Опубликовано: 25 декабря 2013 14:17

Последний процент надежды (Часть 5)

Утром отправились на завод. Иван пересел в машину мэра, ожидавшего  делегацию на границе района. После короткого знакомства перешли к делу: 

- В случае остановки завода, людям есть что предложить?

-  Это моя головная боль. Я уже спать перестал нормально. Если всех уволить, начнут искать работу в областном центре. В городе нет ничего адекватного для таких специальностей.  Нагрузка на транспорт междугородний вырастет, преступность поползет вверх, налоги перестану поступать. Цепочка несчастий, короче. А если котельная заводская к зиме остановится, то и замерзнем. Вот так – дожили.

- О какой помощи со стороны города говорил губернатор?! Они же просто заложники, - подумал Иван…

Подъехали к заводоуправлению. Там уже ждал директор и главный инженер. Прежде чем показывать производство в натуре, прокрутили видеоролик с презентацией всей технологической цепочки.

Затем началась экскурсия. Сразу увидели, что заводские площадки сплошь уставлены готовой техникой и изделиями, не завершенными в производстве. Директор пояснил:

- Не только спрос упал, но и ритмичность поставок. Рассчитываться стало сложно, и уже многие не отправляют комплектующие, как раньше, без предоплаты.

Переходили из корпуса в корпус, и главный инженер демонстрировал, что  в основном все этапы технологической цепочки еще живы.

- Если отключить от электричества вот эту грунтовочную ванную, как нам грозят энергетики, ее потом и отбойными молотками не очистишь. Представьте себе, сколько потрачено сил и средств, чтобы запустить это все. А остановится – через сутки застынет и превратится в хлам. Да ее отсюда  и не вытащить тогда.

Высокий, худой,  смуглый красавец, он был одет в хороший светлый костюм –  видно специально готовился к приезду гостей. На объекте с первых дней. Чувствовалось, что каждой своей клеточкой сросся с заводом и теперь представляет с ним единое целое. О новых разработках рассказывал так, как будто цунами проблем не грозило погубить здесь все  в самое ближайшее время.

- Да у вас тут матриархат. Как вы справляетесь с таким количеством женщин, - пошутил Иван.

В комбинезонах и белых косынках они все казались одинаковыми. Много таких косынок мелькало в лакокрасочном цехе, но больше всего женщин работало в кузовном. Проходя мимо одной, она шлифовала сварной шов, с усилием упершись грудью в шлифмашинку,  Иван подумал: «Разве для этого предназначена женская грудь?».

Как будто услышав его мысли, работница отстранилась от детали и сняла защитные очки.

- Здравствуйте, - крикнул сквозь шум Иван.

Женщина отключила оборудование. Было видно, что она немного смущена, представ перед делегацией хорошо одетых солидных мужчин, среди которых даже сам мэр города. 

- Здравствуйте.

- Давно на этой операции?

- Полгода. До этого на пескоструйке.

- Это временно было. У нас женщины там не работают –  КЗоТ запрещает, - мгновенно среагировал директор.

Сообразив, что подруги наблюдают за ней и обязательно спросят про разговор с начальством, женщина осмелела:

- Пусть будет пескоструйка или литейный, как год назад, – все равно. Главное, чтобы работа была, и зарплату не задерживали.

- Полина! Прекрати! Мы же объявили, что все заплатим в конце месяца, - вмешался главный инженер.

Заканчивать разговор на такой ноте не хотелось.

- У вас дети?

- Двое.

- А муж тоже на этом заводе работает? – спросил Иван и тут же поставил себе двойку за столь опрометчивый вопрос. 

- Муж…объелся груш, - спокойно сказала женщина, смутив  незнакомца простым ответом.

- Все наладится, будем надеяться, - пробормотал он, сам не понимая, что имеет в виду. – Ну что, показывайте дальше, не будем мешать.

Когда выходили из цеха, Иван обернулся и увидел, что косынки собрались в курилке и что-то живо обсуждают, глядя в сторону делегации …

После ознакомления с производством пообедали в заводской столовой и провели совещание, которое подтвердило опасения Ивана: из списка требуемых документов представлены крохи, которых явно не хватит для проведения требуемого анализа. Понимая, что здесь большего не добиться, предложил отправиться в обратный путь. Вечерняя встреча с собственником должна прояснить ситуацию с документами.

По дороге осмотрели достопримечательности города.

Здесь городской голова раскрылся по-настоящему. Чувствовалось, что ему, как минимум уже раз сто приходилось быть в роли экскурсовода. На набережной встретили сразу несколько свадебных кортежей. Пока молодожены по очереди фотографировались, «передавая мэра из рук в руки», Иван смотрел на открывающийся  с берега простор и думал:

«Сколько пришлось повидать, мотаясь по командировкам! Сидя в Москве, никогда не почувствуешь масштаба огромной страны. И дело не только в географии. Из столицы не ощутишь остроты проблем, мешающих жить по-человечески миллионам людей. Полина, что в кузовном шлифовальщицей  трудится,  наверное, тоже фотографировалась здесь когда-то. На счастливое будущее надеялась. Теперь  поднимает двоих детей одна: ни образования, ни денег, ни личной жизни, судя по всему. Вот скоро и это место потеряет,  а ведь ей, как и тысячам таких же, ничего особенного не нужно – готова даже мужскую работу выполнять»....

Задумавшись, Иван не сразу обратил внимание, что к нему  подошел мэр и стал рядом, опершись о перила причала.

- Красиво, правда?

- Да, вам удалось сохранить лицо города – не дали испохабить историческую часть новыми постройками. Это большое дело. Далеко не везде можно такое увидеть.

- Вы не представляете, какое давление пришлось выдержать!

Понимая, что мэр еще не отошел от фотосессии и находился в благостном расположении духа, Иван все же вернулся к неприятным  вопросам:

- Город не планировал заранее какие-то меры? Вы же, кажется, уже имели опыт банкротства крупного предприятия?

- Прошлый раз нам удалось занять людей, что раньше холодильники выпускали никому не нужные. Гнали стройку во весь опор. Правда, губернатор долго уговаривал Павла Петровича, прежде чем тот согласился  выкупить заводские площади и на их базе развернуться. Тут ему не совсем удобно. Пришлось технологию уродовать. 

- Что имеете в виду?

- Он согласился тогда включить в техпроцесс несколько вспомогательных цехов старого предприятия. А у них уровень дореволюционный. Все это сказывается сегодня.

- Я бы на вашем месте, извините, вместе с инвестором уперся тогда всеми копытами и стоял на своем. Зачем городу такой завод?! Это же даже не вчерашний день. В министерстве правы: допотопная и убогая технология, требующая огромного числа рук неквалифицированных рабочих. Неконкурентная совсем.

 - А что, было бы лучше, если бы люди на улице оказались все сразу. Они  смели бы все тут.

-  Вот в этом то и дело. Боимся, что сметут. А не задавались вопросом, почему в старушке Европе безработица в несколько раз больше, чем тут у нас? Там такое предприятие спасать никто не стал бы, и на его месте аналогичное строить тоже. Люди развивают технологии, идут вперед. Там считают более правильным какое-то время платить пособие безработным, пока на месте старого, что-то достойное придумается. За это время и кадры соответствующие готовят. А мы только болтаем о модернизации.

Не обижайтесь, это по всей стране так, включая Москву. Хотите знать, например, почему в столице до сих пор не строят полностью автоматизированные логистические центры для хранения, подработки и упаковки овощей, а поддерживают старые овощные базы - крысятники. Все просто. Там на каждом шагу неквалифицированный труд. Значит нужно привлекать тысячи мигрантов. А это питательная среда для полиции, живущей поборами с несчастных. Опять же москвичам выгодно сдавать приезжим в аренду свои квартирки. Но самое главное… догадываетесь?

- Городским начальникам заносят регулярно от оборота, - быстро сообразил мэр.

- Именно! У кого же рука поднимется на эту кормушку! Вот только в районах, где эти базы, антисанитария жуткая и по улицам ходить опасно, особенно женщинам.

Таких тормозов много у нас, самого разного вида и происхождения.  Огромное количество. Но никто менять это не торопится.

Вот ваш губернатор вчера, только и говорил о сохранении предприятия – боится плохие результаты на выборах показать. А говорить нужно было бы о немедленном грамотном банкротстве, создании на базе устаревшего предприятия нового – высокотехнологичного. Об обучении кадров для него.  Чтобы, не дай Бог, инвестор, чудом зацепившийся здесь, не убежал никуда. Законсервируем сейчас ситуацию еще на полгода, а она за это время вообще может из под контроля выйти.

- Высокотехнологичное предприятие, о котором говорите, потребует тысячи две народу, не больше. А остальных куда девать?

- Вот вы и слово подобрали даже такое - «девать». Как будто люди у нас - какая-то проблема, от которой лучше бы избавиться. В этом все дело. Где-то читал, ученые установили, что всего десять процентов трудоспособного населения любой страны потенциально способны создать свой бизнес и успешно его развивать.  Восемьдесят процентов готовы жить спокойно, ходить на работу и делать свое дело потихоньку, получая зарплату, позволяющую хоть как-то существовать. И для того, чтобы эти самые восемьдесят были довольны и счастливы, государство должно всячески ублажать и стимулировать тех, кто в десятке – чтобы рабочие места создали для остальных.

- У нас в городе есть целая программа по развитию среднего и малого предпринимательства.

- А это как раз и есть ответ на вопрос «как и куда остальных девать». Правда, почему-то толку мало от этих программ всех, согласитесь. А причины, как ни удивительно, те же.

- Так ведь банки кредиты дают малым предприятиям только под торговлю. Что ни пытаемся развивать, одна только торговля расцветает.

- Банки – отдельная тема. Да и они одни тут ни при чем - долгий разговор. Как-нибудь в следующий раз.

Ладно, давайте будем прощаться. Нам выдвигаться нужно.

- Кстати, Иван Владимирович, а чем, по мнению тех самых ваших ученых, занимаются остальные 10 процентов?

- А ни хрена не делают - паразитируют. Вы, надеюсь, сами понимаете, кто там в этих десяти…

Мэр проводил гостей, и какое-то время еще соображал над арифметикой Ивана, прикидывая что-то в уме…

культура искусство литература проза рассказ Банкротство завод
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА