Опубликовано: 09 ноября 20:19

Мытарства Федота.Зима близко

177.ЕВ.11

 

Мытарства енота Федота. Первые шаги.

Многие думают, что жить на Медвежьих Землях легко и приятно. И реализовывать там свои идеи просто. Кто так думает, добро пожаловать на консультацию по данному вопросу к  бывшему мышонку, а ныне еноту Федоту. Вряд ли кто сделал такую стремительную карьеру, как этот самый Федот, он не может пожаловаться на отсутствие власти или авторитета, что в среде анархо-синдикалистки настроенных медведей гораздо важнее власти. Власти можно лишиться по прихоти других, а авторитет теряют только сами.

Он из сильной  и уважаемой семьи, да и сам практический гений. Всё прекрасно у Федота и все возможности у него в лапах.

 

         Нет ничего консервативнее и стабильнее  взглядов и поведения медведей, но  нет ни чего более непредсказуемого и  изменчивого чем мишки в своём неожиданном развитии. Они, как и испанцы, согласно Хемингуэю, прекрасны и ужасны одновременно. Хотя мишки гораздо умнее и лучше испанцев, это для всех очевидно.   На развитие и прогресс рассчитывал Федот, обдумывая как ему реализовать в натуре, уже сотворённою силой его мысли ФМШ на Медвежьих Землях. Но натолкнулся на консерватизм и крайнюю леность мишек и других Союзных Народов.

 

         Сначала Федот обсудил этот вопрос с главой синдиката мишек-банкиров Ирой. Но, оказалось, свободных финансов нет и не будет ещё лет двадцать, Детские Сады ещё не везде, а до школ, особенно до Федотовых Мышиных Школ, когда ещё дело дойдёт! Медвежата производные не все брать умеют, а  Федот к мышам свой взор приковал. Вредная это затея.  Мыши, умеющие брать интегралы, могут представлять для мишек потенциальную угрозу. Так и сказала, и резко захотела спать. Не нашёл поддержку  ни у кого в Душистых Мишках Федот, хотя и с Мирчей, и с Фролом переговорить успел, и ещё кое с кем. Все были резко против ФМШ. Совсем ни у кого не было сочувствия, максимум - равнодушие!

 

         А он так хотел добиться поддержки ФМШ, перед тем, как приступить к допросам японцев. Японцев наловили мишки и орлы много,  даже считать их поленились, с четырёхсот  рыболовецких кораблей, сколько можно набрать японцев? Вот-вот, и Федот понял сразу, что японцев, которых ему надо будет допрашивать, фиг знает сколько. Все его, так как мурзилки, знавшие японский язык, ему помогать не спешили, вернее, вообще не собирались. Победа Орлиных Земель над  Якимото и примкнувшими к нему?! Вот пусть они со своими пленными сами и возятся, орлы и мишки из Новых Мурзилок!  Мурзилкам, как военные трофеи, достались все японские суда,  мишкам они были без надобности.  Техника требует ухода и заботы, а если вспомнить, что не так уж давно мурзилки себе танков на целую 1-ю Танковую армию отжали, то их понять можно.

 

         Но от понимания мурзилок легче Федоту не становилось. Почему-то все считали, что всех должен допрашивать Федот. А Федоту, честно говоря, этот процесс не нравился. Не нравилось ему узнавать мысли других, не любил этого Федот. Но допросы всегда вёл он. Только допросы ждали его в Новых Мурзилках, да ещё допрашивать надо на японском! Какая же это скука!  Поэтому, Федот туда и  не спешил, а решил пешком идти. А по дороге  можно зайти и в Милые Мурки,и на Енотовые Выселки, и  ночь в поле переночевать. При известном везении можно дня три пешком идти.

 

 С мэнкуном Лео и котом Васей  хотел поговорить Федот о ФМШ. Кошачье племя однозначно любило мышей, хотя любовь была своеобразной, но всё же любовь! А не нелюбовь, которую Федот ясно чувствовал в среде медведей. Попади он сразу в среду традиционных мишек, то точно бы не выжил. Ведь он кто был раньше? Мышь обыкновенный, домашний или домовой, книжный и романтичный, маменький сынок. Это сейчас он имеет, за боевые заслуги, голубой берет, и все его уважают, репутация у него. А раньше ничего этого не было, была только серая тонкая мышиная шкурка и до смерти от неё меньше сантиметра внутрь слабого тельца.  После беседы с Ирой Федот ясно осознал то,  как ему повезло, что он попал в семью мурзилок-орлов, да ещё перекормленных, сытых и умных.

 

Переданный ему для обучения и карьерного роста Снеженкой из лап в лапы лемминг Алёша грустно сидел в клетке. Грустен был первый фымышонок и потерян в пространстве и времени. Он был везде вместе с Федотом, Федот боялся оставить его без присмотра, боялся за его такую хрупкую жизнь. Только теперь он понимал, как в его семье внимательно следили за тем, чтобы не обидели Федота, когда он был ещё мышонком. Ему уже казалось диким, что он не хотел, боялся быть енотом. Теперь он боялся только опять стать мышонком. Теперь он сам был таким  следящим и охраняющим жизнь лемминга, заботливым и внимательным. Мелкий грызун он и есть грызун! Мелкий.  Федот шёл, неся клетку с леммингом, в Милые Мурки. Почему-то ему было жалко фымышонка и себя. Лемминг как-то очень быстро худел от нервов, и Федот решил его везде представлять сразу, как  фымышонка Алексея.  Новый такой зверь, типа не грызун, а будущее  науки на Медвежьих Землях и их окрестностях, после  окончания ФМШ, разумеется.

 

Но от этого легче не становилось, и для собственного успокоения Федот затянул песню про сурка, который везде с ним. Эту песню он слышал от котят-нищебродов в Душистых Мишках, которые выпрашивали ещё недавно луковки  тюльпанов в Душистых Мишках в ходе  широкого празднования Дня Танкиста. Луковки для Милых Мурок. А теперь он сам был нищебродом, ищущим место для ФМШ,  хороший стол для фымышат, где их будут поить и кормить, а не использовать в качестве пищи.

 

А есть ли вообще такое место на Планете Мишьен, где талантливый мышонок может получить прекрасное будущее? Про обычных,  не талантливых мышат, и разговору нет даже! Они стоят внизу пищевой цепочки, они просто корм, для тех, кто выше расположен в трофической цепи. А у людей мышей вообще для опытов используют, даже не едят, обидно! Жестокий мир, где из «миллионов птиц к вершинам и зарницам едва ли вырвется одна»!  Так, кажется, писал Заболотный, кем он, интересно, был? Синица или трясогузка? Из птиц, вроде, может сойка или щегол? Да какая разница, но как правильно прочувствовал. А с мышами ещё хуже, чем с мелкими птицами.

 

Песня про сурка внушала оптимизм, особенно в части, где дают хлеба кусочки, и ночлег. Так, бодро распевая песни, они и зашли в Милые Мурки, направились прямо к Дому Василия,  где должны были  быть еноты. Братья по шкуре, еноты, в нынешних обстоятельствах, были хоть какой-то надеждой. Тем более, они тоже побывали в мышиной шкуре, могли и понять Федота и его мысли, и поддержать его. Он же их Начальник Штаба, Федот – Начштаба Мышиной гвардии! А это звучит хоть и не особо гордо, но перспективно.

 

Енотов в Милых Мурках не было вообще, зато в Доме Василия   был  сам кот Вася и кошка Афродита, накрывавшая на стол к ужину. Вспомнив, как его допрашивал Федот, Вася ему обрадовался и стал звать к столу. Афродита же смотрела настороженно. Не знала кошка, чем ужин может кончится, а  вдруг Василий вспомнит, кто пригласил Федота допрашивать Васю, и,  заодно, как Афродита с Милкой и Муркой били Василия? Так что Афродита не была рада гостю Федоту, это Федот ясно прочитал в её мыслях.

 

Для начала Федот представил хозяевам фымышонка Алексея. Кошачьей семье он понравился сразу. Угощали искренне и внимательно смотрели, как Алексей кушал. Даже слишком внимательно.

 

-Федот,  а у тебя девочки такой ещё нет, фымышастенькой? Мы бы с удовольствием им создали прекрасные условия жизни. Чтобы детишек было много, новых фымышат. – Улыбаясь, спросила Афродита.

-Достать, в принципе могу, -  ответил енот Федот. – Мне ФМШ надо открыть. Могу и в Милых Мурках. Федотова Мышинная Школа – ФМШ, если сокращённо. Мышат талантливых буду собирать со всех Медвежьих Земель, наукам учить. И малышей котят тоже будем учить, если откроем школу в Милых Мурках, обещаю.

-Хорошая мысль, учить котят. Фымышата подходящий материал для этого! – Согласился с Федотом Вася.

-Фильмы можно  учебные снимать, или лучше, везде ФМШ, где есть кошки, открывать. Алексей будет отцом всех фымышат, а старый станет, кого-нибудь молодого из его потомков подберём.  – Продолжала Афродита. – Надо много ему самочек добыть, хочешь много самочек, Алексей?! Одна мало фымышат приносит, а надо их побольше, таких симпатичненьких.

-Да кто же против! – Обрадовался Алексей. – Только я тогда учится сам не смогу, буду есть и спать. А Снеженка учиться мне велела, она на меня надеется.

-А Снеженка кто тебе? – Ласково так спросила Афродита.

-Я из её семьи, так она мне сказала. У неё в семье ещё много полярных волков  и мама у неё сама Рената – Королева Севера. И пап мишек много, все имена не помню. Снеженка ещё Королева Волков. – Искренне делился  сведениями о своей семье  умный фымышонок Алексей. – И ещё Снеженка  хочет к себе в семью Федота, но сначала из него мишку ей надо сделать, но она пока не решила бурого или белого, меня спрашивала, какие мне больше нравятся. Думает много на тему Федота.

 

Енот Федот подавился молоком и закашлялся. А когда пришёл в себя увидел, что Афродита и Вася очень какие-то грустные. Это, наверное, потому что про полярных волков Алексей лишнего наболтал. Волков и собак кошки не любили традиционно.

 

-Хорошо, а где будем строить ФМШ а Милых Мурках? – Продолжил Федот. – Как кормить будем, фымышата прожорливы сильно? Молочные продукты им не очень полезны, зерновые лучше.  Программу обучения надо составить ещё.

-Федот, ты извини, но это не моя компетенция. – Вздохнул Вася. – Это вопрос уровня Маняши, если школы будут военизированные, для боевых котят –политработников, или  Диктатора Просто Енота, если  детсадовским котятам фымышат для тренировок  ловкости разводить.

- А Лео? Он же здесь вроде сейчас главный! – Тупил   хорошо евший  сметану с творогом енот Федот, запивавший всё это молоком.

-Не надо ФМШ, не надо! Этот Алексей ведь из семьи Снеженки. –Объясняла свою позицию Афродита. – И убивать его детей не лучшая идея, Снеженка и её родня очень сильны. Мы так рисковать своими котятами не можем. Маняша может делать что захочет, ей Снеженку  со всей её роднёй просто в бараний род свернуть.  Но зачем? Пусть уж живут эти фымышата, я кошек предупрежу, фымышат не тронут. Пусть только громче кричат, что фымышата. Мы мышей, конечно, есть любим, но зная, кто такие фымышата, из какой они семьи в горло такой грызун не полезет. Опасные для здоровья эти фымышата, вредные даже.

-С Диктатором поговори про свою ФМШ, может он что посоветует, а в Милых Мурках ФМШ нельзя открывать, для кошачьего здоровья вредно. –Согласился с Афродитой Вася. – И Патрикеевна, свет очей моих, мне так рисковать не советует, я с ней сейчас проконсультировался.

 

Было грустно Федоту, и глаза фымышонка как-то сильно блестели. Так у некоторых, кто умеет плакать, блестят глаза, когда из них льются слёзы.  Еноты  плакать любят, но плачут ли фымышата, Федот  ещё не знал. Зато позиция кошачьего народа прояснилась, и кошки на Медвежьих Землях обязались не трогать фымышат. И это было хорошо. Медведи же даже таких обязательств на себя не собирались брать. Всё же любовь страшная сила, её силой можно много сделать!

 

Объевшиеся енот Федот и фымышонок Алексей не могли идти и остались спокойно спать ночю в Доме Василия. Кусочков хлеба им, правда, не давали, но зато молочных продуктов съели они очень много. Да и приют у них на ночь хороший, безопасный. Правильная, весёлая песня в их нынешнем состоянии про сурка. Пусть её поют нищеброды, но зато вкусно едят и в тепле спят! С такими хорошими и перспективными мыслями и заснул Федот.

 

А фымышонок Алексей не спал, кошачьи запахи действовали на него странно, прогоняли сон и заставляли сильнее биться сердце. Но сердце ещё билось в его груди, значит, всё хорошо!  Алёша подумал о Снеженке и её пещере, и уснул. И снился ему прекрасный Остров Врангеля и белые мишки, которые обнимались с полярными волками от радости, что фымышонок Алексей стал человеком. От молочных продуктов ещё и не то приснится.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА