,

И снова: раз, два, три, он повторяет...

Уже три дня, он ничего не ел, 

И этот бред в течении трех дней

Все продолжается и нет ему конца...

Но он не может больше голодать, 

Всего три дня, три ночи  без еды,

Бессонные,  напрасные, пустые,

И он уже стоит на грани смерти...

А за чужими окнами,

В кварталах по соседству,

В своих домах,

Словно в консервных банках рыбы,

Все люди заперты,

За крепкими дверями под  замком,

За окнами с решетками сокрыты,

И собственной тюрьмой защищены, 

От страха полицейскими щитами,

Как баррикадами, они отделены

От мира и войны обычных улиц... 

Как те, шесть маленьких сардинок в масле

В банке жестяной

Из  прошлой мирной жизни, 

Как воспоминанье о чем- то

Далеком, и почти- что нереальном...

Немного дальше, вниз по улице, бистро,

Там, кофе с молоком и круассаны...

У человека в голове висит туман 

От голода все перед ним кружится

Всё то, что можно  было съесть:

Консервы из сардин, вкрутую яйца

И кофе с молоком, 

Которое запил бы крепким ромом...

 О этот кофе - кофе с молоком!

Кафе сейчас, как-место преступления,

И пол теперь там заливает кровь...

Жизнь человека ничего не стоит...

Вчера  на улице зарезал человека

Бродяга, голодающий давно,

Убил затем, чтоб у него украсть,

Всего  два франка из его кармана,...

Теперь он кофе сможет заказать,

Ценою только франк

И семьдесят пять центов,

Ещё к нему хрустящих пару круасанов, 

Оставшиеся  центов двадцать пять 

Он бросит в вазу чаевых гарсону...

А после, умирая на полу от пули,

Он полицейким скажет, 

Что теперь он сыт...

Как это страшно,

Когда звук от разбитого вареного яйца, крутого,

Об старую столешницу из олова на кухне,

Слух  ранит, вызывая гамму чувств,

Взрывая резко память человека,

Который, так давно уже не ел...

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

La Grasse matinée

Il est terriblele petit bruit de l’oeuf dur cassé sur un comptoir d’étainil est terrible ce bruitquand il remue dans la mémoire de l’homme qui a faimelle est terrible aussi dans la tête de l’hommela tête de l’homme qui a faimquand il se regarde à six heures du matindans la glace du grand magasinune tête couleur de poussièrece n’est pas sa tête pourtant qu’il regardedans la vitrine de chez Potinil s’en fout de sa tête l’hommeil n’y pense pasil songeil imagine une autre têteune tête de veau par exempleavec une sauce de vinaigreou une tête de n’importe quoi qui se mangeet il remue doucement la mâchoiredoucementet il grince des dents doucementcar le monde se paye sa têteet il ne peut rien contre ce mondeet il compte sur ses doigts un deux troisun deux troiscela fait trois jours qu’il n’a pas mangéet il a beau se répéter depuis trois joursÇa ne peut pas durer ça duretrois jourstrois nuitssans mangeret derrière ces vitresces pâtés ces bouteilles ces conservespoissons morts protégés par les boîtesboîtes protégées par les vitresvitres protégées par les flicsflics protégés par la crainteque de barricades pour six malheureuses sardines..Un peu plus loin le bistrotcafé-crême et croissants chaudsl’homme titubeet dans l’intérieur de sa têteun brouillard de motsun brouillard de motssardines à mangeroeuf dur café-crèmecafé arrosé rhumcafé-crèmecafé-crèmecafé-crime arrosé sang !…Un homme très estimé dans son quartiera été égorgé en plein jourl’assassin le vagabond lui a volédeux francssoit un café arrosézéro franc soixante-dixdeux tartines beurréeset vingt-cinq centimes pour le pourboire du garçon.Il est terriblele petit bruit de l’oeuf dur cassé sur un comptoir d’étainil est terrible ce bruitquand il remue dans la mémoire de l’homme qui a faim.et vingt-cinq centimes pour le pourboire du garçon.Il est terriblele petit bruit de l’oeuf dur cassé sur un comptoir d’étainil est terrible ce bruitquand il remue dans la mémoire de l’homme qui a faim.

культура искусство литература поэзия поэзия стихи
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА