Опубликовано: 26 февраля 2013 15:13

Любофф и детектива

Литературный игрун Акунин сочинил свою «Чайку», как известно. Вообразил, что Треплев в конце пьесы не стреляется сам, а убивается одним из персонажей. Собственно, вся комедия Акунина и строится на том, что доктор Дорн проводит доморощенное расследование этого преступления. Выясняется, что убийцей мог быть любой, ибо мотив был у каждого.

 

Разумеется, к Чехову это не имеет уже никакого отношения, ибо полностью нарушается логика характеров, персонажи «осовремениваются» с поправкой на акунинское их понимание, даже язык их становится иным. Последнее обстоятельство, кстати, мне как человеку не без языкового чувства сильно мешало. К примеру, когда Маша публично гаркает на Медведенко: «Заткнись», а Заречная бледнея шепчет: «Я хотела ему отдаться», - я не могу не представить себе вульгарный водевильчик. Но допускаю, что это издержки моего вкуса и другие читатели получат некоторое наслаждение от подобных речевых пируэтов. Против водевиля при этом не имею ничего: все жанры хороши, кроме скучного.

 

Вообще, конечно, автор мог бы написать самостоятельное драматическое произведение, со своими героями. И предстала бы перед нами эдакая приличная на первый взгляд компания, где у каждого свои скелеты в шкафу, и все только и делают, что притворяются. Излюбленный приёмчик для многих литераторов и киношников. Да и психологи своего маслица подливают: не думайте, что ваш собеседник хороший человек, обратите внимание на то, как он чешет у себя за ушком – верный признак склонности к чему-то пакостному.

 

Акунин предлагает в данном своём сочинении следующие интригующие психологизмы. Заречная – дамочка на пути к серьёзной экзальтации, зашла к другу юности на огонёк, пожаловалась на то, на сё, призналась в любви к Тригорину, подумала, не отдаться ли означенному другу юности, но увидела револьвер и нашла занятие поинтереснее и адреналинистее  - шмякнула беднягу. Аркадина всё время твердит монолог скорбящей матери (два-три раза он читается легко, потом становится невыносимым; не могу вообразить себе, на какие профессиональные выверты должны быть способны актрисы, играющие эту роль). Сына она убивает потому, что ревнует к нему Тригорина. Да-да, Тригорин балуется не только девочками, но и мальчиками. Третья героиня, Маша, понятное дело, ужасно ревнует Треплева к Нине, убивает возлюбленного, видимо, решив с корнем вырвать своё чувство из души. У Тригорина мотив к убийству вполне банальный – зависть к литературному успеху.

 

Остальные персонажи становятся убийцами по благородным причинам. Сорин, оказывается, не так уж и болен, поэтому Дорн и не лечит его толком. Мудрый статский советник замечает у племянника признаки психического заболевания и, не желая отдавать его на поругание медицине, убивает. Добрый Медведенко решает заступиться за любимую жену, идёт к Треплеву для какого-то важного разговора, но встретив в счастливом сопернике снобизм и презрение, не выдерживает, бунтует и уничтожает негодяя. Родители Маши тоже проявляют чудеса сострадания к родственнице и потому встают на путь мщения. Дорн, понятное дело, как наиболее продвинутый и идеологически зрелый из всех присутствующих (кстати, по ходу дела он рассказывает о своём происхождении от немцев фон Дорнов, одна из ветвей которых в России превратилась в Фандориных), имеет самый оригинальный мотив к гнусному на первый взгляд поступку. Треплев превратился в маньяка, убивающего животных. Весь кабинет его заставлен чучелами (вспомним, что в чеховском варианте кабинет был наполнен книгами). Дорн – защитник жизни, поэтому и наказывает Треплева.

 

Очень жаль, что автор не дошёл до идеи сделать возможной убийцей и саму чайку. Нет, в самом деле, что она просто стоит безмолвным чучелом, растопырив крылья? Вот взяла бы, ожила, в порядке создания новых театральных форм, золотым пером нажала бы на курок, пропела бы пафосно: «Я чайка! Это я общая мировая душа, а не дура Заречная!» И опять же – если в первом действии на сцену ставится чучело, почему бы во втором ему не выстрелить…

 

12 декабря 2010 года, Елена Сироткина

культура, искусство, литература, драматургия, проза, рецензия, Борис Акунин, Чайка
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА