Опубликовано: 28 января 2014 15:02

КУЛЬТУРА ОБМАНА

«Я отношусь к людям с уважением, ко всем без исключения, но что касается людей бизнеса, то в их компании я бы не оставил свои ручные часы без присмотра».

Джон Пирпойнт Морган

 

 

Наша судьба во многом зависит от той страты нашего общества, которая заявляет, что она берёт на себя ответственность за развитие этого общества, организованного в государство. Представители этой страты нам обещают свободу, процветание, безопасность и правосудие. Мы называем эту страту элитой.

Как говорят большие социологи и политологи, термин элита происходит от латинского electus (по английски и французски elite), что означает избранный, лучший. Элита осуществляет функции управления социумом, а также выработки новых моделей (стереотипов) поведения, позволяющих социуму приспосабливаться к изменяющемуся окружению.

Но мне ближе определение, которое дал основоположник научной элитологии в России, профессор кафедры философии MГИMO, доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ Геннадий Константинович Ашин. Он считает, что термин "Элита" ведет свое происхождение от латинского eligere выбирать, несмотря на то, что в современной литературе получил широкое хождение термин от французского elite — лучший, отборный, избранный. И это справедливо, поскольку в интересах социума, чтобы элита состояла из людей, понимающих нужды этого социума и делающих для этого социума нечто полезное, выделяющее их из остальной массы и в этом смысле выбранных социумом в качестве лучших.

Вопрос здесь не терминологический, - скорее сущностный. Дело в том, что существует два основных подхода к трактовке этого феномена:

- аксиологический (ценностный), который базируется на исходном смысле понятия «элита» (то есть «лучшее»). Подразумевается, что входящие в элиту индивидуумы обладают более высокими интеллектом, талантом, способностями, компетентностью по сравнению со средними показателями конкретного социума. И, в этом смысле, профессор Ашин более правильно определяет этимологию этого термина – выбранный социумом, заслуживший этот выбор, лучший в этом смысле в социуме;

- альтиметрический, который оценивает принадлежность к элите по факту обладания индивидуумами реальной властью и влиянием без жесткой привязки к их интеллекту и морально-этическим качествам.

К сожалению, не только у нас победил подход альтиметрический, и принадлежность к элите стала, особенно у нас, по сути династийной, номенклатурной. Вопросы выбора стали неактуальными.

 

Учитывая, что элита осуществляет функции управления социумом, огромное значение имеет качество этой элиты. Основное качество элиты заключаются в её способности управлять социумом в интересах этого социума, обеспечивая ему свободу (независимость), процветание (обеспечение жизненных потребностей), безопасность (внутреннюю и внешнюю) и правосудие (справедливость). В этом смысле элита должна быть связана со своим социумом неразрывной кровной пуповиной. Она должна жить в социуме, иметь в нём семью, дом, родную кровь… Другими словами, элита должна иметь свою Родину и свой Народ, на благо которых она и работает. Элита должна быть национальной в государственном смысле слова, привязанной к государству, объединяющему социум. “Граждане мира”, не имеющие кровной привязки к своему социуму не могут обладать качествами, необходимыми для руководства социумом, в котором они не живут и ценностей которого они не понимают или не принимают.

 

Что же предлагают нам “альтиметрики”, считающие себя элитой по факту своего существования?

Прежде всего, свободу!

Какую свободу?

 

Дело в том, что бывает “свобода от” и “свобода для”.

«Свобода от» (свобода как дозволенность) - возможность действовать без ограничений. В частности, без ответственности.  Зачастую люди хотят иметь и свободу, и возможность не отвечать за свои поступки. Это есть свобода, подпитанная безответственностью. Зовётся она произволом.

«Свобода для» (свобода, как обязанность) - это существенно другое определение свободы. Оно апеллирует к сознательной социально-нравственной активности, направленной на реализацию жизненных целей и принципов, за осуществление которых личность чувствует себя персонально ответственной и которые не разобщают, а соединяют ее с другими.

Когда мы говорим о свободе, мы должны понимать, что человек рождается не свободным, а зависимым, хотя бы от своей внутренней природы, и лишь воспитание (не образование!) даёт ему предпосылки стать свободным. Будучи не ограниченной по своей сущности, свобода как раз должна предполагать этику, чтобы сделать людей неограниченно ответственными за все то, что они делают и позволяют делать другим. Именно эта неограниченная ответственность свободного человека предполагает, что воспитание обязательно начинаться с принуждения (освобождения от своей внутренней природы), но заканчиваться - свободой. Путь к свободе лежит через принуждение. Доказательством реальности двуединства - свобода-ответственность является освобождение человека, признанного невменяемым, от ответственности за свои действия, поскольку он не может отвечать за их последствия, т.к. он несвободен.

Но нам предлагают “свободу от”. Полную вседозволенность и такую же полную безответственность. Когда говорят – можно всё, что не запрещено, это означает – можно всё! Потому что законы формулирует та самая элита, которая предлагает социуму “свободу от”. Следовательно, то, что выгодно такой элите, в законе будет сформулировано так, чтобы осталась возможность обойти этот закон. Мы все свидетели этому. Мы уже устали от информации о том, как мошенники обирают стариков и детей, обрекая их на смерть. Но в статье об уголовном преследовании мошенников оставлены огромные возможности для усмотрения судьи, что чаще всего позволяет мошенникам получать условные наказания. Процедура подачи иска в суд обставлена таким образом, что человек, не имеющий приличного достатка, подать иск не сможет – его просто не примут к рассмотрению. Хотя в Конституции прокламируется судопроизводство, независимое от материального достатка истца. Такие примеры можно приводить бесконечно.

Зачем это делается?

Внедрение в сознание социума “свободы от” – лучшее оправдание вседозволенности элиты, поскольку вседозволенность каждому, с одной стороны, создаёт иллюзию справедливости, а с другой,- подразумевает выигравших и проигравших в гонке за материальными благами. Тем более, что параллельно с таким подходом к свободе в сознание социума внедряется в качестве основной цели развития достижение максимального материального потребления, ассоциированного с количеством денежных знаков на счёте в банке.

Но такой подход ведёт к криминализации социума, поскольку вседозволенность всегда имела антиобщественный характер, а вседозволенность в материальных отношениях никогда не вела к консолидации социума а, следовательно, и к его развитию.

 

Я не берусь утверждать, что речу истину в последней инстанции, но мне кажется, что корневая проблема состоит в намеренно ложном и искажённом представлении о цели развития.

Выразители дум прогрессивной, особенно международной общественности, через средства массовой информации навязали нам странную цель – деньги любой ценой. У нас даже в законах прослеживается эта замечательная цель. В нашем законе “О банках и банковской деятельности” в первой же статье зафиксировано: “Кредитная организация (т.е. банк) - юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные настоящим Федеральным законом”.

В толковом словаре русского языка Ожегова банк определяется, как “финансовое предприятие, производящее операции с вкладами, кредитами и платежами“. В толковом словаре Даля в цели работы банка входят торговля деньгами и денежными бумагами, учет векселей и перевод по ним платежей с одного места и государства в другое”. В английском Cambridge Advanced Learners Dictionary читаем: “Банк - организация, где люди и фирмы могут инвестировать или занять деньги, поменять их на иностранные деньги, и т.д.”. В английском Cambridge Business English Dictionary также: “Банк - организация, где люди и фирмы могут держать, вкладывать капитал, или занимать деньги, обменивать валюты, и т.д.”.

И лишь в американском Cambridge Academic Content Dictionary мы слышим рефрен наших родных младореформаторов: “Банк - организация, которая держит деньги, принадлежащие другим, вкладывая капитал и предоставляя его, чтобы получить больше денег”.

Вроде бы разница чисто терминологическая. Но это только на первый взгляд. Это целепологание для бизнеса – взять чужое (деньги и т.д.) для того, чтобы получить больше денег для себя!

 

Эта цель распространена на все стороны нашей жизни!

Почему у нас торгуют, мягко говоря, некондицией или травят людей? Да потому что нет цели производить, а затем продавать качественные товары. Цель другая – побольше денег! У нас слетают с болтов энерготурбины, падают самолёты потому что при их ремонте на место вышедших из строя деталей ставят некондиционные запчасти – они стоят копейки, но за них берут полновесные деньги. Смешно сказать, но наша замечательная космическая станция “Фобос-грунт”, по свидетельствам некоторых источников, упала потому, что почти половина микросхем, использованных в её конструкции, не была предназначена для работы в условиях космоса! Ведь цель – взять деньги из бюджета. Речь не идёт о том, чтобы на эти деньги что-то сделать хорошее.

У нас всё превращается в странный бизнес. Торговля детьми, торговля женщинами, торговля человеческими органами, торговля наркотиками…  Можно перечислять бесконечно. И всё это – бизнес! Мы именно потому никак не можем справиться с этими явлениями, что и для тех, кто это делает, и для большинства окружающих, свихнувшихся на добыче денег, это не преступление, а всего лишь доходный бизнес.

 

На внедрение в сознание социума “свободы от” работает большинство средств массовой информации, в том числе телевидение. Никого не хочу обидеть, но ссылки некоторых руководителей таких СМИ на разнообразие производимой ими продукции и возможность её свободного выбора больше напоминают сетования наркобаронов о том, что они не заставляют людей стать наркоманами, они просто дают им попробовать наркотик, а дальше человек выбирает сам.

Многие начинают понимать это. Раздаются призывы для защиты духовного здоровья людей создать независимый общественный канал на телевидении, правда, никак не решат вопрос с финансированием. А что проще? Установить правила игры (если я не ошибаюсь, закона о телевидении у нас всё ещё нет, всё ждём, когда у самих рекламщиков появится совесть). Освободить всё телевидение от удушающих объятий рекламы, хозяева которой напрямую диктуют, что надо показывать, а что не надо. Мало того, что вся она основана на заведомом обмане, подавляющее большинство этой рекламы настолько низкопробно, что поначалу люди при её появлении просто переключали приемники на другой канал. Теперь все основные каналы показывают её одновременно – переключай, куда хочешь, а не увернёшься. Как в известном анекдоте. Это называется свободой выбора?

 

Можно долго перечислять “замечательные достижения” нашей страны на поприще полной свободы ото всего.

Что же делать?

 

Главным ресурсом любой Державы являются не полезные ископаемые или валютные запасы, не богатства отдельных людей или возможности потребления, а качество народа. Именно люди, объединённые в народ, создают Державу, её могущество, её славу и богатство. Люди, разъединённые на отдельные индивидуумы не в состоянии создать Державу, которая будет защищать их благополучие, благосостояние и саму жизнь. Люди, рвущие друг у друга пайку дензнаков в надежде разбогатеть и, тем самым, возвыситься над другими, не в состоянии уберечь от бедствий даже лично себя, не говоря уже о каком-то пространстве, достаточном для воспроизводства жизни, вокруг себя.

В погоне за личным благополучием, понимаемом как безграничное потребление, мы часто забываем о том, что потребление как цель – тупик. Ведь потребить можно лишь то, что произведено. Это означает, что производство является первичным, а, стало быть, лишь производство может считаться целью развития. Безусловно, производство должно быть согласовано с реально необходимым для воспроизводства жизни, поскольку именно воспроизводство жизни и является той главной целью всех целей, которые преследует человечество, как единый биологический и социальный организм. Несоответствие промежуточных целей этой основной цели и ведёт к катаклизмам, с которыми сталкивается человечество. Стабилизация возможна лишь через приведение целей отдельных звеньев этого единого организма – государств или Держав – в соответствие с глобальной целью.

Это подразумевает переход с тупикового пути – развитие общества потребления, к развитию общества воспроизводства жизни. В первую очередь это возможно сделать через уже существующие организационные мировые структуры – государства или Державы.

 

Для того, чтобы использовать финансовые ресурсы для целей реального развития, первым шагом могла бы стать переориентация подходов к производству добавленной стоимости в экономике – как минимум, отказ от производства виртуальной прибыли банков и иных финансовых институтов, созданной за счёт виртуальных игр с денежными знаками и их суррогатами. Необходимо возвращение банков к выполнению их естественной роли накопителей излишних ресурсов производства в целях их вложения в развитие необходимых производственных мощностей. Биржи создавались для определения реальной стоимости произведённого продукта, а не для производства денежной массы из денежной массы, чем они занимаются сегодня – они должны вернуться к своему предназначению.

Если обобщить истоки современного кризиса – они лежат именно в искажении роли банков и бирж в структуре производства, и их превращение из посредников в производителей добавленной стоимости, которая создаётся без производства товара.

В таких условиях стремление к обществу потребления, как цели развития, вообще ведёт в никуда. Для мирового развития человечества, да и отдельного государства, цель оказывается ложной, поскольку она предполагает разделение общества на тех, кто за счёт управленческих ресурсов (властных и финансовых) сможет обеспечивать такое потребление виртуальной бумажной массы за счёт её своевременной замены на дорогие продукты (недвижимость, яхты, произведения искусства и.т.д.), и тех, кто такое потребление обеспечить не сможет – подавляющее число населения подавляющего числа стран – они останутся с “бумагой” без продукта.

 

Понимание того, что развитие ситуации идёт в направлении саморазрушения, заставляет сверхпотребляющих занимать консолидированную позицию по открывающимся перед ними рисками. Но такая консолидация возможна лишь на двух платформах: либо сохранение существующего положения за счёт индивидуализации (разобщения) действий людей, не имеющих возможностей потреблять, и сохранения у них иллюзий пробиться к такому “счастью”, либо переход к более естественному развитию производства и обеспечению потребления в целях развития воспроизводства жизни, что означает изначально рациональное потребление только произведённого, а не “надутого” богатства.

Первая платформа ведёт к взрыву. Вторая – к постепенному выправлению патовой ситуации, но она существенно разделяет паразитический, в настоящее время, бизнес (банки, страховые компании, биржи) и производственный бизнес, хотя и производители зачастую имеет свои банки, что затрудняет принятие консолидированной позиции.

Именно эти обстоятельства предполагают организующую роль государства в переходе к развитию воспроизводства жизни, как главной цели развития общества. А для этого в первую очередь необходима политическая воля наделённых соответствующими полномочиями руководителей государственных структур.

 

Мы являемся свидетелями крушения иллюзий общества потребления и активных попыток его защитников, претендующих на свою пайку от общего пирога, отвлечь людей от осознания существа происходящих событий. Либералы втягивают нас в сомнительные эксперименты и противостояния, нас призывают принять ложные ценности и цели, нам навязывают поведенческие стереотипы публичных клоунов - “светских львиц”, “звёзд в шоке” и “продвинутых интеллектуалов концептуалистов”, создающих помоечную культуру и находящих в этом смысл жизни, получая за это  немалые деньги. Нас и наших детей откровенно развращают, нас запугивают (концом света, инопланетянами, мутантами, астероидами и т.д.). Весь этот политбалаган основывается на отбрасывании и оплёвывании вековой культуры народов нашей Державы, на экзальтированном воспевании людских пороков и возникающих в больных головах некоторых либералов “шедевров” искусства от политики, к которым прилагаются обширные объяснения о том, что имел в виду автор этого “шедевра”, и перед которыми должно всем приклоняться.

Те, кто требуют свободы для проведения таких низкопробных и опасных клоунад, думают лишь о свободе дурачить и обирать поверивших им людей, свободе разъединять их для получения сверхприбылей и свободе обеспечивать для себя реальное сверхпотребление. О свободе купленных за небольшую мзду и одураченных людей речи не идёт. Эти люди нужны лишь для того, чтобы взбаламутить воду. В мутной воде легче ловить рыбу особенно тем, кто знает, где она находится, и имеет инструменты для её эффективной ловли.

 

По мнению американского социолога Джеймса Комба, “народный капитализм не мог не привести к популяризации приемов и техники бизнеса, ранее характерных только для узкого круга “титанов”, “финансистов” и “гениев” – “взаимная манипуляция и обман стали этической и процедурной нормой нашей культуры”. У лидеров экономики высокий общественный престиж - они служат обществу, создавая богатства, - и отсутствие морали, как и у карманника. Разница лишь в высоком профессионализме и количестве карманов, в которые они залезают. Каждый ищет короткий путь, возможность обойти закон в своей сфере деятельности - это увеличивает коэффициент полезного действия любого бизнеса. Юридические законы и законы морали сдерживают динамику увеличения прибыли, и бизнес в поиске самой короткой дороги идет в обход правил, законов и морали”.

У наших же “лидеров экономики” нет даже общественного престижа. Как в этой связи смотрится либерализация нашего законодательства в отношении экономических преступлений, ведущих к огромнейшим потерям в престиже этой элиты, а, следовательно, всей государственной власти?

 

До тех пор, пока мы не изменим поставленную перед нами цель – мы не выйдем из сложившегося порочного круга, ведущего к деградации России как народа, а, стало быть, и к разрушению самой Державы. Мы должны, наконец, понять, что силу любой Державы составляет её Народ, осознающий истинную цель, стоящую перед ним, и путь, ведущий к её достижению!

Поставить перед народом-социумом Державы истинную цель развития – воспроизводство жизни и сбережение народа – может лишь элита, состоящая из людей, понимающих нужды этого социума и делающих для этого социума нечто полезное, выделяющее их из остальной массы, и в этом смысле выбранных социумом в качестве лучших, связанная со своим социумом неразрывной кровной пуповиной.

Наведение порядка в стране возможно всего лишь при наличии политической воли лидеров национальной элиты и при последовательном и жёстком проведении необходимых преобразований, в том числе кадровых.

Прежде всего: возврат к естественным функциям финансового сектора экономики (цель – накапливание средств для производства и их вложение в производство), к государственному контролю в интересах производителей за ценообразующими ценами в стране (полное удовлетворение потребностей внутреннего рынка, повышение конкурентоспособности) и жёсткому ограничению действий СМИ, ведущих к развращению, а, следовательно, к снижению качества народа. Без этого мы как народ, а, следовательно, и Держава, будем деградировать.

культура искусство общество государство
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА