Опубликовано: 28 марта 2013 03:33

На обочине

Костер долго не разгорался. Сырые ветки дымили, да и навыков было маловато. Охотник кряхтел и матерился. Породистый кобель дрожал от холода и чихал от дыма.

Зорька явно не задалась: утки облетали стороной, зато комарам не мешал ни табачный дым, ни заморский  репеллент. Отскулив добрые полтора часа, охотники выбрались на сухое.

А начинался день совсем неплохо: дорога свободная, машина новая, одежда и амуниция фирменные. Авто оставили  у крайней в поселке дачи, и  по дорожке лесом, лесом к озерам. Идти было легко и безопасно: тропа твердая и отчетливо набитая. Немного смущало обилие окурков и банок из-под пива на берегу водоема, но это лишний раз подчеркивало насиженность места («зря стоять не станут»).

Ан, вон как вышло.

 

Наконец-то хворост просох, и веселые языки пламени принялись дразнить сгустившиеся сумерки.

 

-  Погреться пустите? – из ночи, хлюпая сапогами,  вынырнула бесформенная  тень. У ее ног крутилась то ли лайка, то ли облагороженная дворняга. Короче – метис.

-  Отчего ж… присаживайтесь.

Незнакомец торопливо скинул мокрую одежду, прикрикнул на взъерошенного пса и стащил сапоги:

-  Денек… Как охота?

-  Видел с десяток, но все не на выстрел. А Вы, смотрю, искупались?

-  Было дело. Спасибо, Верному, - выручил, - и он погладил собаку.

Верный облизнулся и свернулся калачиком у костровища с подветренной стороны.

-  Утки-то хоть были? – охотник бросил взгляд на рюкзачок гостя.

-  Грех жаловаться – пяток взяли. Все – крякаши. Норма выполнена.

 

Заварили чаек, слово за слово и гость поведал о своих злоключениях.

 

Нога потеряла точку опоры и ухнула вниз. Холодная жижа мгновенно залила сапог. Центр тяжести переместился на слегу, но и та скрылась под черной водой. Худо. Тело медленно и уверенно погружалось в болото. Гнилое болото. Недаром его так и называли. Звать на помощь – только  время терять, а его оставалось совсем немного. Дна у торфяников нет -  засасывают не хуже промышленных пылесосов. Худо. Вот уж и карманы телогрейки исчезли под водой. Зачем-то посмотрел на холодной апрельское небо – в этих местах  ночами оно всегда полно звезд. Глядеть на них опасно – завораживают. Теряешь представление о времени, ориентацию в пространстве. Мысль останавливается на полдороги, словно в детской игре «замри».

-  Верный! Ко мне!

Кобель ушел далеко вперед – может не услышать.

-  Верный! Верный!

Надо бы выстрелить в воздух, да стремно – отдача может нарушить хрупкое равновесие - упадешь на спину, и вторая нога соскочит с притопленной кочки.

-  Жаль, свистеть не научился. Верный!!!

Затрещали камыши. В просвете показалась собачья морда.

- Ко мне, маленький, ко мне!

Кобель сунулся в воду и … поплыл.

Надо всего каких-то метра три-четыре. Но они давались ему с трудом. Торфяная взвесь, нашпигованная переплетением корней, цепляла собаку за ноги. Верный скулил и отчаянно молотил лапами по поверхности.

Наконец-то. Уцепился за ошейник.

-  Верный, вперед! Домой!

Кобель, подняв кучу брызг, развернулся и с громким лаем потянул.

-  Ну, давай, Верный, давай!

Собака то скрывалась, то выныривала и что есть сил рвалась на сухое.

-  Не сумеет – отпущу.  Пусть хоть он выживет.

Левой рукой загребал, как мог, ложась грудью на воду.

Сантиметр за сантиметром болото нехотя отпускало жертву…

 

-  А Вы бесстрашный, - охотник уважительно покачал головой.

-  Да бросьте. Я чуть было в штаны не наложил – даром что несподручно. Скорее – азартный.

 

Поутру мужчины вернулись к машинам и, распрощавшись, отправились восвояси.

 

Первый привычно жался к обочине, сетуя на разбитую по краям дорогу и опасаясь возможных проколов.

Его вскоре обогнали старенькие «жигули», и водитель приветственно помахал  рукой. Верный сидел на переднем сиденье и полной грудью вдыхал встречный ветер.

 

28.03.13

 

 

© Copyright: Владимир Фомичев, 2013 Свидетельство о публикации №213032800273

 

культура искусство литература проза рассказ На обочине
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА