Опубликовано: 06 января 2015 15:51

Заговор - 3

3

Крутой московский ресторан.

Вечерняя тусовка богатеньких пригламурных хомячков.

Одетый в шикарный смокинг краснолицый, гладко выбритый мужчина сидит за столом в компании крепких молодых людей с короткими причёсками и недельной небритостью. Все мужчины одеты в элегантные смокинги.

с ними за столом три девушки в дорогих вечерних платьях.

Богатый стол намекает, что отмечается какое-то важное событие, но разговор идёт далеко не праздничный.

Краснолицый держит бокал с тёмным напитком смотрит сквозь него на огонёк свечи, делает глоток, ставит на край стола и говорит с напором.   

- Да не могу я забыть эту встречу в сквере. Я, я Дима Белый, перед которым по-Москвы на цирлах бегает ушёл как побитая собака поджав, хвост от этого ярославского придурка…

 -  Да не ты один, Димон, мы тоже хороши, а ведь все были при полном комплекте, могли бы и его и монаха в решето и с обрыва. – откликнулся блондинистый парень.

- Могли, да не смогли. – передразнил его Димон. – Я прокручиваю эту картинку и не могу понять, как я прошедший Афган и Чечню так обделался? Ты понимаешь, Колян, этот фраер подумал, что я струсил. Нет, я найду этого гада и...

-  Да, он руки держал в карманах, и пушки у него были там точно. – перебил его Колян.

- Ну и что. - закричал Димон. - Ты вспомни, когда я от ствола шарахался?

- Успокойся, браток, никто тебя в трусости не обвиняет, я помню тебя с Чечни, помню как мы в засаду попали. А тут что-то другое, мы все там были и так можно про всех сказать, что все струсили, но это не так. – Колян налил в бокал коньяка и залпом выпил. – Не так, это я тебе говорю, от него шла какая-то сила, я был словно парализован и думаю не я один.

- Да что-то такое было. – стали перегоариваться присутствующие за столом.

- Мужчина, лет сорока пяти, взял яблоко, разломил его на две части и протянул через стол половинку Димону, откусил, положил на стол слева от себя и стал щелкать пультом. На экране огромной «плазмы» мелькали картинки.

- Стоп. –крикнул Димон. - Камиль, два клика назад.

Камиль отщёлкнул, на экране показывали новости с Новороссии, журналист Поддубнов  брал интервью у командира батальона ополченцев. Человек в камуфляже заканчивая фразу, резко сказал в камеру.

- Я набираю воинов Руси святой. Сделал паузу, как будто вглядываясь в камеру и продолжил. - Сегодня здесь проходит граница, линия раздела… – где-то радом разорвался снаряд и долетевшая волна обдала лицо говорившего, задрожала камера, человек стряхнул пыль, пригладил взлохмаченные взрывной волной светлые, с сединой волосы, и спокойно продолжил. – Здесь ответ на вопрос – кто ты есть и что ты стоишь. И тут место каждого, кто понимает, что такое Родина, что такое Россия. Да здесь льётся кровь людская и здесь надо доказывать, что ты человек, а не мразь фашистская, здесь, а не в кабаке. - сделал ещё одну паузу. – и глядя в камеру широко распахнутыми голубыми глазами, закончил фразу. – Это я тебе говорю… картинка на экране сменилась…

 

Димон дёрнулся, зацепил стоявший на краю стола стакан, на белой скатерти образовалось красное пятно.

- Кровь льётся. – повторил Димон слова ополченца и, повернувшись к Камилю прохрипел. – Ты  видел – это он, видел он ведь обращался ко мне лично. – Димон замолчал, откусил яблоко и положил на стол слева от себя.    

Компания за столом притихла.

Камиль мрачно, с каким-то сожалением посмотрел вокруг и медленно подбирая слова произнёс.

- Ну вот, кажется и всё…

- Что всё? - запричитала девица в роскошном фиолетовом платье. - Что всё?

 Камиль усмехнулся. – А всё детка достал нас этот парень, достал.

За столом в это время произошла странная для постороннего взгляда метаморфоза, мужчины по-очереди брали огрызок яблока откусывали и клали слева от себя, до тех пор пока маленькие кусочки не вернулись к Димону и Камилю.

Димон мрачно посмотрел на Камиля, взял кусочек яблока и они одновременно доели яблоко.

Колян в это время разлил по стаканам коньяк, все молча, не чокаясь выпили.

Ну вот и приехали, господа. - произнёс Камиль. - Кончилась наша лафа, конец, Леська нашей вольнице и сегодняшнему дню рождения.

- Вы что чокнулись. – закричала девица фиолетовом платье. -  Что вы надумали, вы что туда ехать собрались?

- Успокойся, Леська, тут уже ничего не поделать, мы уже вкусили хлеб войны.

- Какой войны, какой хлеб, вы просто съели яблоко, а как же я закричала девушка. - и зарыдала.

 

Крутой московский ресторан.

Вечерняя тусовка богатеньких пригламурных хомячков.

Одетый в шикарный смокинг краснолицый, гладко выбритый мужчина сидит за столом в компании крепких молодых людей с короткими причёсками и недельной небритостью. Все мужчины одеты в элегантные смокинги.

с ними за столом три девушки в дорогих вечерних платьях. 

Богатый стол намекает, что отмечается какое-то важное событие, но разговор идёт далеко не праздничный.

Краснолицый держит бокал с тёмным напитком смотрит сквозь него на огонёк свечи, делает глоток, ставит на край стола и говорит с напором.   

- Да не могу я забыть эту встречу в сквере. Я, я Дима Белый, перед которым по-Москвы на цирлах бегает ушёл как побитая собака поджав, хвост

-  Да не ты один, Димон, мы тоже хороши, а ведь все были при полном комплекте, могли бы и его и монаха в решето и с обрыва. – откликнулся блондинистый парень.

- Могли, да не смогли. – передразнил его Димон. – Я прокручиваю эту картинку и не могу понять, как я прошедший Афган и Чечню так обделался? Ты понимаешь, Колян, этот фраер подумал, что я струсил. Нет, я найду этого гада и...

-  Да, он руки держал в карманах, и пушки у него были там точно. – перебил его Колян.

- Ну и что закричал Димон, ты вспомни, когда я от ствола шарахался?

- Успокойся, браток, никто тебя в трусости не обвиняет, я помню тебя с Чечни, помню как мы в засаду попали. А тут что-то другое, мы все там были и так можно про всех сказать, что все струсили, но это не так. – Колян налил в бокал коньяка и залпом выпил. – Не так, это я тебе говорю, от него шла какая-то сила, я был словно парализован и думаю не я один.

- Да что-то такое и было. – стали говорить присутствующие за столом.

- Мужчина, лет сорока пяти, взял яблоко, разломил его на две части и протянул через стол половинку Димону, откусил, положил на стол слева от себя и стал щелкать пультом. На экране огромной «плазмы» мелькали картинки. 

- Стоп. –крикнул Димон. - Камиль, два клика назад.

Камиль отщёлкнул, на экране показывали новости с Новороссии, журналист Поддубнов  брал интервью у командира батальона ополченцев. Человек в камуфляже заканчивая фразу, резко сказал в камеру.

- Я набираю воинов Руси святой. Сделал паузу, как будто вглядываясь в камеру и продолжил. - Сегодня здесь проходит граница, линия раздела… – где-то радом разорвался снаряд и долетевшая волна обдала лицо говорившего, задрожала камера, человек стряхнул пыль, пригладил взлохмаченные взрывной волной светлые, с густой  сединой волосы, и спокойно продолжил. – Здесь затаился ответ на вопрос –кто ты есть и что ты стоишь. И тут место каждого, кто понимает, что такое Родина, что такое Россия. Да здесь льётся кровь людская и здесь надо доказывать, что ты человек, а не мразь фашистская, здесь, а не в кабаке. - сделал ещё одну паузу. – и глядя в камеру широко распахнутыми голубыми глазами, закончил фразу. – Это я тебе говорю… картинка на экране сменилась…

 

Димон дёрнулся, зацепил стоявший на краю стола стакан, на белой скатерти образовалось красное пятно.

- Кровь льётся. – повторил Димон слова ополченца и, повернувшись к Камилю прохрипел. – Ты  видел – это он и он обращался ко мне лично. – Димон откусил яблоко и положил на стол слева от себя.    

Компания за столом притихла. 

Камиль мрачно, с каким-то сожалением посмотрел вокруг и медленно подбирая слова произнёс.

- Ну вот, кажется и всё…

- Что всё? - запричитала девица в роскошном фиолетовом платье. - Что всё?

 Камиль усмехнулся. – А всё детка, достал нас этот огурец, крепко достал. 

За столом в это время произошла странная для постороннего взгляда метаморфоза, мужчины за по-очереди брали огрызок яблока откусывали и клали слева от себя, до тех пор пока маленькие кусочки не вернулись к Димону и Камилю. 

Димон в мрачном раздумье посмотрел на Камиля, взял кусочек и они одновременно доели яблоко.

Колян в это время разлил по стаканам коньяк, все молча, не чокаясь выпили.

Ну вот и приехали, господа. - произнёс Камиль. - Кончилась наша лафа. Конец, Леська, нашей вольнице и сегодняшнему дню рождения.

- Вы что чокнулись. – закричала девица фиолетовом платье. -  Что вы надумали, вы что туда ехать собрались?

- Успокойся, Леська, тут уже ничего не поделать, мы уже вкусили хлеб войны.

- Какой войны, какой хлеб, вы просто съели яблоко, Камиль, а как же я!? - закричала девушка и зарыдала.

культура искусство литература проза проза Заговор, Президент, Новороссия
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА