Опубликовано: 02 августа 12:46

Очень красивое имя Фая. Мир глазами ребёнка. Переславские рассказы.

41.ПР.08

 

Красивое имя Фая.

Переславские рассказы.

 

Был июнь 1982 года, дело происходило в городе Переславль-Залесский на Кошелёвской улице. Вернее, дела-то никакого особого и не было, было лето, дом бабушки, где собирались на лето все, кто мог, те, кто постоянно не жил в Переславле. В том году в доме на Кошелёвке появилась новая родня, правнучка бабы Мани – Марина. Ей было чуть больше года и это было её первое появление на Кошелёвской улице, привезли для познания корней на летний отдых. Ходить-то она уже ходила, а вот с разговорами не спешила.

 

Даже слово «дай!» не говорила, хотя, на мой взгляд, это именно то слова, с которого обычный человек начинает осваивать мир. Тянуть его к себе,  пробовать на вкус и, по возможности, переваривать. «Мама», на мой взгляд, более второстепенное слово, хотя для некоторых слабо развитых личностей, «в этом слове жизни существо». Существо-то оно конечно существо, но жить-то самому приходится, без мамы. Мама первая стоит в ряду жизненных событий, но не более того, но и не менее. Марина слово «мама» пока тоже не говорила.

 

Зато тянула свои ручки к цветочкам, ко всему яркому и красивому, это производило на неё радостное впечатление. А потом пробовала это всё на вкус. Вполне нормальный и правильный ребёнок  рос. Уже пробовал ягоды с кустов, произраставших на участке. А слова, они же не обязательны, найдётся рано или поздно такое слово, которое произведёт впечатление на ребёнка и будет ему крайне необходимым. Главное, что ел ребёнок хорошо, рос и познавал активно мир.

 

В тот год, тётя Фай и дядя Боря ещё возделывали огород на Кошелёвской улице, там был большой, по  дачным меркам, участок. И грядки были разделены  между семьями  дяди Бори, дяди Юры и бабушкой. Без огорода в те времена мало кто жил,  огород был крайне необходим для всех, на нём много чего хорошего и полезного росло. Тётя Фая с дядей Борей в очередной раз, приехали на машине с Чкаловского посёлка, где у них была квартира, на Кошелёвку, что-то поделать на огороде.  Они часто приезжали, и общение в те годы было личным, сотовых телефонов просто не было, были же такие времена…

 

Маринка спала, в соседней комнате, некоторые дети хорошо спят днём. Лично я к таким никогда не относился, но есть спокойные и правильные дети. Дети, которые могут тихо сами играть, не требуя постоянного внимания взрослых, спать днём и не орут  громко просто от переизбытка каких-то чувств. На кухне разговаривали, сон ребёнка никто особо не берёг, правильным детям не мешают естественные шумы, они реагируют только на нечто неординарное.

 

-Фая, как там… - Услышал я из кухни начало обычной фразы, бытового разговора.

 

Я сидел  недалеко от спящей Маринки и, по обыкновению, читал книгу. Раньше я читал много книг, это было сродни пробы детьми на вкус окружающего мира. Я так «пробовал на вкус» мир книг и мыслей, мир образов, созданных писателями, и, пока не перепробовал всё, что было доступно, не смог успокоиться. Маринка заворочалась и открыла свои глаза. Глаза были, как всегда неумытые, не голубые.  На них даже был эпикантус, цвет кожи ребёнка был с желтизной, вообще, в ней чувствовались отголоски китайской крови, со стороны отца. Я много над этим подтрунивал, пока она была маленькой.

 

-Фая, где…-Слышалось с кухни.

 

Глаза Маринки уверенно открылись   и она улыбнулась. Смотрела упорно на меня, сидящего в лучах солнца с книгой. Я ей тоже улыбнулся, но разговор не начинал. Всё было нормально, зачем были нужны слова?

 

-Может, Фая, сделать… -Продолжались нестись отрывки разговора.

-Фая, Фая, -послышалось мне, что произносит  негромко Маринка.

 

Тем временем она села на кровати  и вся ушла в  слух.  Так иногда ведут себя кошки, когда выслушивают шуршание мыши в траве. Ушки на макушке, так обычно это состояние называют. Я отложил книгу в сторону, и ждал,  когда ребёнок окончательно проснётся, предстояла высадка Маринки на горшок, в те времена не было памперсов, совсем не было…

 

-Фай, -донеслось громко с кухни.

-Фая! Фая! – Громко и уверенно произнесла, а потом и прокричала Маринка.

 

Это был прорыв в сознании, я взял её на ручки и вынес на кухню к людям. Маринка повторяла и повторяла своё первое слово. Услышав его, тётя Фая стала улыбаться, а Маринка, видя, что её слова радуют окружающих, продолжала говорить, повторять имя тёти Фаи вновь и вновь. Все были довольны.

 

Вроде бы обычная история, но что же привлекло Маринку, почему она была столь впечатлена этим ранее ей незнакомым словом? Я долго думал над этим, и понял, что её привлекла красота созвучий, ей просто захотелось красоту звуков повторить. Что она и сделала. А когда узнала, ещё и обладателя этого красивого имени, то слово приобрело смысл и образ стал полным и гармоничным.

 

Есть что-то магическое в именах «Мая». «Фая», их хочется повторять вновь и вновь. Это моё личное мнение, но красота и гармония в них точно есть. Просто так, ребёнок не выберет своё первое слово, этому есть объяснение. Для меня же  очень приятно в этом случае было то, что выбор был обусловлен не функциональной полезностью, а красотой звучания «Фая». А смысл имени, что за ним стоит, к чему оно – всё это просто мудрствования на тему. Главное – красота. Какое красивое  имя, Фая, дядя Боря выбрал себе  жену с красивым именем. Или она его выбрала,  «Борис», «Боря» тоже красиво звучит, впрочем, какая разница, кто кого выбрал?

 

Важно то, как человек жил и что делал, как изменялся в процессе своей жизни. Имя – это только аванс, данный тебе  родителями. Фая и Боря оправдали свой аванс сполна, их жизнь для меня пример простоты и красоты в нашем мире. И первое слово «Фая», произнесённое ребёнком, это оценка высшей категории.

 Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА