Опубликовано: 19 декабря 2013 17:59

Последний процент надежды (Часть 3)

После совещания Ивану предложили отдохнуть, а заодно пообщаться «здесь недалеко».

В компании заместителя губернатора и директора департамента промышленности отправились «в райское место», как сказали Ивану, расположенное в километрах тридцати от города.

Свернув с трассы, машина попала на лесную дорогу. Вскоре  фары высветили большие ворота, которые вышел открывать охранник в казачьей форме. Нырнув вглубь «заповедника  приватного отдыха», Мерседес медленно поплыл по узкой асфальтированной дорожке, утопающей в хвойниках и кустах цветов, оставляя позади возникающие то справа, то слева в укромных уголках сада, надежно скрытые от посторонних глаз, небольшие «оазисы», каждый из которых, как стало ясно потом, обязательно включает: бревенчатый коттедж и баньку, журчащий ручеек с фонтанчиком, мощенный природным камнем дворик с  дубовым столом и массивными стульями. Все эти «островки удовольствия» соединены дорожками и каменными лесенками – место находилось на склоне. По ним бегали официанты, разнося на огромных подносах яства. Территория искусно подсвечивалась множеством разноцветных фонарей. Кое-где стояли газовые горелки, обеспечивая уют и защищая от прохлады летнего вечера. Внизу склона было видно озеро, с разбросанными по берегу домиками рыбака. 

Припарковались и вышли. Хозяин заведения – какой-то кавказец, проводил гостей к «оазису», расположенному вблизи озера, где уже все было готово для отдыха: стол сервирован  разнообразными закусками, а прямо по его центру возвышалась, красиво выложенная на большом блюде, гора раков. Запотевшая бутылка «Белуги» и холодное пиво в глиняных кувшинах венчали соблазнительный натюрморт.

Бывая в командировках, Иван любил такие вечера. Здесь  можно отдохнуть, но, самое главное, получить бесценную информацию, которую в кабинетной обстановке обсуждать никто не станет.

Русской баньке  Иван обрадовался больше всего - это как раз то, что нужно было ему после раннего подъема, перелета и нервного рабочего дня.

В парной пахло березовыми листьями. Мужчины посидели на полатях какое-то время, привыкая к температуре, а затем вошел лысый банщик, открыл металлическую дверцу каменки и стал метать туда небольшие порции горячей воды, смешанной с пивом. В ответ из чрева печки вырывались потоки влажного горячего пара, источающего бесподобный хлебный аромат. Затем за дело взялись березовые веники лысого. Со знанием дела они сначала прошлись по московскому гостю, а потом принялись за других.

Выйдя на улицу, Иван спустился к озеру и вошел в воду. Потревоженные пузырьки воздуха поднимались со дна и приятно щекотали ноги. Пар от разгоряченного тела растворялся в вечернем тумане, создавая сказочное ощущение нереальности происходящего. Испытывая восторг от хорошо знакомого с детства чувства единения с природой, с необыкновенной легкостью доплыл до середины пруда и лег на поверхность водной глади, любуясь мириадами звезд ночного неба, одетого в корону из верхушек прибрежных сосен... 

Блаженствуя, Иван размышлял: «Да, сейчас в регионах создано много прекрасных мест для досуга, развлечений и отдыха. Не сравнить с прежними временами. Раньше гостей из Москвы принимали обычно на обкомовских дачах – только там имелись соответствующие условия: банька, биллиард, водоем. Кавалькада из Волг на огромной скорости неслась за город, а там … водочка или калган под холодец с хреном, грибы, соления, сало….многочисленные тосты, баня, костер, готовящаяся здесь же только что выловленная рыба…и, конечно же, неформальное рабочее общение. Именно с помощью такого общения решались в прежние времена все важные деловые вопросы. Вот нужно было, к примеру, выбить в Совмине валюту для покупки импортного оборудования или получить наряды на  какой-нибудь дефицит – металл, трубы, пр. Областной хозяйственник высокого ранга брал дипломат, заполненный водкой и сухой колбасой, и ехал в Москву. В особых случаях с такой миссией отправлялся председатель облисполкома или даже сам первый секретарь обкома. Но обычно они лишь делали звонок, ходатайствуя о встрече.  Для успешного решения вопроса необходимо было суметь усадить нужного человека за стол в номере гостиницы и «напоить», объяснив попутно важность и необходимость того самого оборудования для области. Если посланник не умел пить, был бестолков и не обладал харизмой, - ждать нечего. Но если между людьми возникало понимание, то завязывалась крепкая деловая дружба, которая могла потом горы свернуть. Было принято также по окончании «переговоров»  демонстрировать уважение, открытость и преданность путем целования в губы – мужчины целовались чуть ли не в засос. В те времена это было как ритуал – своеобразная деловая клятва верности – крепче подписи и печати на документе. Сейчас все изменилось. Дружба нынче подкрепляется дипломатами, в которых отнюдь не водка и колбаса…, а пьют совсем мало – здоровье берегут. О мужских  же поцелуях вообще лучше забыть в наше время, чтобы не подумали чего. Вырождаемся потихоньку»… 

После первого захода в парную за раками и пивом обсудили для начала глобальные мировые проблемы, поговорили о том «как там у вас в столице», и  незаметно перешли к «земным» темам.

Иван попросил рассказать больше о собственнике завода и узнал, что в девяностые Паша, только что окончивший технический ВУЗ, стал зарабатывать деньги распределением мест в торговых рядах местного рынка. В составе бригады следил за порядком, продвигаясь по иерархической лестнице. 

Скопив немного, организовал кооператив по выделке шкур.

Он имел пытливый ум, любил вникать в детали технологии, привлекал ученых из местного сельхозинститута, чтобы поставить дело на научную основу и с размахом.

Со временем перешел в девелоперский бизнес. Купил несколько участков земли в самом центре и построил на них гостиницы и офисные центры. Будучи от природы технарем, оставил это дело, и занялся поставкой сельхозтехники. Но и здесь не удовлетворился лишь торговлей – развивал дилерскую сеть, организовал разработку своих моделей тракторов и машин, и даже создал собственное конструкторское бюро. К тому времени обанкротился завод холодильного оборудования и Паша, купив с торгов цеха предприятия, очистил площадку и инвестировал все свои средства в строительство современного завода сельскохозяйственного машиностроения.  

Директор департамента промышленности – полный розовощекий мужчина с черной как смоль шевелюрой, закутавшись в простыню и отхлебывая пиво, посвящал Ивана в существо сложившейся на заводе кризисной ситуации:

- Все хорошо шло у Павла Петровича, просто замечательно. До тех пор, пока не случился мировой финансовый кризис. Кто будет новую технику заказывать, когда рынок скукожился и главная задача у крестьянина – выжить? Опять же правительство «помогло» – приняло постановление о том, что кредиты на покупку импортной сельхозтехники не субсидируются государством, в то время как половина от всего бизнеса «Металлиста» как раз и была поставка импортной техники.  Она, конечно, в сто раз лучше нашей. Тот же Джон Дир косит и молотит в дождь - прет хоть бы что. Наш же и половины не соберет, да еще увязнет. И ресурс такой, что обалдеть.  Но ничего не поделаешь – «поддержка отечественного товаропроизводителя» превыше всего. Обидно, что «Металлист» отечественным уже являлся наполовину, когда кризис грянул. Еще бы чуть-чуть и он бы вырулил. Его собственная техника не хуже импортной – научились делать. Представляете,  в своем КБ даже двигатели разработали.

- Только вот если бы Паша не увел свое КБ в Индию, да не разбросал бы посреднические фирмы поставщиков запчастей по всему миру, открыв  их в разных там офшорах, можно было бы серьезно помогать, зная, что завтра он не «сделает ручкой», вмешался зам губернатора.

- Ну да, - подумал Иван – тогда бы он весь с потрохами был у вас в руках и вы бы быстренько отжали его от завода – чего проще, когда все здесь. Владелец бизнеса не так уж прост, молодец! Поставил неразрешимую задачу умеренным – видит око, как говорится...

-   А тут у него только завод этот, и все. Без инфраструктуры: КБ, наработанных связей по поставке запчастей,  технологий, что самому заводу не принадлежат, он ничего не стоит - металлолом один, - продолжал сокрушаться зам губернатора.

- Не волнуйтесь. Разберемся потихоньку, что с «Металлистом» делать. В любом случае, чем бы ни кончилось, лучше по закону и без глупостей. И не забудьте - иногда процесс важнее результата бывает. То, чем кредиторы завода сейчас занимаются, называется работой с долгами. Некоторые шутят – «Работа с долгами это: не вернуть долг, но сразу, или тоже самое, но…через десять лет». В шутке этой много здравого смысла заложено. Если сразу ничего, то обязательно нужно кого-то в тюрьму сажать, а это неприятно. Еще разобраться нужно, как те самые кредиты выдавались банками. Но если процесс длится десять лет – тут уж… или шах, или ишак…  

культура искусство литература проза рассказ долги завод банкротство
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА