Опубликовано: 03 февраля 2015 02:04

Забытый король Борис Первый

Много безымянных русских косточек разметала мировая история по необъятной Земле, но есть такие имена, которые были незаслуженно забыты, как и истории жизни этих необыкновенных людей.

Я услышала эту историю впервые от гида, сопровождавшего нас на экскурсии по Андорре, в которую мы попали из приграничной Испании с десяток лет назад.Мы расспросили об этом местных жителей и гидов, так как история эта нас очень удивила своей необычностью и после я написала статью, которая долго валялась у меня в столе и недавно попалась мне на глаза.

Захотелось вновь вернуться к этой давно забытой теме и я занялась дальнейшем изучением данного вопроса, дополнив свою старую статью новыми фактами...

Я считаю, что это интересно и достойно вашего внимания, поэтому представляю современное переложение данной статьи...

"Очень много русских следов встречается на забытых задворках мировой истории, но такой необычной, великой и почти забытой, даже в своей стране, истории, многие не слышали вообще...

Крошечное, а проще сказать, карманное государство Андорра находится буквально между двумя хребтами в Восточных Пиринееях, где один склон принадлежит Франции, а другой Испании, но это отдельное государство- княжество с князем во главе и испанским архиепископом соправителем, это официально, но, номинальным князем-соправителем Андорры считается президент Французской республики.

Официальным языком считается каталанский и испанский, употребим и французский, продавцы в магазинах говорят по-английски.

Название страны происходит от басского слова "andurrial" — "пустошь", исторически существовавшее, как место для летних пастбищ басских пастухов. Раньше, до прихода французов- переселенцев, кроме летних домиков в деревеньках басских пастухов и заброшенных развалин времени римского завоевания, здесь ничего не было, но к X- XI веку здесь уже крепко обосновались, бежавшие от преследований инквизиции "катары" (еритическая, по мнению католиков, ветвь церкви, что-то наподобие наших "старообрядцев" с примесью друидов, когда- нибудь я напишу и о них).

Французские катары выстроили первые в Андорре каменные города, а после военной помощи войскам Карла Красивого в уничтожении войска мавров, то и дело нападавших на Францию в то время, им была дана "вольница" и прислан французский князь соправитель, а так как, по мнению инквизиции, за катарами нужно было "присматривать дабы они не погрязли в ереси" от католической церкви соправителем князю Андоррскому был дан архиепископ Уржельский из ближайшего испанского местечка.

С тех пор Андорра была тихой маленькой страной, уединённым княжеством, где в сущности ничего не происходило...

Размеренная и однообразная жизнь пастухов и сыроделов, фермеров и ремесленников, охотников и рыболовов. Мужчины работали, женщины вязали из козьей шерсти, плели кружева и вышивали льняные скатерти, а по воскресеньям, нарядные и причёсанные ходили в церковь...

Бывшие еретики- катары медленно забывали о своей религии и превращались в истинных католиков...

Мирная и небогатая жизнь уединённого европейского захолустья...

И так продолжалось тысячу лет до начала XX века.

К XVII- XIX веку появилась ещё одна и колоритная и значительная прослойка местного населения- контрабандисты.

Между Франций и Испаний по труднопроходимым тропам двигались небольшие караваны. Лошади везли оружие и вино, контрабандные товары из Испании во Францию и наооборот, по козьим тропам уходили от погони авантюристы и бандиты всех мастей.

Но они не оставались в малюсенькой и скучной Андорре, а уходили, а с наступлением зимы и контрабандисты превращались в мирных ремесленников и сыроделов.

Начало XX века, Первая мировая война и первые беженцы из Европы и России перекроили историю крошечной страны, зажатой горами между Францией и Испанией, и оказавшейся в водовороте политических игр великих держав. В Андорре появились первые беженцы...

После разгрома "белого" движения в России в 20-е годы, в Европу хлынул поток бывших царских офицеров и их семей.

Не найдя себе приюта и работы в разорённой войной Франции, многие отправились в сытую, аграрную и, главное, в нетронутую войной Андорру и тогда население страны увеличилось в несколько раз.

Вместе с первым потоком русской иммиграции в страну прибыл бывший "белый" офицер, раненный в боях дворянин- Борис Скосырев.Офицеры пытались устроиться в новой стране, но размаха, как в матушке-России, в маленькой Андорре просто не могло быть.Страна пыталась "переварить и усвоить" всех принятых ей иммигрантов, но не справлялась, русские стали для неё последней каплей.

Началась безработица. Чтобы избежать возмущения местного населения, были предприняты попытки со стороны правительства и церкви наладить ситуацию с помощью небольших уступок и пособий, но всё это было настолько несущественно, что возник естественный вопрос, а может ли правительство страны вообще руководить страной, как отдельным государством, не оглядываясь ни на Францию, ни на Испанию...

Налоги во французский бюджет и церковные подати разоряли маленкую страну, которая пыталась всеми силами выбраться из послевоенного кризиса. Началось строительство первых горных отелей, курортов и трасс для катания на лыжах, строились новые города. Первых туристов из Испании и франции было очень мало и денег в стране становилось всё меньше,а налогов всё больше. К 1930 году начались активные выступления и протесты местных жителей, самое активное участие в которых приняли иммигранты.

Одну из групп по протесту возглавил Борис Скосырев.

Столетиями Генеральный совет Андорры умело играл на противоречиях соседей. Но в 1930-е годы скотоводы и землепашцы карликового государства стали роптать: земля, на которой они живут, принадлежит испанцам и французам, прибыль тоже достаётся соседям, избирательное право андоррцев ограничено главами семейств. Народ был озлоблен и жаждал перемен.

В 1933 году зазвучали слова «Андоррская революция».

Тогда-то Борис Скосырев впервые проявился, как лидер освободительного движения и предложил Генеральному совету проект реформ: отмена налогов, стимулирующая иностранные инвестиции, национализация недр и земельных угодий, привилегии коренным жителям при открытии бизнеса, всеобщее (пока для мужчин) избирательное право, установление просвещённой монархии с отказом от французского и испанского протектората.

Парламентарии - в то время, это были в нескольких поколениях, пастухи и контрабандисты - не поняли дальновидного замысла "странного русского" и на всякий случай выслали смутьяна вон из страны.

В июле 1934-го Борис вновь, и совершенно свободно, приехал в Андорру, поселившись в трёхэтажном особняке. Он очень быстро и толково написал новую Конституцию страны, которую напечатал в местном информационном вестнике, а сотни экземпляров распространил в виде листовок.

Конституция была гениально краткой и понятной для местных жителей - всего 17 пунктов.

Её суть сводилась к защите прав коренного населения, заботу о котором берёт на себя монарх и отсоединении от Франции, а также освобождение от налогов епископу Уржельскому .

На роль короля Андорры Скосырев, без ложной скромности, предложил себя.

Утомлённые забуксовавшей на месте «революцией» андоррцы на сей раз благосклонно отнеслись к идее «налогового рая», так как другого гениального лидера, который мог предложить осуществить данные реформы не было и не ожидалось.

8 июля 1934 года Генеральный совет утвердил реформы Скосырева и признал его королём независимой Андорры.

Сведения об этом человеке крайне противоречивы...

Борис Михайлович Скосырев (в латинской транслитерации Boris Skossyreff), родился 12 июня 1896 г. в городе Вильно, из обнищавших русских дворян, умница- полиглот и хороший оратор, обладал большими знаниями, в совершенстве владел нескольними европейскими языками, особенно хорошо французским, немецким и испанским, строевой царский офицер, храбр, до безрассудства, был ранен в боях во время Первой мировой войны.

Мы можем проследить его биографию только до определённого момента по сохранившихся в архивах разных стран документах.

Родился в семье Михаила Михайловича Скосырева и его жены Елизаветы Дмитриевны Скосыревой (урожденная Маврос, в 1-м браке Симонич).Отец на 1917 год был земским начальником 7-го участка Лидского уезда Виленской губернии.

Известно, что во время Первой мировой войны Скосырев был прикомандирован к британскому бронедивизиону, действовавшему на русском фронте, что в 1924 году было подтверждено командиром дивизиона Оливером Локер-Лэмпсоном (Oliver Locker-Lampson) и о чём имеются подписанные им показания в военном архиве.Отсюда у Бориса хорошее знание английского языка.

Затем Скосырев находился в Великобритании, где, по его словам, выполнял ряд секретных поручений британского правительства, чему естественно нет никаких доказательств.

К 1923 году Скосырев имел почему- то нидерландское подданство, так известно, что в 1923 году ему был выдан паспорт № 85154 голландским консульством в Дижоне.

В 1930-х годах в Каталонии и позже в Андорре Скосырев называл себя графом Оранским (фр. comte d’Orange), что было абсолютном вымыслом.

В 1932 году он был выслан уже с Балеарских островов (Испания).

Авантюрист по натуре и вечный бродяга в душе, он искал своё место или судьбу и нашёл её в крошечной Андоре...

Он буквально за несколько месяцев организовал мирный переворот в стране, написал программу развития Андорры и новый свод законов, провёл общенародные выборы короля Андорры и собрал большинство подписей в свою поддержку...

Скосырев буквально ворвался в историю Андорры и был, практически всенародно, избран королём Андорры Борисом I, а страна из княжества стала королевством и обрела независимость.

Было сформированно новое правительство, почти целиком созданное из боевых "белых" офицеров.

Андорцы первыми же принятыми законами освобождались от податей в пользу архиепископа Уржельского и налогов в пользу Франции.Все деньги страны распределялись только на нужды страны. Народ был в восторге от нового короля...

У отважного русского офицера, единственного после убийства императора Николая II ставшего монархом, видимо, закружилась голова от своего внезапного и оглушительного успеха.

Проведя прогрессивные реформы, он стал допускать непозволительные просчёты.

Скосырев назначил министрами своего кабинета приятелей по эмигрантским скитаниям, дал важный пост даже своей любовнице,чем вызвал некоторое недовольство пуританской части местного населения.

Другими его ошибками были: выдача видов на жительство в стране бежавших от фашистов евреев и испанских и французских коммунистов и сочувствие движению сопротивления.

Но самой фатальной ошибкой Бориса I стало объявление войны епископу Уржельскому, свергнутому суверену Андорры.

Если президент Франции отнёсся к потере этого титула сравнительно безразлично, то южный испанский сосед, видимо, решил: на войне как на войне и все средства хороши, и обратился за содействием к испанскому фашистскому генералу Франко, расписав антифашисткие подвиги короля Бориса.

Несколько недель, а по другим источникам, несколько месяцев спустя, после объявления войны архиепископу, из Сео-де-Уржеля прибыли четыре жандарма во главе с сержантом и надев на короля наручники, произвели арест монарха другого государства.

Его препроводили в барселонскую тюрьму. Как уверяет биограф Скосырева, адвокат Антони Морелль-и-Мора, произошло нарушение международного права: арест произвели на территории соседней суверенной страны; кроме того, глава государства вообще не может быть арестован иностранными силовыми структурами.

Но в фашистской Испании не соблюдались международные права, а суд обвинил Скосырева в тунеядстве и выслал из Испании, побоявшись применить к монарху более жестокие меры.

Борис Михайлович Скосырёв перебрался во Францию, где проживал с законной супругой в городе Сен-Канна (в архиве Андорры храниться его интервью сен-каннской газете 1938 года), потом перебрался в Испанию, Гибралтар, Марокко (хотя в Марокко в архивах не осталось никаких документов по этому поводу) …

Дальше линия жизни Скосырева вновь расходится в разные стороны, он стал какоё-то легендой, почти выдумкой, ведь версий о его дальнейшей судьбе много.

По версии самих андорцев, которую они нам рассказали, Борис Скосырев, после выхода из тюрьмы, бежал во Францию и жил там до 1941 года с семьёй, пока его не арестовали фашисты и не поместили в концлагерь Верне, где он вскоре умер или был расстрелян.

По другой, испанской версии, услышанной мной в Барселоне: он не погиб, а в 1944 году был освобождён из концлагеря американцами и перебрался на жительство в США.

По третьей, немецкой книжной версии: нацисты, оценив его незаурядное владение языками, а он владел в совершенстве, немецким, английским, французским и испанским языками, направили Скосырева на Восточный фронт, где он работал военным переводчиком,а потом попал в руки советских войск и был препровождён в лагерь ГУЛАГ, отсидел там до 1956 года, после чего вернулся в Германию, где дожил до старости. На кладбище западногерманского городка Боппард есть надгробная плита с именем «Борис Скосырев» и датой смерти: 1989 г., правда дата рождения не соответствует, хотя я не думаю, что там похоронен именно он, дата смерти меня настораживает, на момент смерти ему должно было быть больше 95 лет, а при насыщенности и авантюрности его жизни, это маловероятно...

Существует и, приятная русским патриотам, русская версия, которую отстаивает наш известный отечественный историк Андрей Гончаров:Король Борис I правил Андоррой не недели и не месяцы, а будто бы продержался на троне до осени 1941 года, уйдя "в тень", не создавая лишнего шума и не показываясь на глаза международных фашиствующих политиков.

В ходе разгоревшейся в Испании гражданской войны придерживался относительного нейтралитета, но, когда франкисты стали теснить республиканцев, приказал открыть границу для раненых и беженцев и оказывать им всяческую помощь.Андорцы до сих пор охотно вспоминают как укрывали в своих семьях французских партизан "маки" и испанских повстанцев.

Нацисты посчитали соседнего монарха советским коммунистическим агентом.

Дни Бориса I были сочтены. И вот тут-то, понимая, что ему урожает, по показаниям самих андорцев, гордый король-воин принял мужественное решение - объявил войну рейху и с горсткой верных ему "белых " офицеров и андоррцев ушёл в пиренейские ущелья, где дал несколько разгромных боёв фашистам, внезапно нападая и уходя неприметными козьями тропами. Долго продержаться им естественно не удалось, силы были неравными, отряд был разгромлен, а король Андорры стал узником концлагеря Верне.

Как бы ни завершилась судьба этого человека, он оставил свой след в истории. И хотя власти в Андорре предпочитают не вспоминать своего русского монарха, может быть, просто стесняясь потери своего суверенитета,но местные жители помнят и любят его.

Он для них стал легендой, кем-то вроде наших былинных богатырей- освободителей, ведь именно при нём Пиренейское княжество пошло по пути других карликовых европейских государств - Люксембурга, Лихтенштейна, Сан-Марино, - превратившись в процветающий уголок цивилизованного мира, в один из лучших европейских лыжных курортов и стало известной на весь мир офшёрной зоной.

Наш первый домашний телевизор с жидкокристалическим экраном был привезён именно оттуда и стал одним из первых ЖК- телевизоров в нашей стране.

Андорра- это изумительно красивая страна с живописными горами и прозрачными, холодными горными реками, с приветливыми улыбчивыми жителями и стадами пёстрых чёрно- белых коров или монохромных чёрных и рыжих коров, а так же, белоснежных коз на склонах..

А если вы, заблудившись в горах, скажите, что Вы русский турист, вам сразу с гордостью раскажут о русском короле Борисе и напоят вкуснейшим козьим молоком, пахнувшим свежими пиренейскими травами и таким жирным, что потом можно целый день не есть и угостят гостя вкуснейшим хрустящим свежим хлебом с мягким молодым козьим сыром.И тогда вы сами поймёте, что влекло в эти горы наших соотечественников и, что они точно знали за что отдают здесь свои жизни, потому-что приняли и полюбили эту страну всем своим широким русским сердцем...

культура искусство литература проза проза король Андорры Борис Первый
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА