Опубликовано: 10 июля 2016 20:19

Трубач

Другой раз я охотился в дальнем Подмосковье, на границе с Владимирской областью. К тому времени луговая птица практически вся перебралась на юга, и пришлось бродить по лесу без собаки, стараясь высвистеть хоронящегося в густом ельнике рябчика*. Этот вид охоты не бывает особливо добычлив, а успех зависит в полной мере от умения затаиться и подражать писку лесного петушка. В данном случае четвероногие спутники только помеха.

Природа наделила меня отменным музыкальным слухом, однако воспроизвести что-либо достоверно не удавалось никогда (подобная несправедливость встречается не так уж и редко и зачастую провоцирует болезненную тягу к пению). Тем не менее, один/другой чрезмерно любопытный самец бывало нет-нет, да и клюнет на мою дудочку. Дальнейшие события развиваются по губительному для него сценарию:

- я тут главный (охотник)

-  нет, я главный (предполагаемая жертва)

-  нет, я

-  нет, я

(повторяется энное количество  раз)

-  накося, выкуси (охотник)

-  сам дурак (жертва)

-  че сказал?!

-  че слышал!

-  ща как дам!

-  ха, попробуй!!

На арене появляется нахохлившийся соперник.

Бах! и пестрый драчун в глубоком нокауте.

 

День выдался светлым и тихим. Осень стояла сухая, лист под ногами шуршал, и мои шаги загодя распугивали птицу. Найдя, наконец, подходящую сыринку, я вновь уверовал в удачу, и, действительно, завел неторопливую перепалку с засевшим  в глубине ягодника петушком. Оппонент попался мнительный, тяжелый на подъем. И вот, когда обоюдное терпение все ж таки лопнуло и казалось, он готов ринуться в бой, сидевшая неподалеку сорока сдала меня со всеми потрохами. Предательница честерила почем зря мою скромную персону, а заодно и родственников, среди которых самым большим душегубом прослыл дядя Изя и то, исключительно, с точки зрения дражайшей супруги. Попытка купить ее расположение за блестящую пуговицу фирменной шинели вышла мне боком: чертовка закатила грандиозный скандал, будто это я, а не она спер фиксу у зазевавшегося лесничего. Рябчик-тугодум под шумок слился.

Делать нечего, оставалось признать очередное поражение. На охоте, как и в семейной жизни, мелочей не бывает.  Заметь я вовремя сороку, отошел бы  подальше, с глаз долой.

Где-то через час бесплодных поисков на краю длиннющего оврага  показался гонный заяц. Да-да, именно гонный. Ибо косой летел сломя голову, плотно прижав уши. Очевидно, у него на хвосте висела лиса, потому как собачьего лая слышно не было. Ощущение редкого везения прервал одиночный выстрел. Чисто битый степашка** скатился вниз. «Шестнадцатый», - определил я по звуку калибр и не ошибся – из-за деревьев нарисовался охотник с изящной старенькой курковкой.

-  С полем! – поздравил я мужчину, - А вот мне похвастаться нечем.

-  Спаси бог! Повезет и вам.

Незнакомец был в летах, сутул, долговяз. Латаная телогрейка, стоптанные кирзачи, выгоревший открытый патронташ  выдавали охотника старой формации, а, уж, латунные гильзы и подавно. Он подобрал трофей, сунул в армейский вещмешок, достал Беломор: «Курите?»

Гнушаться угощением на охоте не принято, и я вновь ощутил позабытый вкус голожопой юности. Стало неловко за дорогущие английские сигареты в кармане стофунтовой куртки с бесчисленными и от того глупыми молниями и застежками.

-  А как вам удалось подстоять ушастого?

-  Это несложно. Мой Трубач вязкий, своего не упустит.

Мужчина выбрал пяточек посуше да поровнее, сел и разулся. Достал газету, разгладил, сложил на манер стелек и заменил старые на свежие.

-  Стельки первое дело на ходовой охоте, - будто винясь, произнес мужчина.

-  А где же ваш гончак? Или я прослушал?

-  Да нет, не прослушали, - и он впервые посмотрел мне в глаза, -  Городской?

-  Из Москвы. Хм, шило в мешке не утаишь…

-  А я местный. Но работал в городе. На ткацкой. Там и оглох. Там все глохли. Кроме складских и администрации. Оборудование изношенное, довоенное еще. Шумное. Как звать-то?

-  Владимир. А вас?

-  Степанычем кличут. Из-за любви к охоте по зайцу. Так и зови, - он достал солдатскую фляжку и пластмассовый стаканчик, - Будешь? На крови***.

Обычаи святы. Мы чокнулись.

-  Позвольте и вас угостить? – меня терзало любопытство, а выпивка лучшая отмычка к любым тайнам, - Из дьюти фри, приятель одарил, - соврал я и достал купленную накануне  плоскую бутылочку виски.

-  Ну что ж, охота, видать, на сегодня окончена. Можно.

Прошло добрых полчаса обязательного трепа о том, о сем, прежде чем я дерзнул поинтересоваться.

-  Как же Вы меня понимаете? Ведь, говорили, что глухой.

-  По губам, молодой человек, по губам.

Не верится. Старик чего-то недоговаривает. Ну хорошо, собеседника можно по губам, а собаку в лесу?  Значит, все-таки не совсем глух? Тогда почему я лая не слышал?

-  А Трубача моего, уж, десять лет в живых не значится. Вот и не слышал.

И Степаныч вновь посмотрел мне в глаза. Его - выцветшие, словно выплаканные - смотрели, не моргая, проникая в самую душу, в самую суть, и скрыться от них не было возможности ни за пустыми фразами, ни за фальшивыми улыбками.

-  Убили его.

Преждевременная смерть рабочей собаки утрата невосполнимая. Не многие решаются завести сразу же новую. Обида, боль, суеверия должны сначала поутихнуть, зарасти, как могилка травой, и лишь затем… может быть…

-  Попал под случайный выстрел?

-  Бомжы забили. И съели. 

Мужчина звучал ровно, без надрыва, будто речь шла о расписании электричек, и тем ужаснее виделась картина произошедшего.

-  Помянем, - Степаныч встал, снял кепку и размашисто перекрестился, - Светлая память.

Мы еще какое-то время просидели в тишине.

Поразмыслив, он с обманчивым равнодушием «все одно никому не расскажешь» поведал о том, как долго искал кобеля, а нашел только вареные кости и шкуру возле затоптанного костровища, маниакально тропил изуверов вплоть до очередной стоянки, и порешил одного за другим, и прикопал «неглубоко», чтобы звери даром не трудились…

Небо заволокло тучами, поднялся ветерок, грозящий перерасти в полновесную бурю. Смолк перестук дятлов, затих гигантский муравейник у подножья ели; вот-вот грянет гром. Меня охватило тревожное предчувствие. Согласитесь, не каждый день доводится выслушивать откровения серийного убийцы. К тому же эта странная фраза: «все одно никому не расскажешь»… Угроза? Приговор? Взгляд невольно обратился в сторону ружья. Но моя новенькая Беретта висела на одном суку с его допотопной Ижевкой аккурат меж нами.

-  Ни то, ни другое, - и опять старик читал мысли, - Просто, верю, не стукач. Не похож ты, Владимир, на доносителя. Да и кишка тонка…

Что правда, то правда. Выйдет по какому-нибудь УДО****, найдет и закопает.

-  … а у тебя собачка есть?

-  Да. Сука. Легавая.

-  Барская собачка. Для баловства, - старик разлил из фляги, - Моя позабористей будет. Скажи, москвич, а как бы ты поступил на моем месте? Ведь, наверняка, души в ней… как бишь ее?

-  Фанни

-  … в Фаньтике своем не чаешь? Позволил бы нехристям рыгать твоей лопоухой любимицей? Или?

И тут я осознал, что моя ущербная мягкотелость на самом деле пострашней его прямолинейной жестокости. Я еще раз оглядел притихший муравейник.

-  Копать не стал бы – лень. Слегка бы подранил, привязал к ели, той, что с мурашами, сунул кляпы в рот, а для верности…

-  Хорош! Тормози. А то не усну, - Степаныч поежился, - Стало быть, я в тебе ошибался. Извини.

 

Буря прошла стороной. Застрекотали сплетницы-сороки. Невесть откуда прискакал лягушонок. Он прыгнул мне на сапог, видимо приняв за прогретую солнцем кочку, обустроился и принялся изучать окружающий мир. И хотя пришла пора собираться домой, стало жаль разочаровывать малыша, и я предложил старику допить остатки виски.

 

-  Тем не менее, Степаныч, но как ты умудрился зайца-то стукнуть? Колись.

-  Говорю же, дух моего Трубача гоняет вязко, голос отдает звонко – от того и прозвище  – как не взять косого? Плевое дело.

 

*мелкая лесная птица из семейства куриных

**ласковое прозвище зайца

***в честь первого трофея

****условно-досрочное освобождение из мест заключения 

 

10.07.2016

© Copyright: Владимир Фомичев,

2016 Свидетельство о публикации №216071001621 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

культура искусство литература проза проза Трубач
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА