Опубликовано: 05 июня 16:16

Сапогом по японцу Мураками

Сапогом по Харуки Мураками

 

 

         Много лет (около 20) я не читал ничего из того,  что написал Мураками. И не то, что я не хотел его читать из лени, и не то, чтобы у меня не было книг этого автора. Мне просто, уважаемые мною люди, прекрасно  профессионально разбирающиеся в литературе, не рекомендовали читать Мураками. Это, мол, не твоё, не читай и всё тут! А я разумные советы иногда даже слушаю, и не читал.

 

         Но всему своё время, пришло время «великого карантина на Планете Земля», и я недавно неожиданно для себя просто взял  и почитал Мураками. Начал с  русского текста, потом прочитал это же сочинение на английском и японском. А как же иначе составить представление о произведениях автора?

 

Когда читаешь переводы любой книги, то видишь,  прежде всего,  переводчика, его творчество.  Это  нормально, иногда переводчики пишут даже лучше, создают более достоверные образы, чем писатели, которых  они переводят.  Потому что они, прежде всего, переводят систему образов, возникающих при чтении оригинального текста, а только потом уже  буквально текст. Хотя тут всё не очень-то и просто. В ряде языков есть непереводимые выражения и стоящие за ними образы.

 

Для того, чтобы адекватно понимать о чём текст на любом языке, надо знать этот язык и ещё тонко чувствовать его. Система образов создателя текста должна внутренне не противоречить системе образов читателя. Иначе возникает когнитивный диссонанс и текст будет воспринимается неадекватно. Порою требуется даже перевод текста в рамках одного языка для различных социальных групп читателей. Кое- кто не понимает даже произведения на родном язык, потому что  это не его «родной» язык, а чуждый, хотя большинство слов ему знакомо.

 

Лучше всего я знаю и чувствую свой русский язык, поэтому тексты Мураками и стал  сначала читать на русском. Для полноты изначального восприятия.  На английском языке я говорю, читаю и могу думать. Но при этом я отдаю отчёт, что плохо его знаю и плохо чувствую.  Но некоторые нюансы образов, не замеченные при чтении на русском языке текстов Мураками мне стали очевидны из английских текстов. На японском языке я читаю, но не говорю и никогда не мыслю. Потому что, на мой взгляд, говорить и мыслить на японском языке весьма вредно для моего русского образа жизни. Но кое-что из чтения японского текста я почерпнул. И главное было в том, что Харуки Мураками мыслит, как японец, и чувствует жизнь, как японец.

 

А то всякое бывает, кое-кто с виду японец, а по образу мышления и  не японец вовсе, а американец какой-то. Или ещё хуже – русский.  И как к такому японцу мне прикажите относиться?

 

С нормальными японцами, обладающими классическим японским менталитетом, у меня всё очень определённо и однозначно. Они для меня враги были, есть и будут. По ряду весьма веских для меня причин.

 

Главная причина, хотя и довольно-таки общая,  в том, что я хорошо знаю японскую культуру, японский образ жизни и структуру японского мышления. И всё это категорически не совпадает с моим личным мировоззрением. Я не толерантен по определению, и мне ничего не остаётся другого, как глубоко изучать своих врагов, чтобы при случае их эффективно уничтожить. Либо они нас, либо мы их. Мирного существования всё равно никогда не получится.

 

Дело в том, что я родился и вырос на Камчатке. И Курильский десант для меня не пустой звук. Моя семья жила в Северо-Курильске и Парамушир и Шумшу для меня вполне конкретные понятия. Я знаю, кто такие  Пётр Ильичёв и  Николай Вилков. Этого даже вполне достаточно, чтобы считать японцев врагами.

 

Про то, что творили японцы в Китае и Корее, количество убитых ими  не очень широко известно. А именно бывшие не так давно Китайско-Корейские владения позволяют чувствовать себя японцам великим историческим народом.

 

 А началось это величие с Русско-Японской войны и закончилось Тихоокеанской. В частности, согласно моим источникам, погибло тогда от их рук около 50 миллионов человек. Этот размах геноцида соизмерим разве что с деятельностью европейцев по уничтожению индейцев в Северной Америке.  Японцы всегда склонны к любого народа геноциду, это для меня однозначно.

 

Да есть  другие и причины не любить народ, который не может говорить «нет», поскольку это не вежливо.  А вежливо ли всем японцам быть шпионами и  стукачами?  Каковыми они и являются.

 

Ладно, можно считать, что Мураками не такой, как остальные японцы, пусть он выродок из своего народа. Но разве это  может служить  оправданием Харуки Мураками  для меня? Конечно же, не может.  И я легко пройду своими яловыми русскими сапогами по его творчеству.  А почему бы и нет? Кто-то же  должен правильно перевести его тексты на  русский язык? Не дословно, с подстрочниками, не бережно и с уважением. А просто и ясно передовая образы, стоящие за его текстами в японском сознании. Перевести, наконец, Мураками на русскую систему образов и понятий. С Комментариями, конечно, как без них.

 

Это я написал вместо предисловия к сборнику рассказов  «Призраки Лексингтона». Я отношусь к Мураками с уважением и безо всякой злобы, обычный японец, который пока мне лично ничего плохого не сделал.  Поэтому и возьму на себя труд перевода на «мой» русский его произведений.  Может быть,  мой русский язык назвать языком мишьен?   Чтобы не было путаницы в понимании.

 

 

Р.S. Несколько лет назад я, предвкушая чтение Мураками, написал даже стихотворение. Интересно, насколько оно соответствует его текстам в моём переводе?

 

Посвящение Мураками Эр тым, мыр-тын, пертап тын. Мураками  бер карым. Эр те, фурто ирде ка. Мураками – эр дука.

 

Это произведение включено в Книгу 214. Хроники. Время года.  (Стандарт Е-40) и некоторые другие.

Присоединиться к Социальному проекту «Белая книга»  или  приобрести книги  Е-Стандарта можно у Литературного Агента Авторов 

WhatsApp: + 79889744885    e-mail:  enot-1917@ mail.ru

Социальный проект «Белая книга» https://vk.com/public192685079 

   Библиография книг   https://vk.com/public192202933

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА