Опубликовано: 30 марта 2013 16:47

Олег Табаков: совесть надо выращивать

«Совесть – её же выращивать надо: в семье, начиная с самого детства», – уверен худрук МХТ им. А.П.Чехова Олег Табаков. Его коллега и друг Анатолий Смелянский как-то написал: «Он (Табаков) учится быть богатым. Каждый год в Международный день театра награждает театральных людей и просто тех, кого вспомнит его благодарная память». Премию в этом году получили драматург Людмила Петрушевская, режиссёры Кирилл Серебренников и Константин Богомолов, актёры Алексей Кравченко и Игорь Миркурбатов и старейшина театрального цеха Кира Головко. В Международный день театра Олег Табаков дал интервью газете «Аргументы и факты».

 

43 ГОДА ЗНАНИЯ

 

- Я уже слышу шепоток коллег ваших по цеху: «Кудряво живёт Олег Павлович, премии имени себя вручает. Не худрук, а олигарх!»

 

- «И воздастся ему по таланту его!» Это надо бы вспоминать интересантам! (Стучит пальцами по столу.)

 

- Зависть окружающих тяжело переживать? Особенно когда щиплют за добрые дела?

 

- Знаете, у меня с завистью очень просто случилось в жизни. Господь (или кто там у него отвечает за приём дебютантов) мне зависть – и чёрную, и белую – подверг резекции. «Ich habe keine» – как говорят немцы. Не имею!

 

- Вы-то да, не сомневаюсь!

 

- А остальными не интересуюсь! Я стал директором театра 43 года тому назад. Сперва «Современника», после МХАТа им. А.П.Чехова. И знаю немало разного о проявлениях этих свойств актёрских… Но я незлобив. Не могу сказать, что злопамятен. Но памятлив. Представляете, 43 года знания! Оно, знание, рождает печали.

 

- Печали рождает не только знание... Премий сегодня существует множество – в театре, кино, литературе. А «выхлоп»-то всё меньше: нет книг, которые бы читали запоем миллионы, нет фильмов, которые можно было бы назвать событием. Связь нарушилась между поступком и воздаянием…

 

- Нет, не нарушилась… Просто отринуты были элементарные общечеловеческие ценности, которые, видимо, освободившимся народом были восприняты как ценности чуждого им мира, строя. Какие? Честь, достоинство, сострадание, милосердие… Их отринули не в 1917-м, нет! Тогда всё удалось сохранить. И доказательство тому – война 1941-го, про которую Михаил Рощин сказал: «Будь проклята война, наш звёздный час». И в которую заповедь «человек человеку друг, товарищ и брат» была реализована, наверное, в высшей степени.

 

А вот когда в 1991-м рубль победил и премьер Павлов обобрал значительную часть населения… И самое отвратительное, что коснулось это стариков, что копили себе деньги на похороны и в одночасье их потеряли. Вот тогда, в 1991-м, всё и завертелось. Вообще для России испытание рублём – самое тяжёлое и пока не слишком успешно поддающееся умалению своих мерзостей. Но, к счастью, рубль пока не победил. Или, по крайней мере, победил не всех. Я эту битву, к примеру, не проиграл… В конечном итоге люди знают многое. И судят по поступкам. Не знаю, в курсе ли вы, но в этом театре каждый человек, у которого есть ребёнок, получает дополнительные «детские» деньги. И в «Табакерке» то же самое. А пожилые актёры имеют возможность на 15 тысяч рублей в месяц набирать лекарства, а в зарплату им эти чеки монетизируют.

 

- А зачем вам это всё, Олег Павлович? Премии, выплаты, хлопоты за актёров?

 

- Не вынуждайте меня отвечать вам по-саратовски! (Смеётся.) «Зачем?» – это вообще не вопрос. Человек пытается сохранить себя – вот и всё. Вообще как человеку человеком быть? Объясняю! Я видел такое количество добрых людей, добрых по отношению ко мне… Надо отдавать! Если остатки совести ещё наличествуют. Всё сюда упирается, уверяю вас. Нет сегодня у нас ни коммунистической идеологии, ни жёсткой морали тоталитарного общества. А есть только одно: не уходи от ответственности. Очень большая надежда у меня на тех детей, для которых на старости лет я открыл при помощи мэрии Москвы театральную школу. Для неё теперь со всей страны отбираются претенденты, чтобы оставить из них лишь 24 человека. На них у меня надежда.

 

Знаете, когда государь Александр II дал свободу крепостным, он был влюблён в молодую прелестную графиню. Эти чувства, видимо, будоражили его – свобода, свобода! А трезвый мудрец граф Михаил Лорис-Меликов говорил: «Ваше Величество, свобода наступит тогда, когда вырастет не поротое на конюшнях поколение». Выросли! Отважны, почти не знают страха, дисциплинированны, условия для них созданы человеческие – спасибо моим друзьям, богатым людям. Короче говоря, театральный олимпийский резерв.

 

УЧИТЕЛЬ? ЖИЗНЬ!

 

- Но их всего 24! А остальное «непоротое поколение» тем временем такое творит...

 

- Имеем то, что заслуживаем. Потому что большинство людей или совсем мало делает для того, чтобы было по-другому, или не делает вовсе ничего. В пьесе Антона Павловича Чехова «Дядя Ваня» есть такой отрицательный персонаж – профессор Серебряков. Перед уходом со сцены он говорит: «Дело надо делать, господа!» И зал аплодирует. Понимаете, это метафизическое понятие – совесть, её же выращивать надо: в семье, начиная с самого детства. Меня, к примеру, бабушка научила говорить «спасибо». А это одна из очень важных привычек.

 

Я ведь в военное время рос. И улицы у нас в Саратове были - о-го-го! Меня, правда, не били – я, видимо, к этому не располагал. Лишь однажды схлестнулся с товарищем по классу, по правилам, до первой кровянки... Но я многое видел. Прекрасно знаю, что такое голод. Настоящий голод. До сих пор помню, как спёр у мамы сухарь. Мама тогда болела брюшным тифом. Баба Катя приносила ей судок с бульоном и судок с крылом куры и сидела ждала, пока мама всё съест, потому что мама всё равно норовила отдать нам какие-нибудь кусочки. А тут сестра с подругой принесли из школы какие-то коржики, оставили их для мамы. А я не выдержал и тайком один стащил… Я видел, как умирают люди. Мама работала в эвакогоспитале на озере Эльтон под Сталинградом. Она брала меня с собой. Помню, как слушали, а под конец плакали лежачие раненые. Не потому, что я так уж талантливо в свои 7 или 8 лет пел песни и читал стихи. Просто они вспоминали, что и у них дома остались дети.

 

Помню, как бабушка преподала мне урок сострадания – я рассказывал уже это, но история показательная! Когда фельдмаршала Паулюса арестовали после разгрома под Сталинградом и по городам и весям России стали возить массы побеждённых немцев, то и в Саратов привезли. Выгрузили на вокзале, построили, прогнали до Волги. А это ранняя весна, река подо льдом стоит. Не на что смотреть! Когда их гнали обратно, бабушка эту колонну издалека увидела и сказала: «Иди-ка сюда!» Взяла буханку чёрного хлеба (нам тогда на четверых – мама, бабушка, я и моя сводная сестра – полагалась буханка и 50-граммовый довесок; у меня было право съедать его), разрезала её сперва пополам, потом половину – вдоль, четвертушку порезала на куски, завернула в чистую тряпицу и сказала: «Отнеси!» Не мог мой ум совладать с этим! Мой отец был в то время отрезан на Кавказе со своим санитарным поездом. Её сын, мой дядя Анатолий, был ранен. Но я взял тот хлеб и отнёс…

 

Учителя должны быть! Никак по-другому не получится. Это называется «жизненный и эмоциональный опыт». Если он у человека имеется, есть надежда, что выйдет толк.

 

- Найти бы ещё этих учителей в нашей нынешней жизни, вполне себе сытой, где люди друг через друга спокойно перешагивают.

 

- К перешагиванию - к нему склонность надо иметь. А те ребята, на которых я смотрю и которых в свою школу отбираю, – они лучшеют год от года. Вообще спасение наше в земстве. Потому что здесь, в Москве, денег очень много крутится. Трудно сопротивляться! Вы думаете, мои коллеги, которые снимаются из сериала в сериал, они не понимают, какую роль себе навязали? Понимают… А вы думаете, я не снимаюсь, потому что такой вот «бла-ароднай» или «критерий немыслимый у его»? Не знаю, если бы моя младшая дочь Машка сидела бы дома голодной, отказался бы я от таких съёмок? Не хочу ничего ни предрекать, ни кокетничать. Просто пока я, к счастью, достаточно зарабатываю на жизнь своим ремеслом.

 

Елена Сироткина   Источник

культура, искусство, театр, кино, Олег Табаков, МХТ им. А.П.Чехова, интервью
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА