Опубликовано: 02 апреля 2017 13:49

Ослик Ося

      Друзья! Вы давно полюбили сказки про Марка и его любимых друзей: обезьянку Думку, медвежонка Мишу-Пуха, пингвинчика Пина, кенгуру Кенгу, пса Барбоса, робота Роньку, Змеюшу, Осю… Младший брат Марка, Платон, тоже подружился с этими зверюшками, и начались новые удивительные истории. Вот одна из них.

 

     Ослик Ося загрустил. Во-первых, Марк и Платон не пригласили  его в подводное путешествие, во-вторых, не познакомили с Ронькой — смешным проволочным человечком в жёлтой шапочке.

     Ося обиженно стоял около новой красной машинки. Она была очень красивая и сверкала, как зеркало. Ослик невесело разглядывал своё отражение, оно ему чем-то не нравилось, но непонятно чем.

  --  Раз я такой непонятный, — подумал он, — может быть, пойти чем-нибудь заняться?

     Ося никак не мог решить в какую сторону пойти чем-нибудь заниматься, или ни в какую сторону не ходить и ничем не заниматься.

     Надо сказать, что Ося, как и все чистокровные ослики, был немного упрям и немного ленив.

     Он сделал два шага, вернулся на прежнее место и снова посмотрел на своё отражение.    --Странно, почему моя шерсть стала розовой? Наверное, я заболел и у меня температура, —

заныл Ося.

     В тот самый момент, когда он собрался ещё больше расстроиться из-за температуры, мимо пролетел кто-то, похожий то ли на гигантскую бабочку, то ли на обезьянку Думку.

     Этот «кто-то» опустился на скамеечку, застыл в позе ласточки и стал больше похожим всё-таки на Думку, чем на бабочку.

      — Думка, это ты или не ты? – на всякий случай спросил ослик.

—  Это не я. Это — Кармен! Такой балет, — гордо произнесла Думка и ещё выше подняла правую ногу, показывая, что она теперь балерина. 

 Ося задумался почему теперь Думку зовут Кармен и сразу перестал грустить.          

     Миша-Пух сидел на скамеечке в тени душистого куста малины и рассматривал в учебнике пчёл и ос. Он сокрушался, что на картинке забыли нарисовать хотя бы маленькую баночку мёда.         

  --  Кармен, — вдруг услышал Миша-Пух и тут же забыл про мёд.  Дело в том, что вчера он окончательно решил перестать быть глупым медвежонком и начал серьёзно изучать английский язык. Он уже успел выучить несколько английских слов и знал, что слово «boy» в переводе на русский язык означает — мальчик, car (кар) — машина, men (мэн) — человек.

— Кар-мен, кар-мен… Что это?» — недоумевал Миша. Получается — человеческая машина? Странно. Или машина — человек? Очень странно!

    Тем временем, Думка-Кармен, вообразив, что скамейка — это сцена, принялась танцевать. Она цокала языком, щёлкала пальцами, как кастаньетами пела и кружилась. Она закрутилась так сильно, что потеряла равновесие и упала со скамейки в лужицу.

Во все стороны полетели брызги.

     Миша с Осей захлопали в ладоши и засмеялись. Думка обиделась.

— Сами бы попробовали, — причитала она, потирая ушибленную коленку.

     Друзьям стало неловко. Они не хотели обидеть обезьянку, просто уж очень смешно она выглядела, сидя в луже в нарядной балетной пачке. 

      Но Думка была очень весёлой обезьянкой и долго сердиться не умела.

— Начинаем танцы, — объявила она.

— Только, чур, не на скамейке, — испугался осторожный Ося.

— Нет, нет, - успокоила Думка-Кармен. Она сбросила пуанты, балетную пачку и тут же стала обыкновенной Думкой, которую друзья очень любили.

— А ты теперь, Думка, – человек-машина? — спросил Миша.

— Ха-ха, — засмеялась обезьянка, — «car» и «men» — это два английских слова, а Кармен — это имя девочки.

—  Аааа,  -- согласился Миша, хотя и не понял в чём разница, ведь эти слова звучат так похоже.

  --  Видимо, надо больше заниматься английским, --  решил он.

      Ося опять сильно заскучал.

— Зачем грустить, когда можно радоваться и шалить? — воскликнула Думка. Она нацепила балетную пачку на голову, как шляпу, и стала похожа на большой гриб.

— Ха-хааа, — засмеялся Миша.

Ося тоже развеселился и стал смешно подпрыгивать на одном  месте, высоко поднимая коленки.

— Больше не будем грустить, будем веселиться, — громко выкрикнул он и вприпрыжку поскакал к красной машинке, чтобы включить магнитофон. В дверке блестящей машинки он вновь увидел своё отражение, и теперь оно, отражение,  ему очень понравилось.

 --  Нет у меня никакой температуры. Просто я такой красивый и румяный, -- решил ослик и включил музыку на полную громкость.                        

культура искусство литература проза проза Ослик Ося
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА