Опубликовано: 17 мая 2018 05:02

Любовь и трагедия старого хрыча Часть 1 Главы 6-9

 Я ПОДАРЮ ВАМ РАЙ

Глава 6

Грустно я уснул в полночь, а утром встал  весёлым: сразу  включив свой полувековой  проигрыватель,  как всегда я начал свой день с физзарядкой. На улице падал лёгкий снег хлопьями, а тут вся в музыке.  Я бегал между картин - приглашая их: «Вставайте дети мои! Не будьте такими мрачными – потанцуйте  вы со мной!..» 

Несмотря ни на что, сегодняшнее  утро удалось на славу. С хорошим настроением я пошёл под холодный душ и тут же услышал  голос Лейлы  вызывающий  с улицы. Быстро я накинул на себя полотенце и вышел из ванны, а по ходу полотенце упало на пол.  Не оглядываясь назад, я  мигом прибежал  к открытому окну: под окном стояла внучка моего соседа. Та тоже танцевала и тихо бубнила под нос. Только от холода. Она коротко рассказала, как  съездила в Москву, и привет передала от моей дочери.

-Закройте же окно! С ума сходили вы? На улице минус  десять  градусов, - выкрикнула она и  исчезла.

Я долго ещё не отходил от окна в том  же неприличном  виде, в надежде увидеться с Лейлой, поскольку она часто возила дочку отсюда на коляске либо сама ходила на работу именно в это же время. Но зимний  холод нагнал  обратно в душ. «Что ты наделал? Ну, старый склероз!» -  обзывая себя от злости - вытерся и обратно вышел из ванны: притащил  вчерашней  капусты, разложил на полиэтиленовую стельку и сверху засыпал почти полпачки соли. Размешал - вложил обратно в посуду,  вдобавок ещё поколотил хорошенько, будто Лейлу, как японец за своего обидчика.  Успокоился…

 

Глава 7

Как выяснилось потом,  что тот самый злосчастный день для меня  обернулось, в конце концов, простудой щитовидной железы из-за небрежного отношения к себе. Впоследствии  чего я уже лежал  в больнице через  три же дня, не предупреждая никого, а скорее всего от стыда…  

В новую обстановку  я привыкал  с большим усилием, поскольку для своей предстоящей операции  нужные лекарства доставал  сам  же из ближайших аптек, как и другие несчастные пациенты - когда и так израсходовал не мало своих нервов дома.  При этом ещё не хватало одно лекарство. Как бы ни крутись - всё рано кому-то надо звонить.  А кому – если не Лейле?  Но по телефону, кроме хриплого её голоса  ничего  я не понимал из-за её взаимной простуды горла. Я объяснил ей цель своего звонка и адрес, где лежу, и грустно попрощался, молясь за неё, чтобы быстрее поправилась и навестила своего друга.  

А люди конечно  навещали своих  близких перед  предстоящей операцией и подбадривали их, а заодно  заглядывали на меня: то лежащего, то будто воющего у окна на луну одинокого волка, но сразу уводили глаза, когда  сталкивались со мной  взглядами, после нежных  ласок своих детей либо мужей.

Вряд ли я нуждался в излишне  их  сантименты в эти минуты, а просто беспокоило  внезапно возникшее некое чувство потери Лейлы, поэтому нарастающая  тоска  по ней  наверняка заявляла о себе знать. Честно говоря, я ещё никогда не был таким привязанным к ней до настоящего дня, как самому близкому человеку. Но всё же порядка  всего этого времени она  была со мной - превратившись теперь  в ангела хранителя.        

-Я жду вас…                 

Когда удалился подальше от сего мира,  раскрыв глаза – я увидел  перед собой довольно-таки хрупкую медсестру: она меня раздела и повезла на коляске к хирургу. Хирург-профессор - видом несколько  угрюмый  и  с выразительным лицом – долго и скептично  разглядывал  на моём  плече  татуировку  с морским пейзажем. Я путал его с мясником крупного телосложения,  который целится топором с какого  место начинать…  

-Матросом вы служили? – он вдруг спросил, хмуро.

-Профессор! –  медсестра обратила его внимание к себе, - он художник…

-Художники не разговаривают, что ли?

-Нет, он замечательный собеседник, – другая медсестра добавила масло в огонь.

Настроение  хуже не бывает: я раздражённо нагрубил, что их вижу  я впервые...

-Впервые? – сразу хором удивились  девушки,  -  вот вы какой матрос, или рядом с девушками вы такой герой? Трясётесь? Ай-ай-ай, - вместе засмеялись они.

-Это правда, боитесь? - спросил профессор…

Он хотел побеседовать со мной, что он тоже моряком служил некогда и много чего о чем-то - о возвышенных человеческих чувствах, но  мои уши больше никого не слушали. Быть может в другой обстановке он мог бы меня втянуть к общению, но сейчас,  я сознательно уводил себя от назойливых разговоров. Тем временем, я изучал необычайной  красоты светотени - исходящие от яркого  операционного осветителя на его лице: пластики линии  глаз, волос – незаметно я занимался  своим  профессиональным делом. Его внушительный и добрый взгляд - никак не могло бы пройти  без моего особого внимания; а морщины на его лице  - не каждого мужчину так мудро украсили бы...

-Вы меня слышите? – спросил профессор, дёргая меня за плечо, - почему вы не отвечаете на мои вопросы?

-Тысячи извинений, профессор! Но лучше было бы, если вы быстрее резали меня!

Разочаровавшись мною, он приступил  к  исполнению  божественное своё дело.

 

Глава 8

Беспрерывно  ссыпающиеся какие-то конфетти  с неба заблестели как золото. Под ослепительным  светом солнца  едва ли виднелось  медленно летящий праздничный  парад людей как облака, который двигался  в ту сторону, где  сверкала вдалеке небесная «золотая дыра»; а параллельно  пресмыкались и медицинские  предметы, за ними  высокий медперсонал, а потом уж моя скромная персона со всеми вместе, как одна составляющая  крупинка  Вселенной.

Но в отличия  от других - я лежал на носилки в руках у неземных медсестёр - с большим интересом наблюдая, как они лихо управляются со своими обязанностями. Тем не менее, иногда  они выходили сознательно из предела своих  профессиональных дел: излишне  оказывая  любезность к своему пациенту,   развлекали  его с неуместными  шутками.  

И всё же эта божественная атмосфера  почему-то никак  не связывалась с жутко шипучими дыханиями кого-то - будто окружены мы змеями.  Однако  вполне  уютно  сливались  со всеми атрибутами реальности - на первый взгляд кажущиеся - сюрреализмом  Вселенной…

-Вам хорошо, дорогой наш больной? – со странной  улыбкой  спросила одна из медсестёр.

Её карие глаза особо отличались  больно жгучестью от других. На миг, оставляя  своих коллег чуть  назад,  она самовольно  подняла меня с места и подтолкнула наверх, как надувной шарик: немного  поиграв мною  в невесомости,  она снова уложила меня обратно.  Следом - засмеялась взрывным  смехом - беспрерывно подмигивая  с длинными ресницами. Её таинственно  коварное поведение внезапно вызвало во мне некое раздражение. «Вот откуда идут корни шипения, гадюка!» - в голове прошла мысль. Она изящно убрала с лица запущенные  волосы – и тут же  глаза   излучились как два бриллианта. Сняв с лица повязку, она резко поглядела колдовским взглядом на свою жертву, как будто готовилась к прыжку. Я онемел. И слышу дрожащий свой собственный голос: «Не уж-то тут балуется  моя Пятница?!» Тем временем она порхала вокруг меня, её неземные волосы заматывались на моё лицо, шею, и змеино поскальзывались по глазам и губам.

Отбрасывая волосы на спину, она  мигом  приняла  прежний  свой облик земной, и задорно похохотала  на весь голос, от которого раздражало вся  вокруг до глубины бездна. «А кто же ещё, дядя Омар, если  не я?» –  вдобавок ещё кокетничала она.

-Дорогая, ты же болела?

-С вашими молитвами встала.

-А где я нахожусь?

-В раю.

-В раю???..

-Да, я вам  подарила  рай. Теперь держитесь крепче!

Пятница  отпустила меня  на волю, чтобы  ознакомиться  со своим имением. 

Надолго блуждая  где-то в кружевах  нескончаемого бытия, я  разочарованно  вернулся обратно и попал  в жуткой пустоты реальности  -  только издали доходящий солнечный свет довольно слабо освещало панораму круговорота нам знакомой «чёрной дыры».

В шоке я заметался на четыре стороны как потерявший орёл своего птенца. И кричал и кричал, а голоса нет: «Пятница!  Пятница! Не надо мне рай, явись сама!..»

Снова  оглушили шипучие змеиные  дыхания ...             

-Матрос!

Едва приоткрыв глаза, я почувствовал себя как человек - выпивший две бутылки водки, но ещё что-то соображающий.

-Молодец!

Искривлённое лицо профессора  светило  передо мной  как  в кривом зеркале. Медсестра вытерла  пот с его лба.  Он  медленно  удалился.  В панике  что-то хотел я  ему сказать, не смог.  Следом  -  загремел  непривычный  человеческий  голос:

-НА КОЛЕНИ!!! 

Величественная  чья-то  фигура  вмиг осветилась под сильным громом и сию же секунду исчезла. Я только хотел было встать  на колени - тут же свалился  в бездну, будто поражён молнией…   

 

Глава 9

-Куда я попал? – пробормотал я.

-В ад, – похихикал  голос за моей спиной.

-Как же так? Только что я был в раю…

-Ошибочка вышла.  Вот и на моём горбе притащился куда  положено, – сказал тот, обнимая меня с шерстяными руками.

-А ты кто такой?

-Шайтан.  Давай, дорогой, не будем тратить времени. Лучше ты  хорошенько приготовься  к ответу - стоишь у самого Аллаха!!!

Сразу  рядом  расположились вряд человеческие души как мелкие пушистые облака,  что легче подсчитать  звёзд, чем их, а  за ними  – немало чёрных шайтан.

Он же  повернул  меня  лицом  в сторону невидимого Творца.  Могучий  Его  голос повторно  загремел:

-А ну-ка, отвечай-ка  мне сначала: достойно ли ты прожил дарёную  тебе жизнь, и как ты там свято  оберегал в сердце частицу души своего Творца?  

-Смелее! - локтём толкнул шайтан, -  начни с развода, и хорошенько попросись на землю! 

-Довольно-довольно!  Даже здесь  думаешь о разводе?  Несчастный ты  мой человек.  Порой я сам себя  не понимаю - зачем на свою голову натворил  вас – готового не можете проглотить!  Живи да наслаждайся, а им всё мало да мало - что вам ещё не хватало на райской Земле?.. Вот, например тебе: Я одарил жизнь – это, во-первых.  А во-вторых  – Женщину! В третьих –  детей! В четвёртых – внуков! Теперь отвечай: мало досталось?  Или ты одну душу загубил – Аллах ещё даст?  Несчастен - Аллах подарит тебе и счастье? А погрешил - поощряет тебя  с прощением, не так ли?  При этом  в голове ещё в иной рай попасть?! Или ты ещё осмелишься  Мне сказать, что твой Творец  -  самый благодушный и исполнит ради тебя все, что ты пожелаешь, как покорный Джин? Прекрасно! Потом всё сначала, а ты полежишь на десятом  боку,  даже кашлять, за тебя будут шайтаны.  Незавидно ли ты там устраивался? Да, твой Творец и на самом деле может и благодушен. Но только для тех, мой грешник, кто благословляет дары Его и бережёт как единственную  свою жизнь и дополнит и украсит своим неустанным трудом ту Землю  свешенною на благо Моих  созданий!  А если ты  забывал истинную суть своего  пребывания на  ту Землю, в том числе и своего добродетель-Творца, то лучше ничего не проси!  Да, к сожалению, в аду нынче перебор, но кругом бездна, неблагодарный!  

-Великий мой Творец! Я сердцем  искренно каюсь за все свои грехи! И обещаю Вам скоро исправиться,  если только отпустите  меня  обратно  на землю - хоть на чуточку времени. 

-Я не раз слышал это и слышу и теперь, даже уши вянут. 

-Ведь я, с Вашей помощью, только совсем недавно вывел семью из «горячей точки ада земли» и поэтому убедительно прошу Вас временного помилования раба своего, пока он не уладит  свои земные дела.

-О горе ты моё!..  припоминаю, … а почему тогда же не покаялся?

-Забылся в состоянии головного хаоса…

-Вот как, … а стоит ли мне доверять такому склерозу?

-Только ради семьи…

-На жалость давишь, грешник?!

-Я не осмею просить  Вас иного, мой великий Творец!

-Стой  тогда здесь и жди: придёт  твой знакомый, если он отпустит тебя, считай, что я отпустил. А дальше – я  сам послежу.  Только запомни: я редко кому этого позволяю!..

Как только наступила тишина - жаром запахла: сначала показалась  раскалённая сковорода, а уж потом вся моя любимая тёща…

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА