Опубликовано: 27 июля 2014 19:02

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР, КТО ВЫ?

     Так все-таки кто вы, Уильям Шекспир?

     Английский самородок, постигший тайны человеческой души, скрытые пружины социальной закулисы и воплотивший бесконечное их разнообразие в незабываемых драматических образах?

     Здравомыслящие критики давно усомнились в этом. И чем дальше они изучают первое «фолио» – издание, включающее все  комедии, драмы и трагедии Шекспира, тем больше утверждаются в своем скепсисе.

     Как можно? Сын мелкого торговца из Стратфорта-на-Эйвоне и дочери фермера, едва знавший грамоту, – автор бессмертного «Короля Лира»? Сохранившиеся записи, сделанные рукой Шекспира, – корявые, безграмотные – опровергают это…

     Да и когда ему было учиться, просвещаться, духовно возвышаться? В восемнадцать лет, чтобы поправить финансовое положение разорившегося отца, он женится на дочери богатого помещика старше его на восемь лет, производит на свет божий  троих детей. Затем оставляет, надо полагать, до тошноты опостылевшую жену и пристает к бродячей труппе комедиантов, вначале в качестве сторожа при лошадях, затем – исполнителя второстепенных ролей: тоже не лучшее место для творческого подъема.

     И вдруг – россыпь шедевров: трагедий, хроник, комедий, изумительных по красоте слога, глубине чувства сонетов. И не проходных, а непреходящих по их сущностной ценности, непревзойденных по  художественному уровню. Словарь их автора насчитывает более двадцати тысяч слов (сравним: современный англичанин обходится максимум пятью тысячами), из них три тысячи новых, введенных им в оборот, до него не употреблявшихся слов. В его текстах видно знание  латыни, древне-греческого, живого французского языков, а также – литературных источников, священного писания, исторических хроник, музыки, ботаники, морского и военного дела и т.д., обнаруживающихся в аллюзиях, цитатах, диалогах.

     Посему непреложен вывод скептиков: автор семнадцати комедий, десяти хроник, одиннадцати трагедий, пяти поэм и ста пятидесяти четырех сонетов – это восемь томов книг! – не Шекспир.

     Тогда кто?

     На сегодняшний день претендентов насчитывается шестьдесят четыре.

     Наиболее серьезных шесть. Первый среди равных – философ-гуманист Френсис Бекон, приоритет которого, помимо прочего, подтверждается цитированием в шекспировских драмах его записных книжек, никогда не издававшихся и Уильяму не знакомых. Далее следуют Филлип Ситни, граф Редмон. И Кристофер Марло – новатор в драматургии, создатель первого «Доктора Фауста», стилистически близкий Шекспиру. "За" его авторство –  молва об  инсценировке им собственной гибели, яко бы, в пьяной драке, после чего он, де, тайно принялся сочинять пьесы для Шекспира, как раз в год его смерти и начавшего переделывать и представлять публике свои.

     Засим был обнаружен еще один кандидат – Эдуард де Верса или граф Оксфорд, много путешествовавший, живший в Италии, Франции, в биографии которого немало аналогий с судьбами шекспировских героев. Свет на его авторство проливает недавно изданный «каталог» текстов Шекспира, расшифрованная подпись под которым говорит, что их автор именно он – блистательный аристократ при дворе королевы Елизаветы Первой, воспитывавшийся в доме ее главного советника, обучавшийся в Оксфорде и Кембридже. По этой причине Эдуард де Верса, будь   он «Шекспиром», как раз бы и не мог указать свое настоящее имя, а зашифровал его в анаграмме, чтобы не обнаруживать свою приверженность к низкому ремеслу сочинительства пьес для театра. Если бы он и знался с актерами, которых элита аристократии презирала, то делал бы это именно инкогнито.

     Имеется также версия, что Шекспир не более, чем  мифический персонаж, на самом же деле пьесы писала группа талантливых литературных «рабов» при театре.

     Однако вот факт, засвидетельствованный многими: Шекспир-таки сочинял и переделывал пьесы. Он-таки построили театр «Глобус», и был его успешным акционером. Театр-таки стал популярнейшим в Лондоне. Король Яков Первый взял его под свое покровительство, актеры стали именоваться придворными. Около 1612 года Уильям получил титул сэра, разбогател, вернулся домой, купил приличный дом. Но эти же источники свидетельствуют: был скареден и склочен. Такой  не мог написать «Гамлета», «Отелло» и т.д.

      Значит автор не он. Тем более, в дошедшем до нас завещании гениальным создателем «Ромео и Джульетты» перечислены с унылой скурпулезностью все оставляемые им пожитки, ложки и плошки, но ни слова не говорится о литературных произведениях, как будто бы их вовсе и не было.

     И еще более удивительный феномен – заговор молчания по его кончине: отсутствие некрологов, соболезнований, описаний похорон и т.п., хотя драмы и трагедии его гремели…

     Итак, кто же он – Уильям Шекспир?

     Как кто? Уильям Шекспир (англ. William Shakespeare) и есть.

     Вы помните учеников Иисуса Христа, людей простых – рыбаков, плотников, сборщика налогов? Которые силой сошедшего на них Святаго Духа заговорили на всех языках, стали апостолами Учения, овладевшего умами и сердцами миллионов?

     Не то ли и с Шекспиром, господа? Только воодушевлял его Дух Творчества – великий, озаряющий, поднимающий до горних вершин, на высочайший интеллектуальный уровень, вводивший его в сферу знаний, чувств, духовных исканий общества, которые он улавливал и воплощал в своих работах. И делал это мастерски, не как сторонний наблюдатель, а именно как человек театра, доподлинно знающий его механику, его природу изнутри.

     Вам приходилось испытывать нечто подобное? Вы озабоченный, снедаемый тревогами, сомнениями профессор социологии подходите к аудитории. Вы пародия на самого себя. Но вот вы на кафедре – и неведомо откуда приходит энергия, ясность мысли, складный слог: аудитория покорена. Нечто подобное происходит с актером перед выходом на сцену: он зажат, не уверен в себе, скован. Но вот поднят занавес – и перед зрителем личность, герой, бог лицедейства.

     Театр, господа, во времена Шекспира был единственным рупором, несшим массовому зрителю общественно-значимые идеи, моральные нормы, эстетические образцы. Это-то и явилось детонатором гигантского взрыва творческих сил, таящихся в душе титана слова, даже если он посредственный актер. Что не только могло быть, но и было. Чудо преображения. Чудо рождения гения и его шедевров.

     Посмотрите, как сбиты в единое захватывающее целое его комедии, хроники, трагедии. Это без преувеличения современные триллеры. Невозможно оторваться от нарастающего в сюжетном, эмоциональном, психологическом напряжении действия. "Гамлет", "Ромео и Джульетта", "Отелло", "Король Лир", как и другие его пьесы – это и вечная тема и исчерпывающее ее решение с эстетической, нравственной и сценической точки зрения. Даже особняком стоящая мистическая «Буря» – дань потусторонней апологетике – разрешается выверенной посюсторонней моральной сентенцией.

      Потому он и только он – Уильям Шекспир (англ. William Shakespeare) автор всего им созданного на драматургической и поэтической ниве. Независимо от того, помогали ему тайно ли,  явно ли шесть, даже шестьдесят четыре соавторов или нет.

      Ну, а нестыковки в биографии, жизненных коллизиях, текстах – у кого из великих их нет? Да, Уильям ни слова не сказал в своем завещании о литературном творчестве. Так что же! Умирая, например, Микеланджелло Буанаротти, автор шедевров вселенского масштаба написал в завещании: «Я отдаю душу Богу, тело земле, имущество родным». И только. Не упомянул ни об одном из своих великих творений.

      Главное – они, как и шедевры Уильяма Шекспира достались культуре, цивилизации, человечеству.

     Достались нам, признательным читателям и зрителям. 

культура искусство литература проза проза вдохновение,творчество,гений
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА