Опубликовано: 14 апреля 2014 18:33

ТАЙНЫ ЛАБИРИНТА. Григорий Кожан.

Повешу лично всех на фонарных столбах!

- Повешу лично всех на фонарных столбах! - кричал на бегу через плац, в сторону гаража, командир полка, когда ему доложили о ЧП. А случилось вот что. Зимой 1977 года, уже вторые сутки, шли учения округа. В Лабиринт прибыли для наблюдения, Командующий 1 армией ПВО, заместитель по тылу округа и прочее корпусное начальство. Наш командир из кожи лез вон, чтобы угодить высокому начальству и не ударить лицом в жижу. В солдатской столовой, для показухи, срочно заменили всю посуду фарфоровой. После учений, её опять убрали на склад. Всё шло как надо, гладко. И тут ЧП в гараже. Да ещё какое! Водитель командующего коротал время у нас в КТП. Чернявенький, такой холёный, в парадочке. С нами не общался, как будто брезговал нашим присутствием. Куда нам в бушлатах до него. Он водитель САМОГО! От безделья он то и дело заводил свою чёрную Волгу и нарезал резьбу вокруг гаражных боксов. Мы с завистью наблюдали за его чудачеством, нам- то никто работы не отменял. Нашего командира к тому времени уже возил Лёха Тихонов. Его перевели к нам с выгона. Командирский Уазик стоял в крайнем левом боксе. Тихон, так мы его прозвали, много раз репетировал оперативный выезд из бокса по тревоге придуманным им способом. А точнее. Он ставил специально машину запаской к воротам. Когда гудела сирена тревоги, то он забегал в бокс, заводил УАЗ и запаской сходу толкал ворота. Они распахивались, Тишка вылетал из бокса задом, резко разворачивался и улетал к штабу. Мы не раз говорили ему, что он доиграется, а Тишка только ржал в ответ. Ну и доигрался. Из штаба позвонили, что командир срочно ждёт машину. Тишка как всегда рванул в бокс. И надо же такому было случиться. В тот момент, когда Лёха бабахнул запаской, по своей методе, по воротам, из-за угла гаража выскочила нарезающая очередной круг Волга командующего. Ворота резко распахнулись, и оттуда задом вылетает УАЗ, а из-за угла Волга! Мы все зажмурились. И только слышим - БАБАХ! УАЗ машина военная, железная. Ему хоть бы что. А вот у Волги переднее левое крыло в хлам. Холёный водитель невозмутимо вышел из машины и направился звонить своему патрону. Тихон в ступоре сидел за рулём. Мы, придя в себя и понимая, что произошло, подбежали к нему. - Ну, Тихон вешайся! Допрыгался! Сейчас такое начнётся! - кто-то из солдат сказал с досадой. И началось! Первым в гараж, с матюгами, прибежал командир. Мы рванули прятаться, кто куда. За ним прибежал наш майор, а следом вальяжно и сам командующий. Тихон без страха, надо отдать ему должное, вступил в перепалку с самим командиром полка, который истошно орал на него и майора. - А чего этот щёголь тут носится на большой скорости по гаражу! - стоял на своём Тихон.  Майор от страха дёргал Тихона за рукав, чтобы тот заткнулся, от греха подальше. Но тот не унимался. И только когда подошёл сам командующий со своим водителем, все замолчали и стали ждать приговор генерала. Но он был по-генеральски спокоен. Позвав дежурного по гаражу, выслушал доклад, как всё случилось. Затем гневно глянул на своего водителя. Стало понятно, что любимчик доложил ему о ЧП неправду. - Кто начальник автомобильной службы? - спросил генерал. Майор вытянулся по стойке смирно. - Завтра к вечеру отремонтируете? - Так точно! - выдохнул тот. Всю ночь он сам и весь взвод ремонтировали Волгу. А щёголь спокойно спал в казарме. К утру привезли из соседней части, какого-то солдата, армянина, по национальности Он был на гражданке автомоляром. Сделав своё дело, его отвезли назад, а мы, по очереди, дежурили около софитов, которыми сушили до обеда покрашенное крыло Волги. Тихон слонялся по гаражу руки в брюки и это нас всех сильно разозлило. Мы устроили ему разборку. Наконец пришёл любимчик командующего.  Мы выкатили ему блестящую, надраенную злополучную машину. Не сказав даже спасибо, он выехал к штабу и там остался. Ну, что тут сказать. Свинтус, да и только. Все выдохнули! Хотя всяких нареканий в наш адрес было ещё много. Но одной бедой в ту ночь, кажется, не обошлось. Во время установки ракеты на пусковой стол, в присутствии проверяющих генералов, лучший расчёт уронил боевую ракету. Спасло чудо. Она упала не на бетонку, а на ельник. Но эта история к нам никакого отношения не имела. Там уже получали за это другие.

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА