Опубликовано: 25 марта 2017 16:49

Рассказ утопленника

                                                                                                                  Посвящается А. Г. Филиппенко

 

Лет шесть назад я вдруг почувствовал, что физически увяз в каком-то болоте и стал тонуть. Естественно первой реакцией на происходящее было сильнейшее желание вырваться из этого болота. Но все мои самостоятельные попытки вырваться из этой клокочущей мутной жижи, привели лишь к тому, что ступни мои увязли довольно основательно и теперь без посторонней помощи мне не обойтись. Осознав всю опасность своего положения, я стал звать на помощь: звонить знакомым, писать им письма. Но увидев меня, они только нервно посмеивались и говорили примерно одно и то же: - Дружище, брось прибедняться! С чего ты вдруг взял, что тонешь? Это просто жизнь такая собачья мы все в этом дерьме по уши и ничего живём. Ну, будь! И вполне довольные собой расходились по своим надобностям.

Шло время, я пытался вырваться, но трясина только сильней затягивала меня. Вот уже и колени начали скрываться в непроглядном болоте. Я снова стал пытаться привлечь к себе внимание окружающих в надежде на то, что теперь-то уж моё отчаянное положение им будет вполне заметно и помощь придет незамедлительно. Но  и тут я ошибался, потому что собравшись вокруг меня, правда уже заметно меньшим числом, родные, знакомые и малознакомые опять пришли к единому мнению, что ничего особенного в моём положении нет. Подумаешь, говорили они, по колено увяз, эка невидаль, да мы всю жизнь на карачках ползаем и ничего не скулим, привыкли. А тут – руки свободны, спина прямая, взгляд ясный – живи и радуйся! И вдоволь посмеявшись над моей слабохарактерностью, расходились, на прощанье  признавшись мне в своей искренней дружбе и пожелав в дальнейшем всяческих успехов.

И снова я остался наедине с этим проклятым болотом, которое никак не хотело меня отпускать и каждый день затягивало всё глубже и глубже. Так очень скоро я оказался затянутым в трясину по пояс. Я уже не мог дотянуться до телефона, который с каждым днём звонил всё меньше и меньше и вскоре совсем умолк. На мои письма ответов больше не было, знакомые и малознакомые заходили всё реже. И только когда меня затянуло по грудь, я не в силах выносить удушливое смердение клокочущей трясины, набрав полные лёгкие, истошно закричал: Помогите! Только тогда все кто в этот неподходящий момент оказались не заняты, собрались возле меня. Ну, теперь-то вы видите, что я гибну? – кричал я им синея от напряжения. – Да, теперь-то мы видим. – хором отвечали они, - но кто бы мог подумать, что все так кончится, вот если бы мы это раньше знали, а теперь всё не так просто, но ты держись! Держись! – со знанием дела говорили они. – За что, за что держаться? – кричал я им уже сплёвывая мутную жижу. -  Ну, тебе виднее, - отвечали они, - крепись и вообще, может быть, всё ещё образуется. А мы если что! Всей душёй за тебя! Ты для нас! Ну, ты знаешь?! Ну, будь! 

И я знал, и больше не звал, не просил, не надеялся. И вот когда в глубине подо мной что-то гулко ухнуло и меня с удвоенной силой потянуло вниз, я набрал, сколько мог воздуха в грудь, зажал правой рукой нос, чтобы болотная каша не лезла в ноздри, а левую как мог, вытянул над собой с крепко сложенной дулей. И так держался до тех пор, пока болотная жижа не сомкнулась над кончиком большого пальца.

 

Москва 2009. 

культура искусство литература проза проза Проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА